Возмещение ущерба за содержание по стражей

Информационная поддержка по вопросу: "Возмещение ущерба за содержание по стражей" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Содержание

Содержащимся под стражей лицам предоставлено право на получение компенсации в денежной форме за нарушение условий их содержания, предусмотренных законодательством РФ и международными договорами РФ

Лицо, полагающее, что нарушены условия его содержания под стражей или в исправительном учреждении, может обратиться в порядке, установленном КАС РФ, в суд с административным исковым заявлением к Российской Федерации о присуждении за счет федерального бюджета компенсации за такое нарушение.

Компенсация присуждается исходя из требований заявителя с учетом фактических обстоятельств допущенных нарушений, их продолжительности и последствий и не зависит от наличия либо отсутствия вины органа государственной власти, учреждения, их должностных лиц, государственных служащих.

Присуждение компенсации за нарушение условий содержания под стражей не препятствует возмещению вреда в соответствии со статьями 1069, 1070 ГК РФ. Присуждение компенсации за нарушение условий содержания под стражей лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за нарушение условий содержания под стражей.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2020 года, но не ранее 30 дней после дня его официального опубликования.

Предусматривается, что решение суда об удовлетворении административного искового заявления в части присуждения компенсации за нарушение условий содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении исполняется в 90-дневный срок со дня его поступления на исполнение в порядке, установленном бюджетным законодательством РФ.

В течение 180 дней со дня вступления в силу настоящего Федерального закона лица, подавшие в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение условий содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении, в отношении которой не вынесено решение, могут обратиться в суд в порядке, установленном законодательством РФ, с заявлением о присуждении компенсации с указанием в нем даты обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека и номера этой жалобы.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/60291.html/

Верховный суд РФ увеличил размер компенсации за незаконное содержание под стражей

За 1 месяц незаконного содержания под стражей можно рассчитывать на компенсацию в 9 тыс. 300 руб. Такой размер компенсации за моральный вред от нахождения в местах лишения свободы поддержал Верховный суд РФ.

Однако по словам экспертов, государство занижает размеры компенсаций из-за роста числа обращающихся за ними. В практике известны случаи, когда в ответ на требование компенсации против оправданного снова возбуждали уголовное дело.

Житель г.Троицка Челябинской области Игорь Величков провел в СИЗО 2 года 8 месяцев по обвинению в убийстве, которого он не совершал. Дважды Троицкий городской суд приговаривал его к 11 годам колонии, и оба раза Челябинский областной суд приговор отменял в связи с невиновностью подсудимого.

Освободили Величкова в марте 2010г., после чего оправданный подал иск о компенсации материального и морального вреда. Материальный вред (недополученную зарплату) Величков оценил в 668 тыс. руб., моральный вред в 3 млн 500 тыс. руб. Однако Троицкий городской суд снизил сумму компенсации материального вреда до 642 тыс.руб., а сумму морального вреда — до 200 тыс. руб. Величков обжаловал решение в Челябинском областном суде и добился увеличения компенсации морального вреда до 300 тыс. руб. Оценив, что этого недостаточно, Величков подал жалобу в ВС РФ. Но ВС РФ оставил решение Челябинского областного суда без изменений.

Действующее законодательство РФ оставляет размер компенсации морального вреда на усмотрение судьи, который, согласно ГК РФ, должен «учитывать требования разумности и справедливости». Следует отметить, что Европейский суд по правам человека по аналогичным делам назначал россиянам компенсации на порядок большие, чем присудили Величкову.

В РФ за 1 год, незаконно проведенный под стражей, раньше было принято выплачивать от 250 до 400 тыс. руб., или 1 тыс. руб. за сутки. Однако в 2010г. против такой практики выступил Минфин РФ, так как счет по удовлетворенным искам пошел на тысячи, а суммам заявленных компенсаций – на сотни млрд руб. Поэтому в 2011г. суды стали занижать размеры компенсационных выплат.

Из правоприменительной практики: если уголовное дело закрыто на стадии следствия и гражданин потребует компенсацию, дело могут возбудить вновь, так как прокурорам дано задание проверять законность закрытия дел, если по ним поданы иски о компенсации морального вреда. В результате отказ от подачи иска стал частью сделки с правосудием. Известны случаи, когда подавшие иски о компенсации морального вреда снова попадали в тюрьму и приговаривались к реальному сроку.

В тоже время нередко даже ВС РФ отказывает в компенсации несправедливо осужденным. Так, в июне 2011г. кассационная коллегия ВС РФ подтвердила более раннее решение ВС РФ, отказавшего в компенсации за судебную волокиту бывшему судье Приморского суда Санкт-Петербурга Владимиру Казакову, который с 6 февраля 2007г. содержался под стражей по обвинению в убийстве и лишь 14 апреля 2010г. был оправдан и освобожден.

В апреле 2011г. кассационная коллегия ВС РФ подтвердила решение ВС РФ, согласно которому гражданину Капралову было отказано в компенсации за нарушение его права на судопроизводство в разумный срок. Капралов был осужден на 15,5 лет за убийство с разбоем, причем, разбирательство тянулось около 4 лет. Присяжные 4 раза единодушно признавали подсудимого невиновным, но эти решения отменялись, пока на 5-й раз не последовал обвинительный вердикт.

Следует отметить, что чиновник Минфина РФ, представлявший в ВС РФ интересы государства, не возражал против присуждения компенсации сообразно с практикой ЕСПЧ.

Источник: http://www.zakonia.ru/news/72/65210

Когда недоказанность – не проблема: ВС рассказал, как взыскивать ущерб

Может ли суд отказать во взыскании убытков, если не определена их точная сумма? И как ему поступить в случае, когда истец не доказал размер ущерба, а ответчик считает его завышенным? На эти вопросы ответил Верховный суд в одном из недавних дел. Несмотря на свежие разъяснения Пленума на эту тему, практику все еще нельзя назвать единообразной, поэтому определение ВС придется кстати, считают эксперты.

Если в процессе удалось доказать факт ущерба и вину его причинителя – суд не может отказать в возмещении убытков по той причине, что их точный размер неизвестен. В таком случае суд должен самостоятельно определить эту сумму – такое положение п. 12 постановления Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 г. напомнила гражданская коллегия Верховного суда в одном из недавних дел. Таким образом Верховный суд пытается привести судебную практику в соответствие нормам ГК и позиции Пленума, говорит управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. Действительно, судебную практику пока нельзя назвать единообразной, подтверждает член Ассоциации юристов России, партнер юркомпании «Озерский, Четвергов и партнеры» Игорь Озерский. По его словам, суды могут отказать в удовлетворении иска, потому что «истец не подтвердил размер причиненного ущерба» или «невозможно установить причиненный ущерб, потому что истец не представил доказательств, подтверждающих его размер».

Читайте так же:  Билеты на разрешение приобрести огнестрельное гладкоствольное оружие

Так случилось в деле Павла Мешкова*, который в итоге и дошел до ВС. Взрыв трубопровода на парковке повредил лобовое стекло, крышу и багажник его машины. Мешков заявил иск к ответственной организации «Квадра – Курская Генерация» и потребовал, в том числе 32 000 руб. компенсации затрат на ремонт и 15 350 руб. в счет цены нового лобового стекла. Стоимость ремонта истец подтвердил справкой автостанции, выданной отделу полиции. В суде авария подтвердилась, ответчик не отрицал факта причинения вреда. В то же время он считал его размер завышенным – впрочем, это заявление он никак не обосновал.

Ленинскому райсуду Курска оказалось достаточно доказательств, чтобы взыскать стоимость лобового стекла и работ, но Курский областной суд с ним не согласился. Апелляция раскритиковала справку о стоимости ремонта за неконкретность: в ней нет перечня и цены работ испорченных деталей, а также не указан износ. Поэтому этот документ не подтверждает с достоверностью размер ущерба, объясняется в определении по делу № 33-109/2017 (33-4071/2016). Поэтому апелляция присудила истцу лишь стоимость лобового стекла и его установки (2000 руб.), но отклонила требования об оплате других работ.

Активность суда и правильное бремя доказывания

Но суды не ставили под сомнение, что багажник и крыша автомобиля повреждены, отметил Верховный суд. Этого не отрицала и «Квадра – Курская генерация». Значит, факт ущерба доказан. Что касается размера убытков, их Мешков подтвердил справкой станции техобслуживания. Ответчик, в свою очередь, не доказал, что сумма в справке завышенная, излагается в определении № 39-КГ17-11. Отклонять требования в таких условиях – значит нарушать состязательность и равноправие процесса, заключила коллегия под председательством Сергея Асташова. Кроме того, по ее мнению, облсуд проигнорировал разъяснения Пленума о том, что недоказанность точного размера ущерба – это не повод отказать в иске. В этом случае суд должен выяснить точную сумму самостоятельно. С такими указаниями дело отправили обратно в апелляцию, которой придется быть активнее при новом рассмотрении дела.

Вопреки подходу Курского облсуда, чаще всего суды исходят из того, что именно ответчик должен доказать чрезмерность размера ущерба, если он высказывается против удовлетворения иска в заявленном размере, говорит управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. По ее словам, для этого подойдет заключение специалиста-оценщика или выводы судебной экспертизы, которую попросил назначить ответчик. Если же последний ведет себя пассивно, а размер ущерба вызывает у суда сомнения, то именно ему приходится занять активную роль.

Чтобы самостоятельно установить точный размер ущерба, суд может рассчитать его на основании материалов дела и других открытых данных, запросить недостающие бумаги, а может предложить заинтересованной стороне ходатайствовать о проведении экспертизы, перечисляет Озерский. Суд также вправе назначить экспертизу по своей инициативе, но такие случаи на практике очень редки, рассказывает адвокат. Во-первых, такие экспертизы оплачиваются из бюджета, а во-вторых, процесс носит состязательный характер – то есть каждая сторона по общему правилу сама должна доказывать, на что ссылается, подытоживает Озерский.

Источник: http://pravo.ru/review/view/147095/

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Читайте так же:  Ответственность за неисполнение обязательств кратко

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

Размер морального вреда за незаконное пребывание в СИЗО увеличен, определение ВС по делу № 78-КГ18-38

Каждый из нас не может быть застрахован от противоправных действий со стороны правоохранительных органов. Зачастую человека обвиняют в преступлении, которого он не совершал. Это влечет за собой незаконное содержание в СИЗО.

В такой ситуации законодательство говорит о том, что должен быть компенсирован моральный вред. Однако многим непонятно, кто должен его возмещать и в каких размерах. Определенность в этот вопрос внес Верховный Суд.

Вынося решение в бывшего заключенного, судьи применили не только положения российского законодательства, но и нормы международного права, а также практику Европейского суда по правам человека. Рассмотренное дело показательно по многим вопросам. Но обо всем по порядку.

Можно ли получить компенсацию морального вреда после оправдательного приговора: начало истории

Гражданин Зуев (фамилия изменена) три года ощущал на себе незаконное содержание под стражей. В декабре 2013 года он был выпущен на свободу. А два месяца спустя присяжными в отношении человека был вынесен оправдательный приговор с правом на реабилитацию.

Зуев справедливо посчитал, что ему вследствие незаконного уголовного преследования нанесен моральный ущерб. Он выражался в невозможности видится с родными и содержать их, вести полноценную семейную жизнь. Кроме того, гражданин настаивал на том, что утратили силу все его прежние социальные связи.

В результате потерпевший подготовил иск к Министерству финансов о взыскании морального вреда за счет государственной казны. Свои страдания Зуев оценил в 2 миллиона 333 тыс. рублей из расчета 2 тысячи за каждый день пребывания в СИЗО.

При этом такая сумма обосновывалась истцом с учетом многочисленной практики. Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Эти прецеденты сыграют свою роль в итоговом судебном решении.

Ход судебного разбирательства

Итак, вначале по первой инстанции дело рассматривал Петроградский районный суд Санкт-Петербурга. Своим решением от 12.04.2017 г. он удовлетворил иск частично и постановил взыскать с российского Минфина в пользу Зуева моральный ущерб в размере 150 000 рублей.

Санкт-Петербургский городской суд 31 августа 2017 года вынес апелляционное определение, по которому первоначальное решение оставлено в силе. Обосновывая определенную ранее сумму морального ущерба, первая и апелляционная инстанция исходили из следующего.

Действительно, имел место компенсировать моральный вред за незаконное уголовное преследование. Но, по мнению судей, душевные страдания истца были лишь ограничены невозможностью посещать родственников, которые требовали постоянного ухода и содержания.

При этом суды не взяли во внимания доводы Зуева в части утраты социальных связей, невозможности вести семейную жизнь ввиду их недоказанности. Кроме того, была принята степень тяжести преступления, в совершении которого обвинялся истец.

Зуева такое содержание решений не устроило, и он подал кассационную жалобу. В итоге Верховный Суд РФ встал на его сторону. Спор был рассмотрено по существу и определением от 14.10.2018 г. по делу № 78-КГ18-38 исковые требования полностью удовлетворены.

На что обратил внимание Верховный Суд

Мотивируя собственное определение, кассационная инстанция указала на ряд нарушений, которые были допущены на предыдущих стадиях рассмотрения дела.

Так, коллегия судей сделала акцент на ст. 8 международной Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику ЕСПЧ.

В соответствии с изложенными документами под семейной жизнью стоит понимать не только наличие брака как такового, но и общепринятые отношения между родственниками. Суды предыдущих инстанций эти положения не учли.

Существенные обстоятельства, повлиявшие на решение судебной коллегии

Между тем, материалами дело установлено, что Зуев осуществлял заботу над пожилыми нетрудоспособными родителями. Кроме того, он материально помогал проживающему вместе с ними племяннику студенту.

Поэтому незаконное помещение истца под стражу лишила его возможности общаться с близкими, оказывать им помощь, другие виды поддержки и заботы. Суды этот момент при определении степени душевных страданий не учли, что является нарушением.

А также судами не было учтено, что в период нахождения в СИЗО Зуев получил несколько хронических заболеваний. После же выхода на свободу пострадавший гражданин был вынужден проходить длительное лечение, что способствовало нравственным переживаниям.

Верховный Суд указал, что не была взята во внимание личность истца. До заключения под стражу Зуев не обвинялся в совершенных преступлениях и уголовном преследовании. Поэтому помещение его в СИЗО и длительное нахождение там, подтолкнуло к психической травме.

В иске наличие морального вреда Зуев обосновывал ненадлежащими условиями содержания под стражей. В качестве обоснования доводов в этой части были приведены несколько решений ЕСПЧ по аналогичной категории дел. Однако суды их во внимание не взяли, что также не согласуется с процессуальными правилами.

В итоге Верховный Суд отменил все предыдущие судебные акты и принял новое решение. Он постановил удовлетворить требования Зуева к Министерству финансов РФ в полном объеме.

Ситуация с возмещением морального вреда при оправдательном приговоре меняется

Проанализированное определение Верховного Суда показательно во многих отношениях. Оно может стать толчком для вынесения справедливых решений в отношении граждан, которые незаконно были помещены в следственный изолятор.

Читайте так же:  Организация профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних

Из определения Верховного Суда можно вывести основные доводы, по которым обосновывается сумма взыскиваемой компенсации.

  1. Утрата родственных отношений.
  2. Длительное содержание в ненадлежащих условиях.
  3. Приобретение в СИЗО заболеваний, включая и хронические.

Дела, подобные случаю с Зуевым, довольно редкое явление в российской судебной практике. Связано это с низким числом оправдательных приговоров. Кроме того, часто люди после выхода из СИЗО, просто не имеют сил для борьбы с государством за компенсацию морального ущерба.

А зря, свои конституционные права нужно отстаивать до конца, пример тому история, описанная в этой статье.

Автор: Олег Росляков, источник advokat-msk24.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Об авторе

Высшее юридическое образование. Опыт работы более 18 лет. Консультант проекта Адвокат МСК24. Занимается вопросами, связанными с судебными разбирательствами, правонарушениями, находящимися в юрисдикции ОВД и прокуратуры.

Источник: http://advokat-msk24.ru/praktika/kompensatsiya-moralnogo-vreda-za-nezakonnoe-soderzhanie-v-sizo.html

Принят закон о компенсации за нарушения условий содержания под стражей

17 декабря Госдума приняла в третьем чтении закон (законопроект № 711788-7), которым вносятся изменения в Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также в УИК и КАС РФ. Документом установлено, что лица, находящиеся в местах содержания под стражей (учреждениях УИС), имеют право на получение компенсации за нарушения условий содержания на основании судебного решения.

Согласно закону присуждение компенсации за нарушение условий содержания в изоляторе или исправительном учреждении не является препятствием для возмещения вреда в соответствии со ст. 1069 и 1070 ГК РФ. При этом присуждение такой компенсации лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за несоответствующие условия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отмечается, что решение суда в части удовлетворения требования о присуждении компенсации за нарушение условий содержания под стражей, в том числе в исправительном учреждении, подлежит немедленному исполнению.

При этом обязанность опровержения доводов заявителя по существу возлагается на российские компетентные органы. Выплата компенсации будет производиться вне зависимости от вины федерального органа исполнительной власти, учреждения и их должностных лиц, на которых в соответствии с законодательством РФ возложены обязанности по обеспечению надлежащих условий содержания под стражей.

В течение 180 дней со дня вступления в силу данного закона лицо, направившее в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение условий содержания под стражей, в отношении которой не вынесено решение по вопросу приемлемости или по существу дела либо вынесено решение о неприемлемости ввиду неисчерпания национальных средств правовой защиты в связи с вступлением в силу настоящего закона, может обратиться в российский суд с заявлением о присуждении компенсации. В заявлении должны быть указаны дата обращения с жалобой в ЕСПЧ и ее номер.

Комментируя «АГ» принятый закон, юрист Надежда Раднаева указала, что данный документ был принят в результате влияния многолетней практики ЕСПЧ и, очевидно, – для снижения потока жалоб в Европейский Суд. По ее мнению, принципиальным является вопрос о том, как закон будет работать.

«Эффективность закона ставит под сомнение тот факт, что ничего не изменилось в механизме доказывания ненадлежащих условий содержания. Не секрет, что человек, заключенный под стражу, находится в полной зависимости от сотрудников администрации СИЗО или колонии. Рычагов давления на него с целью отказа от иска у них достаточно: дисциплинарное взыскание, угроза непредоставления свидания с родственниками, посылок и пр.», – пояснила Надежда Раднаева.

Эксперт также отметила, что практика российских судов показывает неэффективность такого средства правовой защиты. При этом она подчеркнула, что согласно практике обращений в ЕСПЧ российские органы власти, пытаясь доказать факт надлежащих условий содержания под стражей, используют все доступные им средства, вводя Суд в заблуждение. «Например, нам известен случай, когда сотрудники колоний в рамках коммуникации дела в ЕСПЧ представили фотографии отряда колонии, откуда предварительно вынесли половину двухъярусных кроватей, чтобы доказать соблюдение нормы жилой площади, приходящейся на одного осужденного», – добавила Надежда Раднаева.

«Законодатель говорит, что бремя доказывания будет возлагаться не на лицо, содержащееся под стражей, а на органы государственной власти. Сомнений нет, что сотрудники учреждений будут использовать все свои возможности для доказывания отсутствия факта нарушения. Вопрос в том, что сможет противопоставить им заключенное под стражу лицо? Очевидно, что властям следует сосредоточиться, прежде всего, на решении системной и комплексной проблемы ненадлежащих условий содержания в СИЗО и колониях», – резюмировала она.

Руководитель юридической службы «Апология протеста» Алексей Глухов отметил, что из всех способов по исправлению ситуации власти выбрали «наиболее отвратительный». «Вместо того, чтобы исправить ситуацию в исправительных учреждениях и местах содержания под стражей, власти решили выплачивать компенсации», – пояснил он.

Алексей Глухов считает, что наиболее сложным аспектом является вопрос правоприменения. «Власти настаивают на том, что больше не надо выплачивать крупные компенсации, как устанавливал ЕСПЧ, и приравнивают размер компенсации к своим односторонним декларациям, которых в последнее время было много», – подчеркнул эксперт. Он указал, что государство признавало нарушение прав лиц, находящихся под стражей, и предлагало заключить мировое соглашение с компенсацией в 2000–3000 евро. Эти суммы, по мнению Алексея Глухова, и будут назначаться российскими судами.

«Более того, с точки зрения правоприменения все нерассмотренные на сегодняшний день дела, как и новые обращения в ЕСПЧ, будут возвращаться в Россию для исчерпания национальных средств защиты», – отметил он. В заключение эксперт выразил надежду, что размеры компенсации будут не такими «мизерными», как присуждаемые за длительное неисполнение судебных решений.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/prinyat-zakon-o-kompensatsii-za-narusheniya-usloviy-soderzhaniya-pod-strazhey/

Суд взыскал компенсацию морального вреда в 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование

Свердловский районный суд г. Перми изготовил мотивированное решение, которым 3 октября взыскал в пользу оправданного компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование.

Как указано в решении (имеется в распоряжении «АГ»), 17 ноября 2016 г. старшим следователем ОРП ОП № 1 СУ УМВД по г. Сыктывкару было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. На следующий день старшим следователем ОРП ОП № 2 СУ УМВД по г. Сыктывкару было возбуждено аналогичное уголовное дело. В последующем они были соединены в одно производство.

20 ноября того же года по подозрению в совершении преступлений был задержан Никита Дёмин. На следующий день ему предъявили обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК, и допросили в качестве обвиняемого, однако от дачи показаний он отказался. Мужчине была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. В дальнейшем срок стражи неоднократно продлевался до дня вынесения приговора – 15 января 2018 г., когда Дёмин был оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений с правом на реабилитацию. Апелляция оставила приговор в силе.

Читайте так же:  Имя полное товарищество

В этой связи Никита Дёмин обратился в Свердловский районный суд г. Перми с иском к Минфину РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Коми, Управлению МВД по г. Сыктывкару, прокуратуре РК, Минфину РФ и МВД России о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации.

В исковом заявлении, как отмечается в решении суда, указывалось, что в результате необоснованного преследования истцу был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий: он ощущал беззащитность перед госорганами, усомнился в действенности Конституции и законов на территории РФ. Каждое продление сроков содержания под стражей добавляло ему переживаний, а также приносило дополнительные расходы на услуги защитника. Истец также добавил, что длительность предварительного следствия по уголовному делу держала его в постоянном напряжении. Кроме того, супруга Дёмина осталась с малолетним ребенком без средств к существованию.

Резюмируя, истец подчеркнул, что все обстоятельства в совокупности оказали негативное воздействие на его физическое и эмоциональное состояние, он впал в депрессию. Так как его здоровью был причинен непоправимый вред, он нуждается в лечении и медицинской реабилитации.

В итоге Никита Дёмин попросил взыскать с ответчиков 50 млн руб. в качестве компенсации морального вреда и возложить обязанность по исполнению решения о выплате на Минфин России.

Суд, исследовав материалы дела, сослался на п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», в соответствии с которым при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации, а также требования разумности и справедливости.

Он также сослался на п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указывается, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Суд отметил, что в приговоре имеется выписка из амбулаторной карты истца, согласно которой в период с 9 июня по 5 июля 2018 г. он находился на амбулаторном лечении. Там же указано, что Дёмин болел с детства, а после заключения в СИЗО состояние его здоровья ухудшилось.

В решении также отмечается, что согласно письму республиканского УФСИН России от 29 марта 2018 г. Дёмин 12 февраля обращался с заявлением о нарушении его прав во время содержания в СИЗО. В ходе проверки было установлено, что в отношении истца допускались нарушения требований ст. 33 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, за что должностные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности. Кроме того, находясь в СИЗО, Дёмин направил свыше 10 обращений в различные инстанции, при этом фактов неотправки почтовой корреспонденции не установлено.

Суд отметил, что незаконное уголовное преследование гражданина умаляет широкий круг его прав и гарантий, предусмотренных Конституцией. Лицо, подвергшееся незаконному уголовному преследованию, безусловно, испытывает нравственные страдания, в связи с чем факт причинения ему морального вреда предполагается.

Определяя размер компенсации, суд учел тяжесть преступлений, в которых обвинялся Дёмин, а также то, что он ранее не привлекался к уголовной ответственности, обстоятельства и продолжительность уголовного преследования, индивидуальные особенности и данные о личности, а также характер причиненных ему нравственных страданий.

В итоге суд взыскал с Минфина России в пользу Дёмина компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., посчитав, что данная сумма отвечает критериям разумности и справедливости.

В комментарии «АГ» адвокат АП Пермского края Александр Березин, представляющий интересы истца, сообщил, что его доверитель намерен подать апелляционную жалобу, поскольку считает, что взысканная сумма не соответствует размеру причиненного морального вреда. Адвокат подчеркнул, что Европейский Суд по правам человека в аналогичных делах присуждает большие суммы (см., например, Постановление по делу «Самошенков и Строков против России»). При этом он добавил, что Минфин также планирует обжаловать данное решение.

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов, комментируя по просьбе «АГ» данное решение суда, посчитал, что в целом по качеству мотивировки он принципиально не отличается от других решений по аналогичным делам. По его мнению, если не брать в расчет обширное цитирование нормативной базы и позиций сторон, приведенное судом обоснование присужденной суммы компенсации свелось к трем предложениям общего характера.

Максим Никонов добавил, что присужденная сумма компенсации по российским меркам считается большой. Например, в Определении от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38 Верховный Суд РФ указал, что расчет компенсации реабилитированному, исходя из «цены» одного «стражного» дня в 2000 руб., является разумным. «Если пересчитать размер компенсации, присужденный Свердловским районным судом г. Перми, с учетом общего количества дней, проведенных обвиняемым под стражей, получится чуть больше 3325 руб. за день», – заметил адвокат.

«Сложно сказать, существует ли в целом тенденция к существенному увеличению размеров компенсаций реабилитированным, но те примеры, которые становятся публичными, по крайней мере, обнадеживают», – резюмировал Максим Никонов.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/sud-vzyskal-kompensatsiyu-moralnogo-vreda-v-1-4-mln-rub-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

Вправе ли я рассчитывать на компенсацию морального вреда за незаконное взятие по стражу на 5 мес.

В 2008 г был взят под стражу по подозрению в грабеже со 161 ч 2, просидел в Бутырке 5 мес и тк был невиновен, был отпущен, но не по оправдательному приговору, а под подписку о не выезде! По сути сейчас должен находиться в розыске тк несколько раз менял прописку и место жительства! Вправе ли я рассчитывать на компенсацию морального вреда за незаконное взятие по стражу на 5 мес.

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Читайте так же:  Исковое заявление в суд после претензии

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Что мне делать что бы получить компенсацию и какова вероятность выплаты оной?

В соответствии с законодательством, если установлена Ваша непричастность к преступлени и уголовное преследование в отношении Вас прекращено, Вы имеете право на реабилитацию. Для этого Вы можете обратиться с иском в суд общей юрисдикции. Помимо компенсации морального вреда, Вы можете потребовать компенсации имущественного ущерба.

Статья 135. Возмещение имущественного вреда

1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;

2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;

3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;

5) иных расходов.

2. В течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения копии документов, указанных в части первой статьи 134 настоящего Кодекса, и извещения о порядке возмещения вреда реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по месту жительства реабилитированного, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор, либо в суд по месту жительства реабилитированного.

3. Требование о возмещении имущественного вреда может быть заявлено законным представителем реабилитированного.

4. Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции.

5. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 настоящего Кодекса для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

6. Копия постановления вручается или направляется реабилитированному, а в случае его смерти — лицам, указанным в части второй статьи 134 настоящего Кодекса.

Источник: http://www.9111.ru/questions/12622572/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд (ВС) РФ поддержал автомобилистов в спорах с компаниями, которые несут ответственность за состояние дорог: высшая инстанция разъяснила, что причинённый машинам ущерб из-за некачественного покрытия трасс должны возмещать как раз эти организации. Также именно на них возлагается обязанность доказывать, что водитель действовал намеренно либо проявил грубую неосторожность при происшествиях, связанных с состоянием дорог, поясняет ВС РФ.

Ущерб от ям и выбоин

В обзоре судебной практики суд ссылается на иск автомобилиста, попавшего в выбоину на проезжей части дороги, что привело к значительным механическим повреждениям автомобиля. Водитель обратился в суд с иском к управлению автомобильных дорог о возмещении ущерба, сославшись на то, что ответчик в нарушение требований закона не обеспечил безопасность дорожного движения на трассе.

Однако суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали.

В частности, апелляционная инстанция сослалась на статью 1083 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не подлежит возмещению вред, возникший вследствие умысла потерпевшего. Также она регламентирует, что если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то размер компенсации должен быть уменьшен.

При этом суд возложил обязанность на водителя доказывать, что он ненамеренно попал в дорожную выбоину или вел себя за рулём с грубой неосторожностью из-за чего и угодил в яму.

Верховный суд РФ с таким взглядом на подобные ситуации категорически не согласился.

Высшая инстанция напоминает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 ГК РФ). Лицо, причинившее вред, освобождается от выплаты компенсации, если докажет, что ущерб причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ).

В спорном случае апелляционная инстанция установила, что дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца и, соответственно, причинение ущерба возникло в связи с наездом машины на выбоину в дорожном покрытии с размерами, превышающими предельно допустимые: длина повреждения составляет 15,3 м, ширина — 1,8 м, глубина — 0,26 м.

При этом ГОСТ устанавливает, что покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин и иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью, а предельные размеры ям составляют по длине 15 см, по ширине — 60 см, по глубине — 5 см.

В рассматриваемом деле инспектор ДПС установил нарушение требований ГОСТ: он составил схему места происшествия с указанием повреждения покрытия и приложил к материалам фотографию выбоины.

Также управление автомобильных дорог признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статье 12.34 КоАП РФ, и ему назначено административное взыскание в виде административного штрафа. Данное постановление ответчиком не обжаловалось и вступило в законную силу.

«Указанные факты были установлены судом и свидетельствуют о ненадлежащем содержании дороги ответчиком.

Таким образом, суд второй инстанции установил наличие всех обстоятельств, совокупность которых предполагает возложение на ответчика обязанности возместить причиненный вред истцу», — считает ВС.

Между тем суд почему-то решил применить статью 1083 ГК РФ для отказа во взыскании ущерба. По нормам этой статьи, если потерпевший действовал умышленно, то возмещение ему ущерба не положено.

При этом по смыслу приведенной правовой нормы, обязанность по доказыванию в действиях потерпевшего умысла или грубой неосторожности, содействовавших возникновению или уменьшению ущерба, возлагается на причинителя вреда. В данном деле — на управление автомобильных дорог.

Однако в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ суд возложил обязанность доказать отсутствие виновных действий на истца, чем было допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое повлияло на исход дела, и без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, отмечает ВС РФ.

В связи с чем судебная коллегия отменила решение суда и отправила дело на новое рассмотрение в апелляционной инстанции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27004/

Возмещение ущерба за содержание по стражей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here