Возмещение морального вреда военнослужащим

Информационная поддержка по вопросу: "Возмещение морального вреда военнослужащим" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Содержание

Статья 8. Возмещение ущерба военнослужащими

Статья 8. Возмещение ущерба военнослужащими

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 8 настоящего Федерального закона

ГАРАНТ:

Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2001 г. часть первая пункта 1 статьи 8 настоящего Федерального закона признана не противоречащей Конституции РФ

1. Возмещение ущерба, размер которого не превышает одного оклада месячного денежного содержания военнослужащего и одной месячной надбавки за выслугу лет, производится по приказу командира (начальника) воинской части путем удержаний из денежного довольствия военнослужащего, причинившего ущерб.

Приказ о возмещении ущерба, причиненного командиром (начальником) воинской части, издается вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части.

Вопрос о возмещении ущерба, размер которого превышает один оклад месячного денежного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет, решается судом по иску командира (начальника) воинской части. Иск о возмещении ущерба, причиненного командиром (начальником) воинской части, предъявляется вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ в пункт 2 статьи 8 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2007 года

2. Приказ соответствующего командира (начальника) воинской части о возмещении ущерба должен быть издан в двухнедельный срок со дня окончания административного расследования или принятия соответствующим командиром (начальником) решения по результатам рассмотрения материалов о дисциплинарном проступке либо поступления решения суда или материалов ревизии, проверки, дознания, следствия, объявлен военнослужащему под роспись и обращен к исполнению по истечении семи дней после объявления его военнослужащему.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В случае, если приказ о возмещении ущерба не издан в двухнедельный срок, вопрос о привлечении военнослужащего к материальной ответственности решается судом по иску соответствующего командира (начальника) воинской части.

3. Военнослужащие, проходящие военную службу за пределами Российской Федерации, возмещают причиненный ущерб в валюте страны пребывания. В случае невозможности возмещения ущерба в валюте страны пребывания (в том числе в случае убытия военнослужащего на территорию Российской Федерации) ущерб возмещается в рублях в пересчете по официальному курсу валюты, установленному Центральным банком Российской Федерации на день обнаружения ущерба.

4. Приказ командира (начальника) воинской части о возмещении ущерба может быть обжалован военнослужащим вышестоящему командиру (начальнику) и (или) в суд. Обжалование приказа о возмещении ущерба не приостанавливает удержаний денежных средств из денежного довольствия военнослужащего. При отмене приказа о возмещении ущерба удержанные денежные средства возвращаются военнослужащему.

ГАРАНТ:

Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2016 г. N 22-П взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 настоящего Федерального закона признаны:

— соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный им имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, в случае совершения преступления, предусмотренного уголовным законодательством РФ, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, и не препятствуют при отсутствии такого приговора принятию в пределах срока, определенного пунктом 4 статьи 3 настоящего Федерального закона, решения о взыскании с военнослужащего причиненного им ущерба в ограниченном либо — при наличии иных перечисленных в его статье 5 оснований — в полном размере при условии установления в надлежащей процедуре юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для привлечения этого лица к соответствующему виду материальной ответственности;

— не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — допускают возможность привлечения военнослужащего, уголовное дело в отношении которого прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, вследствие установления в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством РФ (и тем самым — фактического признания его виновным в совершении преступления), иным, отличным от вынесенного в процедуре уголовного судопроизводства приговора суда, правоприменительным решением, включая постановление суда, принятое в рамках гражданского судопроизводства на основании содержащихся в акте органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела сведений о фактических обстоятельствах деяния и его выводов относительно совершения этого деяния данным лицом

5. Возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб.

6. Военнослужащий может добровольно полностью или частично возместить причиненный ущерб в денежной форме.

7. Удержания из денежного довольствия военнослужащего по решению суда производятся на основании выданного судом исполнительного листа.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 4 июня 2014 г. N 145-ФЗ в пункт 8 статьи 8 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2017 г.

8. Разница между размером причиненного ущерба и определенным приказом командира (начальника) воинской части или решением суда размером удержаний из денежного довольствия военнослужащего относится за счет средств, выделенных из федерального бюджета соответствующему федеральному органу исполнительной власти (федеральному государственному органу), в ведении которого находится воинская часть, решением командира (начальника) в пределах предоставленных ему прав.

Источник: http://base.garant.ru/180688/31de5683116b8d79b08fa2d768e33df6/

Определение Московского областного суда от 14.03.2005 по делу N 878 Дело по иску о возмещение вреда по случаю потери кормильца, компенсации морального вреда возвращено в суд на новое рассмотрение, поскольку страхование жизни и здоровья военнослужащих — это дополнительная гарантия восстановления имущественных прав военнослужащих и их семей, так как предметом договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих является жизнь и здоровье военнослужащих, а не риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни и здоровью.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

от 14 марта 2005 г.

Судья: Сакаль Е.С. Дело N 878“

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Беленкова В.И.,

судей Фоминой Н.И.,

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо “. к Министерству финансов Российской Федерации. “ имеется в виду “. к Министерству обороны Российской Федерации. “.

рассмотрев в заседании 14 марта 2005 года кассационную жалобу Б. и кассационное представление прокурора на решение Одинцовского городского суда Московской области от 22 ноября 2004 года по делу по иску Б., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей Б.П. и Б.Е. к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении вреда по случаю потери кормильца,компенсации морального вреда, заслушав доклад судьи Фоминой Н.И., объяснения Б. и ее представителя по дов. С., заключение пом. Мособлпрокурора Тришиной В.В., поддержавшей протест прокурора и полагавшей, что решение суда подлежит отмене в части возмещения материального вреда,

Б., действуя в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей Б.П., 12.07.1995 года рождения, и Б.Е., 17.11.1999 г. рождения, обратилась в суд с иском к Министерству обороны о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца в соответствии со ст. 1068 ГК РФ, и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что

ее муж Б.Д., старший лейтенант Вооруженных Сил РФ, погиб при исполнении военной службы 22 мая 2001 года при авиакатастрофе самолета. Просит взыскать в ее пользу и пользу каждого ребенка в возмещение вреда в связи со смертью кормильца единовременную сумму в размере 39158 руб. 28 коп., ежемесячные выплаты в размере 1087 руб. 73 коп., компенсацию морального вреда в сумме 600000 каждому.

Читайте так же:  Надо ли детям делать загранпаспорт

Представитель ответчика возражал.

Представитель 3-го лица войсковой части 52806 с иском не согласен.

Решением суда иск удовлетворен частично. С Министерства обороны РФ взыскана в пользу Б. и детей Б.П. и Б.Е. компенсация морального вреда в сумме 100000 рубле, в остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе Б. просит решение суда в части отказа в удовлетворении ее иска о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, отменить как незаконное, в части компенсации морального вреда решение изменить, увеличив размер компенсации морального вреда.

В кассационном протесте прокурора просит решение суда отменить как незаконное, указывая на то, что суд неправильно применил норму материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, поскольку суд неправильно истолковал закон, подлежащий применению.

Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни и здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается

по правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Как видно из специального Закона РФ “О статусе военнослужащих“, данный Закон предусматривает выплату единовременных пособий в связи со смертью военнослужащего в большем размере, т.е. устанавливает более высокий размер ответственности. Вместе с тем этот же Закон вовсе не предусматривает выплату ежемесячных платежей в возмещение вреда, причиненного смертью или увечьем военнослужащего, компенсацию морального вреда. Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о том, что выплата единовременного пособия в любом размере не может привести к лишению потерпевшего права на получение возмещения в виде ежемесячных платежей.

Отказывая в иске о возмещении вреда в связи со смертью кормильца, суд указал на то, что истице как вдове и несовершеннолетним детям погибшего в счет возмещения вреда в соответствии со ст. ст. 16 и 18 специального Закона для военнослужащих ФЗ “О статусе военнослужащих“ выплачено каждому страховое возмещение в виде месячного денежного содержания военнослужащего, единовременное пособие в размере 120 окладов денежного содержания в соответствии со специальным Законом РФ “О статусе военнослужащих“, а также назначена пенсия на истицу и на детей по случаю потери кормильца, что факт данных выплат (пособий, страховки и пенсии) является возмещением вреда, причиненным истице с детьми гибелью мужа и отца в полном

Однако, какие конкретно выплаты и в каком размере выплачиваются истице и ее детям, суд не установил.

Разрешая спор, суд не учел, что страхование жизни и здоровья военнослужащих — это дополнительная гарантия восстановления имущественных прав военнослужащих и их семей, т.к. предметом договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих является жизнь и здоровье военнослужащих, а не риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни и здоровью.

Согласно ст. 1089 ГК РФ при определении размера возмещения вреда в связи со смертью кормильца пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, в счет возмещения им вреда не засчитываются.

Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2002 г. N 17-П по делу о проверке конституционности положений норм Закона РФ “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих. “ в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с рассматриваемым Федеральным законом, — наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов (статья 1084 ГК РФ, статья 29 Закона РФ “О милиции“ и др.), входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального

и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.

Истица просит о возмещении вреда в связи со смертью кормильца в порядке, предусмотренном главой 59 ГК РФ, регулирующей правоотношения по возмещению вреда, основанием для возникновения ответственности за причинение вреда является факт причинения вреда и наличие вины.

Согласно п. 2 ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. Вместе с тем ст. 1084 ГК РФ допускает отступления от норм, содержащихся в главе 59 ГК РФ, в случае если законом или договором предусмотрен более высокий размер ответственности.

В соответствии со ст. 1089 ГК РФ лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.

Закон РФ “О статусе военнослужащих“ не предусматривает такой вид возмещения, что указывает истица, ущемляет их интересы и полагает, что применению в данном случае наряду со специальным законом подлежит применению норма ГК РФ.

Разрешая спор, суд указал на невозможность применения норм ГК РФ при возмещении истице вреда в связи со смертью кормильца, поскольку подлежит применению специальный закон, предусматривающий повышенную ответственность.

При этом же взыскивает компенсацию морального вреда, руководствуясь нормами главы 59

ГК РФ (1099 — 1101).

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным и подлежит отмене.

Поскольку недостатки, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, исправить судом кассационной инстанции невозможно, т.к. необходимо выяснить юридически значимые для дела обстоятельства, какие выплаты производятся истице с детьми в связи со смертью кормильца, судебная коллегия полагает, что дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, правильно определить юридически значимые для дела обстоятельства, закон, подлежащий применению, дав надлежащую оценку доказательствам в их совокупности, разрешить спор согласно закону.

На основании изложенного, руководствуясь абз. 2 п. 1 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Одинцовского городского суда Московской области от 22 ноября 2004 года отменить и дело возвратить в тот же городской суд на новое рассмотрение.

Источник: http://resheniya-sudov.ru/2007/45834/

Возмещение ущерба. Моральный вред

Поскольку выплата воинской частью единовременного пособия в связи со смертью военнослужащего, установленного п. 2 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», не является материальным ущербом, причиненным преступлением, иск части о взыскании суммы пособия с виновного в совершении преступления в соответствии со ст. 29 УПК РСФСР совместно с уголовным делом рассмотрению не подлежит
Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Поскольку выплата воинской частью единовременного пособия в связи со смертью военнослужащего, установленного п. 2 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», не является материальным ущербом, причиненным преступлением, иск части о взыскании суммы пособия с виновного в совершении преступления в соответствии со ст. 29 УПК РСФСР совместно с уголовным делом рассмотрению не подлежит, от 14.12.2000 г.

Обязательным условием наступления ответственности должностных лиц за причиненный моральный вред является наличие вины в их действиях
Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Обязательным условием наступления ответственности должностных лиц за причиненный моральный вред является наличие вины в их действиях, от 10.9.1998 г., № 2н-275/98

Несвоевременное изъятие из личного дела офицера решения товарищеского суда чести признано неправомерным и явилось основанием для взыскания с командования компенсации за моральный вред
Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Несвоевременное изъятие из личного дела офицера решения товарищеского суда чести признано неправомерным и явилось основанием для взыскания с командования компенсации за моральный вред, от 14.4.1998 г., № 4н-22/98

Вывод суда о том, что возмещение морального вреда не предусмотрено в сфере военно-служебных отношений, не основан на законе
Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Вывод суда о том, что возмещение морального вреда не предусмотрено в сфере военно-служебных отношений, не основан на законе, от 4.4.1995 г., № 6н-16/95

Заявленные истцом требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и компенсации морального вреда взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме
Определение, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Заявленные истцом требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и компенсации морального вреда взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме, от 1996 г., № 56-В96 пр-13

Читайте так же:  Организация деятельности комиссии по делам несовершеннолетних

Ошибочное представление командиром воинской части военнослужащей к досрочному увольнению повлекло причинение ей морального вреда, так как, будучи необоснованно уволенной в запас, она продолжительное время добивалась восстановления своих прав
Определение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, Ошибочное представление командиром воинской части военнослужащей к досрочному увольнению повлекло причинение ей морального вреда, так как, будучи необоснованно уволенной в запас, она продолжительное время добивалась восстановления своих прав, от 30.11.2000 г., № 4н-306/00

Суд гарнизона обоснованно усмотрел в действиях должностных лиц вину в причинении морального вреда заявителю и, с учетом обстоятельств происшедшего, степени и характера причиненного вреда, частично удовлетворил его требования о компенсации морального вреда
Определение, Суд гарнизона обоснованно усмотрел в действиях должностных лиц вину в причинении морального вреда заявителю и, с учетом обстоятельств происшедшего, степени и характера причиненного вреда, частично удовлетворил его требования о компенсации морального вреда, от 29.11.1996 г., № К-244/Г

Источник: http://voenprav.ru/tree-55.htm

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Определение ВС РФ № 82-КГ17-1 // Компенсация морального вреда с Министерства обороны РФ

Ознакомился с удивительным определением ВС РФ по делу Миллера к Минобороне о компенсации морального вреда

Видео (кликните для воспроизведения).

Военнослужащий Миллер проходил в 2011 году срочную службу в армии, где во время занятия физической подготовкой упал с турника и получил тяжелое увечье. Он был уволен со службы в связи с военной травмой. Через 4 года заявил в суд требования о компенсации морального вреда к Минобороны РФ. Суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Минобороны компенсацию в размере 500 000 руб. Минобороны обжаловало эти судебные акты в ВС РФ, который всё отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав на то, что:

1. По общему правилу необходимыми условиями для возложения обязанности по компенсации морального вреда являются: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда (л. 7 определения)

2. Судебные инстанции, указав на наличие вины и противоправного поведения должностных лиц войсковой части, послуживших причиной получения военнослужащим Миллером Э.Т. травмы, не определили и не установили юридически значимые для дела обстоятельства, а именно: в чем заключается вина и противоправность поведения должностных лиц войсковой части, какие доказательства это подтверждают (л.9 определения).

3. Суды не дали оценки постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 22 октября 2011 г., в котором прямо указано, что командир свои должностные обязанности по безопасности военной службы и предотвращению гибели и травматизма военнослужащих выполнил в полном объеме, а военнослужащий самостоятельно забрался на турник, с которого упал (л. 10 определения);

4. Суды в нарушение пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства,
регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда
жизни или здоровью гражданина» рассмотрел требования военнослужащего о компенсации морального вреда в его отсутствие, без непосредственного получения от истца необходимых объяснений по юридически значимым обстоятельствам, без исследования и оценки
обстоятельств, касающихся степени физических и нравственных страданий
истца.

5. В нарушение требований к судебному решению (часть 1 статьи 195 ГПК РФ) и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» суды первой и апелляционной инстанций не привели в судебных постановлениях никаких доводов в обоснование размера присуждённой истцу компенсации морального вреда и не сослались на какие-либо доказательства.

Читайте так же:  Продление разрешения на охотничье оружие документы

Получается, чтобы взыскать компенсацию морального вреда, нужно потерпевшему доказать причинение вреда по общему правилу (ст. 1064) и лично дать суду объяснения о степени и характере полученных и испытанный страданий. А судам по такой категории дел нужно теперь учитывать мнение следователя (дознавателя), указанное в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, лично заслушать потерпевшего и привести в решении доводы в обоснование размера компенсации и доказательства, подтверждающие размер компенсации.

У меня в голове рождается следующая картина.

Ответчик: А было ли в действительности тебе больно, истец? А ты плакал или нет? А ты кричал от боли или нет? Все подали и все ударялись. Это все проходит, все заживает.

Истце: Я не плакал и не кричал.

Ответчик: Вот видишь, значит не так было больно, значит, степень и характер физических страданий не велика, ну, раз ты не плакал и не кричал. Сейчас все зажило и все хорошо.

Истце: Я от удара сознание потерял, а очнулся уже в госпитале! Я стал инвалидом, ходить не могу.

Ответчик: Ну, тогда вы вообще ничего не испытали и не по чувствовали, какие тут страдания? Подождите, какой инвалид. Вот ты, истец, стоишь передо мной на ногах. Что ты врешь мне и суд вводишь в заблуждение!

Истец: У меня дорогие протезы, операции были за границей, я все продал, что было у меня и моих родных, полученные деньги я потратил на операции и протезы. Теперь я могу ходить, но с болью в спине. Это последствия операции.

Ответчик: То, что вы продали все и уехали за границу делать операцию и покупать протезы, так это ваше право, ваш выбор. У нас социальное государство, обеспечивает инвалидов всем необходимым, реабилитацией, льготами и привилегиями. Вы, истец, сейчас в лучшем социальном положении, чем ответчик. Как вы можете ещё и компенсацию вреда просить? А Вам нравится быть инвалидом? Сострадание к Вам, жалость! Не надо манипулировать нами и судом! Вас возят социальное такси бесплатно, лифты есть и пандусы есть как в подъездах так и в общественном транспорте. Вас обязательно теперь трудоустроят! А мы всё за деньги! За свои заработанные! А ещё компенсацию просит!

Прошу за свой сарказм извинения.

Именно к этому сюжету (не дай Б-г) может привести личное участие истца — потерпевшего для убеждения суда в том, что истец испытал страдания, какая степень этих страданий. Ведь убежденность суда в присуждении конкретной суммы компенсации определяется только внутренне! Вот и придется пройти через такой процесс, что суд прочувствовал, а иначе ни как, какие страдания испытал истец и сколько они стоят.

Как это будет в действительности — покажет время.

Источник: http://zakon.ru/discussion/2017/08/22/opredelenie%C2%A0vs_rf_82-kg17-1__kompensaciya_moralnogo_vreda_s_ministrestva_oborony_rf

Размер имеет значение // Компенсацию морального вреда обсудили на площадке, организованной ВС

В последнее время в практике гражданской коллегии Верховного суда (ВС) чаще стали попадаться заметные дела, связанные с компенсацией морального вреда. Это может быть связано с нахождением в СИЗО (см. здесь), незаконным уголовным преследованием (см. здесь), некачественной медицинской помощью и смертью пациентов (см. здесь). ВС стабильно встает на сторону потерпевших и требует от нижестоящих судов пересмотреть свои выводы, упрекая их либо в полном отказе в компенсации морального вреда, либо в слишком низкой сумме выплаты.

Подтверждением интереса к этой теме со стороны ВС стало то, что ей посвятили очередную встречу клуба имени Замятнина [1] , прошедшую вчера. На подобных встречах судьи и приглашенные эксперты в неформальной обстановке и в присутствии журналистов обсуждают вопросы, которые, очевидно, сейчас находятся в повестке ВС. На прошлом мероприятии, например, секретарь Пленума ВС и председатель Совета судей Виктор Момотов озвучил резонансное предложение наказывать за «скандализацию правосудия» (кстати, этой теме посвящена 20-страничная дискуссия в апрельском номере журнала «Закон», который скоро выйдет в свет; прикладываю первые два мнения).

Выступление Виктора Момотова на вчерашней встрече подтверждало последнюю практику ВС: суды слишком осторожно подходят ко взысканию компенсации морального вреда, назначая очень небольшие суммы — как правило, не более 15 тыс. руб. Это не позволяет истцу загладить перенесенные страдания и восстановить социальную справедливость. Такие суммы не способны удержать ответчика от противоправного поведения. Экономические риски слишком малы. А отсутствие практики взыскания крупных компенсаций обесценивает сам факт присуждения компенсации.

Трудно сказать, означает ли это, что гражданская коллегия ВС впредь будет настраивать суды на присуждение высоких сумм компенсации. Пока ее практика, а именно на нее ориентируются нижестоящие суды, выглядит противоречивой. Например, в сентябре прошлого года судьи увеличили размер компенсации за незаконное содержание в СИЗО, присужденной нижестоящими судами, в 15 раз – со 150 тыс. руб. до 2,3 млн руб. Однако до этого в похожем деле ВС не согласился даже с суммой 4,5 тыс. руб., взысканной судами, и отправил на пересмотр, предложив проверить, был ли истец добросовестным. О последнем деле написал в своем блоге Роман Бевзенко. Наконец, недавно маятник качнулся обратно, и коллегия посчитала, что доказывать факт причинения страданий от незаконного уголовного преследования не надо, а назначенная судами компенсация в 50 тыс. руб. является слишком маленькой. Истец, уголовное дело в отношении которого прекратили по реабилитирующим основаниям, добивался компенсации в 3,2 млн рублей.

В выступлении Виктора Момотова прозвучала еще одна важная идея: нарушитель не должен получать выгоду от своего поведения. Если один гражданин причинил другому ущерб на 1000 руб., но при этом получил выгоду в 5000 руб., то у него останется прибыль в 4000 руб. Задача законодательства — исключить возможность возникновения подобных ситуаций, возложив на правонарушителя дополнительные финансовые санкции. Возможно, компенсация морального вреда может быть одним из инструментов, позволяющих лишить ответчиков выгод от их противозаконных действий. Размер обогащения, или выгоды, мог бы быть ориентиром при определении суммы компенсации. По мысли Виктора Момотова, это позволит удержать людей от новых нарушений.

Другая проблема при определении размера компенсации — его непредсказуемость. Бывает, что взыскания за одинаковые по сути действия существенно различаются. Стандартизировать подход предлагал в своем выступлении Александр Эрделевский, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова. За конкретные виды вреда должна следовать стандартная компенсация. Ориентиром могут быть максимальные санкции Уголовного кодекса за схожие посягательства. При этом можно применять коэффициенты для увеличения или снижения размера компенсации. Александр Эрделевский полагает, что рекомендации с такими расчетами должен дать ВС. «Добросовестные судьи будут придерживаться этого ориентира», — уверен профессор.

Предложение можно обсудить, соглашался Виктор Момотов. «Может, это сделать в рамках Пленума, тем более что давно не поднимали вопрос. Назрела необходимость дать соответствующие толкование», — подвел итог председатель Совета судей.

[1] Дмитрий Замятнин — министр юстиции, генерал-прокурор, активный сторонник судебной реформы Александра II. Заседания клуба проводятся при содействии пресс-службы ВС и имеют целью поддержку судебной реформы и формирование доверительного отношения общества к судебной власти.

Источник: http://zakon.ru/Blogs/razmer_imeet_znachenie__kompensaciyu_moralnogo_vreda_obsudili_na_ploschadke_organizovannoj_vs/77937

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

Читайте так же:  Повторное исковое заявление в суд

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ НАРУШЕНИИ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
«ТРУДОВОЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 30.12.2001 N 197-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.12.2001)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27.05.1998 N 76-ФЗ
«О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
(принят ГД ФС РФ 06.03.1998)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПРИКАЗ Министра обороны РФ от 28.01.2004 N 20
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ВОИНСКИХ ДОЛЖНОСТЕЙ, ПОДЛЕЖАЩИХ ЗАМЕЩЕНИЮ СТАРШИМИ И МЛАДШИМИ ОФИЦЕРАМИ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, КОТОРЫЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ЗАМЕЩАТЬ ГРАЖДАНСКИМ ПЕРСОНАЛОМ»
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 09.12.1999 N 209-О
«ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ КУРКИНОЙ ЕЛЕНЫ АНАТОЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 535 ГК РСФСР»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 9
«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ, ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ И СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
Право в Вооруженных Силах, 2005, N 6

Источник: http://www.lawmix.ru/comm/935

Дело N33-2378/2017. О взыскании компенсации морального вреда.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

от 14 марта 2017 г. по делу N 33-2378/2017

Судья: Бреславцева И.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

судьи-председательствующего Криволаповой Е.А.,

судей: Киселева Г.В., Тепловой Т.В.,

при секретаре судебного заседания К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика — Министерства обороны Российской Федерации, поданной представителем по доверенности К.Т. на решение Промышленного районного суда г. Ставрополя Ставропольского края от 12 ноября 2014 года

по иску З.Л.ПА. к Войсковой части 72153 Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда,

заслушав судью-докладчика Киселева Г.В.,

30 мая 2014 года З.Л.ПА. обратилась в Промышленный районный суд г. Ставрополя с данным иском, указав, что ее супруг З.В.В. проходил военную службу по контракту в составе войсковой части «. «. В настоящее время правопреемником войсковой части N «. » является воинская часть «. «.». » погиб от «. «. Ей должна быть осуществлена компенсация морального вреда вне зависимости от вины причинителя вреда, поскольку вред был причинен источником повышенной опасности — боевым оружием. Просила суд признать ответчиком войсковую часть «. «. Взыскать с войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 3-8).

Определением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 29 июля 2014 года исковое заявление З.Л.ПА. к Войсковой части N «. » о взыскании компенсации морального вреда оставлено без рассмотрения (л.д. 46).

03 октября 2014 года З.Л.ПА. в лице представителя по доверенности З.Г. обратилась в Промышленный районный суд г. Ставрополя с заявлением о возобновлении производства по делу, приложив уточненный иск, в котором просила суд признать ответчиком войсковую часть N «. «. Взыскать с войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 55, 56-61).

Определением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 03 октября 2014 года определение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 29 июля 2014 года отменено (л.д. 62).

14 октября 2014 года З.Л.ПА. в лице представителя по доверенности З.Г. уточнила иск, просила суд признать Министерство обороны Российской Федерации, главного распорядителя бюджетных средств, получателя бюджетных средств войсковой части N «. » в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части «. «. Взыскать с Министерства обороны Российской Федерации, главного распорядителя бюджетных средств, получателя бюджетных средств войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. компенсацию морального вреда в размере 650.000 рублей, на услуги представителя — 15.000 рублей (л.д. 69-72).

Обжалуемым решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 12 ноября 2014 года исковые требования З.Л.ПА. к войсковой части N «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. Министерство обороны Российской Федерации признано главным распорядителем бюджетных средств получателя бюджетных средств (войсковой части N «. «) в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам войсковой части N «. «. С Министерства обороны Российской Федерации — главного распорядителя бюджетных средств по денежным обязательствам войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. взыскана компенсация морального вреда в размере 500.000 рублей. В удовлетворении оставшейся части искового требования о компенсации морального вреда в размере 150.000 рублей истцу З.Л.ПА. отказано. С Министерства обороны Российской Федерации — главного распорядителя бюджетных средств по денежным обязательствам войсковой части N «. » в пользу З.Л.ПА. на услуги представителя взыскано 15.000 рублей (л.д. 89а-96).

Возражений относительно доводов апелляционной жалобы не поступило.

Исследовав материалы гражданского дела N 2-8996/14, обсудив доводы изложенные в апелляционной жалобе, заслушав представителя Министерства обороны Российской Федерации по доверенности С., поддержавшую доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Ледовской Н.В., полагавшей, что решение суда подлежит отмене, ***лобы, ***здставителя истца З.Л.ПБ. по доверенности З.Г., возражавшую против удовлетворения доводов апелляционн*** проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

Читайте так же:  Тип обращения при оформлении загранпаспорта что выбрать

Судом первой инстанций неправильно истолкованы и применены к спорным отношениям положения статей 1079 , 1100 ГК РФ.

Данная позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2016 года N 19-кг16-21.

В силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 ГК РФ.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред ( ст. 151 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред ( абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда ( п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Согласно ст. 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Статьей 1084 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 ( статьи 1064 — 1101 ), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачи Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи и исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности, федеральный законодатель предусмотрел также особый правовой механизм возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, для членов семей погибших (умерших) военнослужащих .

Из приведенных нормативных положений и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации следует, что обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, в том числе компенсации морального вреда, за счет соответствующей казны (в данном случае заявлено исковое требование о компенсации морального вреда к Министерству обороны Российской Федерации, войсковой части ) может быть возложена на государственные органы или должностных лиц этих органов при наличии противоправности деяния и вины указанных органов и лиц в причинении вреда жизни и здоровью военнослужащего. Если в действиях государственных органов, а также их должностных лиц не установлено противоправности и вины в причинении военнослужащему вреда, то основания для компенсации морального вреда по нормам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Между тем в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих вину военнослужащих или должностных лиц войсковой части в непосредственном причинении вреда жизни военнослужащего «. » Направление «. » для прохождения службы в войсковую часть в Чеченской Республике (отнесена к зоне вооруженного конфликта с декабря 1994 года по декабрь 1996 года согласно Перечню государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации, установленному Федеральным законом от 12 января 1995 года N 5-ФЗ «О ветеранах»), где он погиб при исполнении обязанностей военной службы, само по себе не свидетельствует о причинении вреда его жизни в результате незаконных действий должностных лиц Министерства обороны Российской Федерации, руководителей и военнослужащих войсковой части.

При таких обстоятельствах суд неправомерно признал за З.Л.ПА. право на компенсацию морального вреда и возложил обязанность по его возмещению на Министерство обороны Российской Федерации как на главного распорядителя бюджетных средств подведомственного ему получателя бюджетных средств войсковой части, не установив обязательных для этого в силу норм главы 59 ГК РФ условий.

Вывод судов со ссылкой на статьи 1079 , 1100 ГК РФ о том, что в данном случае вред, причиненный «. «., возмещается независимо от вины причинителя вреда, как причиненный источником повышенной опасности (огнестрельным оружием), является несостоятельным в связи со следующим.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 ст. 1083 данного Кодекса. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в частности в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Огнестрельное оружие — оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда ( статья 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ «Об оружии»).

Из системного толкования названных норм и разъяснений п. 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 усматривается, что огнестрельное оружие не является источником повышенной опасности в гражданско-правовом аспекте. В гражданско-правовых отношениях под осуществлением деятельности граждан и юридических лиц, связанной с повышенной опасностью, понимается работа производства, предприятия, управление транспортными средствами и тому подобная деятельность, связанная с высокой вероятностью причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека.

С учетом приведенных обстоятельств судебная коллегия считает, что правовые основания для взыскания в пользу З.Л.ПА. компенсации морального вреда в связи со смертью ее мужа в соответствии со статьями 1079 , 1100 ГК РФ отсутствовали, поскольку в данном случае вред военнослужащему З.В.И. причинен при исполнении обязанностей военной службы в зоне вооруженного конфликта огнестрельным оружием, не являющимся источником повышенной опасности по смыслу ст. 1079 ГК РФ.

На основании изложенного решение суда подлежит отмене, доводы апелляционной жалобы — удовлетворению, с принятием по делу нового решения об отказе З.Л.ПА. в удовлетворении требований к Войсковой части N «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

Руководствуясь статьями 327 — 330 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 12 ноября 2014 года отменить, апелляционную жалобу Министерство обороны Российской Федерации удовлетворить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении требования З.Л.ПА. к Войсковой части «. » Республики Адыгея г. Майкоп, Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/zakon-o-statuse-voennosluzhashhih/glava-ii—prava-i-svobody-voennosluzhaschih—grazhdan—uvolennyh-s-voennoy-sluzhby—i-chlenov-ih-semey/statya-18—zakon-o-statuse-voennosluzhaschih/sud-praktika-k-state-18-zakon-o-statuse-voennosluzhaschih-49888.html

Возмещение морального вреда военнослужащим
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here