Срок исковой давности прокуратура

Информационная поддержка по вопросу: "Срок исковой давности прокуратура" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Срок исковой давности прокуратура

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Прокурор обратился с иском в интересах работника о признании недействительным приказа о вынесении дисциплинарного взыскания и восстановлении его на работе. Срок исковой давности по трудовым вопросам составляет 1 месяц для уволенного работника, 3 месяца — для обращения по индивидуальным спорам (ст. 392 ТК РФ).
Есть ли такие же требования к сроку исковой давности, если в защиту интересов выступает истцом прокуратура, или в данном случае для прокуратуры действуют общие сроки исковой давности?

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://www.garant.ru/consult/work_law/500930/

Срок исковой давности по требованию прокурора

В настоящее время возросло количество дел по искам прокуроров о признании недействительными договоров аренды, заключенных муниципальными образованиями в отношении земельных участков, выделенных из земель государственной собственности, собственность на которые не разграничена. Однако на практике возникают вопросы касательно исковой давности по таким делам. В частности, подлежат ли применению положения о сроках исковой давности к указанным искам прокуроров, и с какого же момента следует исчислять сроки исковой давности по таким требованиям?

Право на негаторный иск

Иски прокуроров о признании недействительными договоров аренды нередко возникают в случаях, когда на арендованном земельном участке расположен водный объект, находящийся в федеральной собственности. Поскольку правом распоряжения таким водным объектом обладает исключительно Российская Федерация в лице своего территориального управления Росимущества, то муниципальное образование не располагает полномочиями по распоряжению земельным участком, на котором расположены объекты федеральной собственности.

Иск прокурора о признании недействительным договора аренды земельного участка не является негаторным иском, и к нему подлежат применению положения о сроках исковой давности.

Согласно ст. 208 ГК РФ и п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Между тем в соответствии с п. 1 ст. 606 ГК РФ по договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Передача земельного участка в аренду свидетельствует о нахождении участка во владении арендатора и указывает на то, что собственник земельного участка лишился владения этим участком.

Согласно п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» право на негаторный иск имеет только владеющее лицо. Поскольку собственник лишился владения земельным участком, то ст. 208 ГК РФ не подлежит применению по такому делу. Оснований утверждать о негаторном характере иска прокурора не имеется.

Судебная практика о применении исковой давности

Необходимость применения исковой давности подтверждается сложившей судебной практикой, в том числе по делам о признании сделок недействительными.

В Определении Верховного Суда РФ от 27.10.2014 № 306-ЭС14-4117 по делу № А06-2387/2013 указано, что «к искам о признании сделок недействительными подлежат применению положения о сроках исковой давности. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации)».

В Апелляционном определении Орловского областного суда от 31.05.2016 по делу № 33-1767/2016 указано: «к искам о признании сделок недействительными подлежат применению положения о сроках исковой давности».

Как указано в Апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 19.10.2015 по делу № 33-15561/2015, «суд обоснованно признал срок исковой давности для обращения в суд с требованием о признании недействительным договора аренды, заключенного , пропущенным, что является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Согласно Апелляционному определению Верховного суда Республики Башкортостан от 26.07.2016 № 33-14340/2016 «требования истца о признании недействительными (ничтожными) договоров купли-продажи не относятся к спорам, к которым исковая давность не применяется, поскольку он не является владельцем или пользователем спорного подвального помещения».

В Постановлении Арбитражного суда ПО от 18.11.2016 по делу № А57-27/2016 суд сослался на то, что «поскольку спорный земельный участок выбыл из владения администрации по договору аренды от 13.05.2010 № 71, иск администрации о признании данного договора недействительным не является негаторным, следовательно, к спорным правоотношениям не применимы положения абзаца 5 статьи 208 ГК РФ». Аналогичная позиция изложена в постановлениях Арбитражного суда ПО от 29.09.2016 по делу № 57-35/2016, от 18.10.2016 по делу № А57-31/2016, от 28.10.2016 по делу № А57-36/2016, от 01.11.2016 по делу № А57-33/2016.

В Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2016 по делу № А32-1129/2015 указано: «Из материалов дел не следует, что истец является собственником, владеющим спорным земельным участком. Участок находится во владении ответчика… земельный участок эксплуатируется в соответствии с его назначением. Ответчик пояснил, что спорный земельный участок находится у него во владении. Таким образом, основания для квалификации заявленного иска как негаторного отсутствуют».

Таким образом, иск прокурора о признании недействительным договора аренды земельного участка не является негаторным иском, и к нему подлежат применению положения о сроках исковой давности.

Срок исковой давности

Момент исчисления срока исковой давности зависит от того, истек ли срок для предъявления иска, предусмотренный ранее действовавшим законодательством, к 01.09.2013 или нет.

Читайте так же:  Нарушение прав человека в россии статья

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции, действующей с 01.09.2013) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года; течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.

Изменения в п. 1 ст. 181 ГК РФ были внесены Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

Как следует из п. 9 ст. 3 Закона № 100-ФЗ, установленные положениями ГК РФ (в редакции Закона № 100-ФЗ) сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года.

В свою очередь ранее действовавшая (до 01.09.2013) редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки вне зависимости от субъекта оспаривания.

Определениями от 17.09.2013 № ВАС-12845/13, от 21.08.2013 № ВАС-10588/13 Высший Арбитражный Суд РФ подтвердил, что на требование о признании ничтожной сделки недействительной распространяется срок исковой давности в три года, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Факт того, когда прокурор, не являющийся стороной сделки, узнал или должен был узнать о заключении оспариваемого договора аренды, не влиял на вывод об истечении срока исковой давности.

В Определении от 08.04.2010 № 456-О-О Конституционный Суд РФ сослался на то, что установленный положениями п. 1 ст. 181 ГК РФ (прим. в редакции, действующей до 01.09.2013) порядок исчисления сроков исковой давности является универсальным и для сторон по сделке, и для третьих лиц.

Следовательно, в случае если прокурор просит признать недействительным договор аренды, по которому на день вступления в законную силу Закона № 100-ФЗ (01.09.2013) истек трехлетний срок исковой давности, то к данному требованию подлежит применению редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ, действовавшая до 01.09.2013, и течение срока исковой давности следует исчислять с момента исполнения сделки вне зависимости от субъекта оспаривания.

В ситуации, когда прокурор просит признать недействительным договор аренды, по которому на день вступления в законную силу Закона № 100-ФЗ (01.09.2013) не истек трехлетний срок исковой давности, то к данному требованию подлежит применение редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ, действующая с 01.09.2013, и течение срока исковой давности следует исчислять со дня, когда это прокурор узнал или должен был узнать о начале исполнения сделки.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/359694/

28.06.2018 — Проблемы применения исковой давности при судебной защите прокурором публичных интересов

Эффективность судебной защиты нарушенных публичных интересов во многих случаях напрямую зависит от своевременности обращения в суд с соответствующим заявлением. Защита судом ограничена исковой давностью, определяемой Гражданским кодексом РФ как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Нельзя не оценить важность института исковой давности в вопросе восстановления нарушенных прав и интересов ввиду того, что истечение этого срока, о чем заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В прокурорской деятельности наиболее актуальны проблемы, возникающие в ходе применения норм законодательства об исковой давности по спорам о признании сделок недействительными и об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Разъясняя в Постановлении от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» положения законодательства об исковой давности, Пленум Верховного Суда РФ указал, что ст. 208 ГК, содержащая перечень требований, на которые исковая давность не распространяется, не применяется к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

Соответственно, к таким требованиям применяется общий трехгодичный срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК.

В связи с этим первостепенное значение имеет верный подход к порядку исчисления такого срока, поскольку иное является прямым препятствием к восстановлению нарушенных прав и интересов субъектов спорных правоотношений — тем более там, где речь идет о защите государственных интересов.

В качестве начала исчисления срока исковой давности законодателем определен момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права ( п.1 ст. 200 ГК).

Применительно к публично-правовым образованиям Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 сентября 2015 г. N 43 разъяснил, что срок исковой давности исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице уполномоченных органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества, например земельного участка, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В рассматриваемом примере ключевое значение имело то, когда уполномоченный орган должен был узнать о нарушении его прав по использованию принадлежащего ему имущества третьим лицом без законных оснований.

Безусловно, такой момент должен объективно определяться судом с учетом реальной возможности к восстановлению нарушенного права лица, обратившегося в суд за его защитой.

Высшими судебными органами высказана позиция о возможности применения к искам об истребовании имущества закрепленных в п. 57 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» положений относительно возможности начала течения срока исковой давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП.

По делу N А51-29020/2014 связать начало течения срока давности не иначе как с моментом государственной регистрации права на объект недвижимости не представлялось невозможным.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2016) указано, что применительно к ст.ст. 301, 302 ГК срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено.

Таким образом, для вопроса об исчислении срока исковой давности определяющим моментом является установление обстоятельств выбытия из владения собственника спорных объектов недвижимости.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своих Постановлениях неоднократно отмечал, что органы, осуществляющие контроль за использованием государственного имущества при надлежащем исполнении своих обязанностей, должны знать о выбытии имущества из государственной или муниципальной собственности в пределах срока исковой давности (Постановления Президиума ВАС РФ от 27 января 2009 г. № 10527/08, от 22 июня 2010 г. № 1106/10, от 14 декабря 2010 г. № 10853/10, от 11 октября 2011 г. № 737/11).

Читайте так же:  Заявление об отмене судебного приказа по алиментам

Касаясь вопроса исчисления срока исковой давности при обращении в суд прокурора, следует сказать, что суды придерживаются позиции, согласно которой момент начала исчисления этого срока связан со временем, когда о нарушении права узнало лицо, в защиту интересов которого выступает прокурор, т.е. аналогично тому, как если бы за судебной защитой обратился сам истец.

Позиция относительно определения начала течения этого срока с момента, когда узнало или должно было узнать о нарушении права лицо, в интересах которого подано такое заявление, была сформулирована Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ еще в совместном Постановлении Пленумов от 12 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (ныне утратило силу).

Позиция Верховного Суда РФ по этому вопросу остается неизменной, и в настоящее время аналогичные положения нашли отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 43.

Особого внимания заслуживает позиция Конституционного Суда РФ относительно закрепленного в ст. 200 ГК положения о начале исчисления срока исковой давности. По мнению суда, положение указанной нормы сформулировано таким образом, что наделяет суд необходимыми дискреционными полномочиями по определению момента начала течения этого срока исходя из фактических обстоятельств дела и не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права и свободы заявителя, указанные в жалобе (Определение Конституционного Суда РФ от 23 сентября 2010 г. N 1227-О-О).

Вопрос о сроках исковой давности, безусловно, должен решаться судом с учетом особенностей спорных правоотношений и исходя из обстоятельств каждого конкретного дела.

Вместе с тем разъяснения судебных органов о нормах исковой давности применительно к прокурору, согласно которым начало исчисления этого срока связано с моментом, когда о нарушении права узнал орган, в интересах которого выступает прокурор, являются спорными, поскольку прокурор зачастую лишен объективной возможности получения сведений о допущенных нарушениях закона в пределах срока давности, в том числе когда орган, в защиту интересов которого выступает прокурор, по различным причинам, а в некоторых случаях и в результате неправомерного и умышленного бездействия, своевременно не реализовал право на судебную защиту публичных интересов.

Конституцией РФ гарантируется защита равным образом частной, государственной, муниципальной и иной формы собственности (ст. 8).

Вместе с тем приведенные примеры показывают, что РФ, выступая в гражданско-правовых отношениях как собственник и реализуя свои полномочия через множество органов и должностных лиц, подвержена большим рискам утраты принадлежащего ей имущества.

И как показывает практика прокурорского надзора, зачастую только вмешательство прокурора позволяет восстановить нарушенные законные интересы государства. Важность этой работы подтверждена и расширением законодателем полномочий прокурора в указанной сфере. Так, в соответствии с Федеральным законом от 28 июня 2014 г. N 186-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» к новым полномочиям прокурора отнесено обращение в арбитражный суд с исками об истребовании государственного и муниципального имущества из чужого незаконного владения.

О проблемах в защите конституционного права государства как собственника свидетельствует и процессуальная невозможность восстановления пропущенного процессуального срока независимо от причин его пропуска (ст. 205 ГК, п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 43).

Безусловно, институт исковой давности является важной составляющей принципа правовой определенности, стабильности гражданского оборота.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако такая стабильность не может, как представляется, строиться на неправомерном и недобросовестном поведении (либо бездействии) органов государственной и муниципальной власти либо конкретных должностных лиц этих органов, а также хозяйствующих субъектов, когда единственным мотивом отказа в обоснованном иске прокурору, выступающему в защиту публичных интересов, является пропуск срока исковой давности, что требует, по нашему мнению, изменения федерального законодательства.

И в связи с этим также интересно мнение Верховного Суда РФ, высказанное по делу N 306-ЭС16-16518, рассмотренному 20 февраля 2017 г. по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора РФ на судебные акты по делу, в котором прокурору возвращено исковое заявление об оспаривании агентского договора по мотиву несоблюдения им досудебного порядка урегулирования спора.

Верховным Судом РФ высказана позиция, согласно которой наделение прокурора процессуальными правами и возложение на него процессуальных обязанностей истца не делает его стороной материально-правового правоотношения и не налагает на прокурора ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по досудебному урегулированию спора. В связи с этим у судов не было оснований для возвращения прокурору искового заявления по указанному основанию.

Представляется возможным использование аналогичного подхода и к реализации в судебной практике положений законодательства о сроках исковой давности применительно к прокурору, не являющемуся стороной спорных правоотношений.

Информацию предоставил начальник отдела прокуратуры края Андрей Арутюнов

Источник: http://xn--80aa2apegcbrhd.xn--80aaaac8algcbgbck3fl0q.xn--p1ai/action/pravovoe-prosveshchenie/28062018—problemy-primeneniya-iskovoy-davnosti-pri-sudebnoy-zashchite-prokurorom-publichnyh-interesov/

К проблеме определения момента начала течения срока исковой давности по искам публично-правовых образований

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» предпринял попытку определить начало течения исковой давности по требованиям публично-правовых образований, которое приурочено ко дню, когда публично-правовое образование в лице уполномоченных органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Вместе с тем такое разъяснение порождает ряд вопросов в правоприменительной деятельности. На неясность данного положения указывается и в отечественной доктрине: по мнению А.П. Сергеева и Т.А. Терещенко «данное «разъяснение» мало что проясняет, поскольку не ясно, какие из многочисленных органов публично-правовых образований имеются в виду. Представляется, что решение данного вопроса в каждом конкретном случае должно исходить из содержания конкретного права и функциональных компетенций конкретного уполномоченного органа»[1].

Так, в правоприменительной практике возник вопрос следующего характера.

Департамент архитектуры и градостроительства администрации муниципального образования в 2019 г. обратился в суд с требованием о сносе жилого дома как самовольной постройки, ссылаясь на нарушение градостроительных правил и норм: генерального плана муниципального образования, правил землепользования и застройки, проекта планировки территории, а также на отсутствие разрешения на строительство. Впоследствии выяснилось, что 5 лет назад Администрация (не департамент!) указанного муниципального образования была участником дела, в котором предметом разбирательства был спорный жилой дом (т.к. он был возведен на садовом земельном участке судом устанавливался факт пригодности его для постоянного проживания). По сути о наличии данного объекта и соответствующих оснований для признания его самовольной постройкой Администрация муниципального образования узнала еще 5 лет назад.

Как известно, к требованию о сносе самовольной постройки, которая не создает угрозы жизни и здоровью граждан и возведена на участке, выбывшем из владения истца, применяется общий срок исковой давности (см., например, определение Верховного Суда РФ от 14.07.2015 по делу № 305-ЭС14-8858, А40-161453/2012)

Однако, возможным препятствием для применения исковой давности в указанном деле является то, что в с иском о сносе обратилась не сама Администрация, а ее структурное подразделение – Департамент, который обладает правами самостоятельного юридического лица (согласно положению о Департаменте) и в функционал которого входит организация работы по выявлению объектов самовольного строительства и обращение в суд с заявлением о признании объекта капитального строительства самовольной постройкой и его сносе.

Читайте так же:  Сколько стоит написать жалобу в прокуратуру

Соответственно, проблема в следующем: ППВС № 43 говорит о публично-правовом образовании в лице уполномоченных органов, а в рассматриваемом споре департамент заявляет о том, что именно он является уполномоченным органом на выявление самовольных построек, который узнал о наличии признаков самовольности у спорного дома только в 2019 г. и соответственно с этого момента должно начаться течение срока давности.

В связи с этим вопрос для обсуждения: каков момент начала течения исковой давности в вышеописанном случае? Как влияет на решение этого вопроса то обстоятельство, что Департамент является структурным подразделением Администрации и одновременно самостоятельным юридическим лицом? Является ли в принципе Департамент органом публично-правового образования?

[1] Сергеев А.П,, Терещенко Т.А. Новое судебное толкование правил об исковой давности: комментарий к Постановлению Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 // Закон. 2015. № 11

Источник: http://zakon.ru/discussion/2020/02/07/k_probleme_opredeleniya_momenta_nachala_techeniya_sroka_iskovoj_davnosti_po_iskam_publichno-pravovyh

Правила применения исковой давности по прокурорским искам

Верховный Суд вынес определение по делу № А41-86210/2015, согласно которому в случае, если иск подал прокурор, срок исковой давности отсчитывается с момента, когда о нарушении своих прав узнало лицо, права которого были нарушены.

В 2011 г. Общество приобрело в собственность земельный участок в Московской области, заключив договор купли-продажи с Комитетом имущественных и земельных отношений администрации городского округа. По соглашению с Комитетом, общество разделило приобретенную землю на несколько участков, один из который был выкуплен Комитетом за счет субсидий из бюджета.

Четыре года спустя Счетная палата провела проверку законности использования бюджетных средств и обнаружила нарушения законодательства. В связи с этим заместитель прокурора Московской области обратился в суд с иском к Комитету и Обществу. Он просил признать сделку купли-продажи земли ничтожной и обязать Общество передать Комитету спорные земельные участки, а Комитет ‒ принять их и возвратить Обществу сумму, полученную от сделки.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, отклонив при этом заявление Общества о применении срока исковой давности. Суд сослался на то, что иск прокурора о признании сделки недействительной был подан в связи с обращением в прокуратуру Счетной палаты, которой стало известно о сделке в результате проверки в 2015 г. Поэтому суд отсчитывал срок исковой давности с даты поступления в прокуратуру обращения в июле 2015 г.

Апелляционный суд признал неосновательным вывод суда первой инстанции о соблюдении прокурором срока исковой давности и отказал в удовлетворении требований. Суд округа в свою очередь отменил постановление апелляционной инстанции и удовлетворил прокурорские требования.

Общество обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой вновь указало на несоблюдение сроков исковой давности. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с этими доводами, указав что апелляционная инстанция ранее пришла к правильному выводу.

Верховный Суд разъяснил, что спорная сделка совершена в августе 2011 г. органом местного самоуправления, и стороны сделки сразу же приступили к ее исполнению. Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ, течение срока исковой давности в данном случае составляет три года. Спорная сделка была совершена в августе 2011 г., и ее стороны незамедлительно приступили к ее исполнению.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. № 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе», при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено. Поскольку исковое заявление было подано прокурором в арбитражный суд только в сентябре 2015 г., то, соответственно, установленный срок исковой давности по заявленному требованию истек.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский считает, что разъяснения Верховного Суда важны для практики, так как суды часто неправильно применяют нормы об исковой давности при рассмотрении подобных исков, поданных прокурором. «Суд указывает на то, что по общим правилам гражданского законодательства, по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки или о признании такой сделки недействительной срок исковой давности составляет три года. Если требование подает сторона сделки, то срок начинается с момента ее исполнения, если другое лицо – со дня, когда оно узнало или должно было узнать о начале ее исполнения», – отметил эксперт.

Владимир Старинский добавил, что Пленум ВАС РФ ранее разъяснял: при предъявлении подобных требований прокурором применяются те же правила, как если бы иск подавало само лицо, право которого нарушено. «То есть он начался с момента исполнения сделки, а не с того момента, как сведения поступили в прокуратуру. Поэтому в данном случае срок исковой давности истек».

В то же время адвокат КА «Адвокат» Ольга Савостьянова напомнила, что в п. 1 ст. 181 ГК РФ установлено два критерия исчисления трехгодичного срока исковой давности по ничтожным сделкам. Во-первых, для стороны сделки данный срок начинает течь с момента ее исполнения. Во-вторых, для лица, не являющегося стороной сделки, данный срок начинает течь со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. «Таким образом, в случае обращения в суд прокурора с иском о признании сделки недействительной при определении момента отсчета срока исковой давности необходимо исходить из того, в чьих интересах действует прокурор – в интересах стороны сделки или в интересах третьего лица, не являющегося стороной сделки», – убеждена адвокат.

Ольга Савостьянова полагает, что правильной была как раз позиция судов первой и кассационной инстанций, так как Контрольно-счетная палата не являлась стороной сделки, поэтому и срок исковой давности следовало отсчитывать не с момента исполнения сделки, а с момента обращения палаты в прокуратуру. Эксперт добавила, что при этом необходимо исходить еще и из того, когда именно Контрольно-счетной палате стало известно о сделке.

Адвокат Октябрьского специализированного филиала г. Уфы Башкирской республиканской коллегии адвокатов Рамиль Гизатуллин также отметил, что данное дело одно из немногих, когда Верховный Суд встал на сторону хозяйствующего субъекта и отказал в удовлетворении требований уполномоченных государственных органов. «Значимость документа в том, что судебная инстанция подобного уровня разобралась в споре и сказала “нет” устоявшейся практике безакцептного удовлетворения требований от имени государства», – сообщил адвокат и добавил, что, несмотря на отсутствие прецедентного права, на этот судебный акт можно и нужно будет ссылаться.

«Казалось бы, нет ничего проще применения срока исковой давности, но у судов постоянно с этим возникают проблемы, особенно по спорам с участием государства. Складывается впечатление, что суды следуют такой логике: публичные интересы стоят на первом месте, и толкование закона надо адаптировать под них», – прокомментировал директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов.

Читайте так же:  Бухгалтерский учет госпошлины в арбитражный суд

Эксперт считает, что ключевым аспектом по таким делам является момент, когда уполномоченные органы должны были узнать о нарушении прав. Он сослался на практику ЕСПЧ: «Европейский Суд по делу “Гладышева против России” сформулировал правовую позицию о том, что именно государство обладает исключительной компетенцией по определению условий и процедур, в порядке которых оно отчуждает свои активы лицам, которые, как оно считает, имеют на это право, а также обладает исключительной компетенцией по осуществлению надзора за соблюдением этих условий».

Алексей Силиванов пояснил, что государство «видело» и «знало» о совершении оспариваемой сделки. Поэтому и в этом споре суд признал, что ее исполнение началось сразу после ее заключения, начало течения срока исковой давности следует считать с этого момента, и обращение прокурора с иском через четыре года произошло за пределами срока исковой давности.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/pravila-primeneniya-iskovoy-davnosti-po-prokurorskim-iskam/

ВС: Незнание закона – не уважительная причина пропуска срока исковой давности

Верховный Суд РФ вынес Определение от 15 мая 2018 г. по делу № 5-КГ17-267, которым отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, признавшей, что незнание российского законодательства может являться уважительной причиной пропуска срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ установила, что А.М.Ж. Манковски обратился в суд с иском к С.М. Чудновскому о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование займом и процентов за пользование чужими денежными средствами. Истец указал, что 14 июля 2010 г. был заключен договор. По его условиям Манковски передал Чудновскому денежные средства, которые последний обязался возвратить до 31 декабря 2010 г., но Чудновский свои обязательства не исполнил.

Ответчик, однако, указал на пропуск истцом трехлетнего срока исковой давности, поскольку иск предъявлен 5 июля 2016 г. Истец в свою очередь заявил о восстановлении этого срока со ссылкой на незнание норм гражданского законодательства РФ.

Перовский районный суд г. Москвы исковые требования удовлетворил, а суд апелляционной инстанции его решение оставил без изменения. Чудновский не согласился с таким решением и обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Верховный Суд, рассмотрев жалобу, посчитал, что нижестоящие суды допустили нарушение норм материального права. ВС РФ отметил, что суды восстановили Манковски срок исковой давности, указав, что истец не обладает юридическими познаниями в области российского законодательства. Суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что ответчик неоднократно обещал истцу возвратить денежные средства, а потому истец не считал свои права нарушенными. Однако, напомнил Верховный Суд, срок исковой давности может быть восстановлен только по уважительным причинам, которые связаны с личностью истца и носят исключительный характер, имели место в последние шесть месяцев срока исковой давности и подтверждены доказательствами, представленными истцом.

Как отметил ВС РФ, суды не учли, что незнание положений законодательства само по себе не может быть квалифицировано как уважительная причина пропуска срока исковой давности, поскольку это обстоятельство не носит исключительного характера и не лишает истца возможности обратиться за судебной защитой. Кроме того, указал ВС РФ, суды не оценили, имели ли место причины пропуска Манковски срока исковой давности в последние шесть месяцев этого срока, и не сослались на доказательства, подтверждающие наличие таких причин именно в указанный период. Также суды оставили без внимания требования разумности и добросовестности поведения участников правоотношений, предполагающие, что стороны сделки не вправе в обоснование своей позиции ссылаться на незнание правовых норм. Сославшись на правовую неграмотность истца, суды не указали, в чем она выражается и чем подтверждается, и не оценили доводов ответчика о том, что договор займа составлен сторонами на русском языке и в соответствии с нормами российских законов истец является участником юрлиц, ведет предпринимательскую деятельность и выступает стороной судебных споров, что свидетельствует о его грамотности и наличии у него знаний законодательства.

Верховный Суд напомнил о том, что в пределах срока давности может иметь место перерыв течения этого срока в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами Манковски о том, что ответчик обещал истцу возвратить денежные средства, в связи с чем истец не считал свои права нарушенными. Однако суд не сослался на какие-либо доказательства, представленные истцом и подтверждающие совершение Чудновским действий, свидетельствующих о признании долга. ВС РФ отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

По словам экспертов, суды крайне редко восстанавливают сроки исковой давности. Адвокат Олег Сухов отметил, что такое бывает только при наличии чрезвычайных уважительных причин. Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Елена Мякишева отметила, что суды чаще всего исходят из того, что незнание законов само по себе не может быть отнесено к числу обстоятельств, тесно связанных с личностью истца. «Полагаю, что суды первой и апелляционной инстанций заняли неверную позицию. При таком подходе любой гражданин без диплома о юридическом образовании может обращаться в суд, не заботясь о сроках», – считает она.

С ней согласилась юрист практики разрешения споров юридической фирмы Eterna Law Евгения Первухина. «Большинство населения страны не имеет юридического образования, однако это не означает, что все граждане могут пропускать установленный законом срок исковой давности для защиты своих прав в суде, – подчеркнула она. – Кроме того, в сравнении с зарубежными нормативно-правовыми актами, в России закон доступен для понимания лиц, не обладающих юридическими познаниями. Ничто не препятствовало истцу открыть текст ГК РФ и ознакомиться с нормами о сроке исковой давности».

Евгения Первухина отдельно отметила, что применение нормы ст. 205 ГК РФ «Восстановление срока исковой давности» является исключением из общего правила, соответственно, позиция суда должна быть обоснованной и подтверждена доказательствами уважительности причины пропуска срока со стороны истца. «Вероятно, суды первой и апелляционной инстанций приняли сторону истца в связи с тем, что сумма долга была весьма существенной для займа между физическими лицами – 30 млн руб., в то время как сам договор не оспаривался и был документально подтвержден, – предположила юрист и добавила: – Между тем в вопросе о восстановлении срока исковой давности бремя доказывания лежит на истце, и суды не вправе принимать позицию одной из сторон без достаточных доказательств, руководствуясь соображениями, помимо нормы закона и разъяснений Верховного Суда». Юрист заметила, что дело, рассмотренное ВС РФ, является одним из примеров, когда обращение ответчика в Верховный Суд за защитой своих нарушенных прав действительно необходимо и юридически обоснованно.

Генеральный директор «Капитал Консалтинг» Илья Сазонов отметил, что позиция Верховного Суда является обоснованной, направлена на защиту гражданского оборота и установление стандарта поведения его участников. Елена Мякишева добавила, что определение ВС РФ даст судам правильное направление в оценке обоснованности такой причины пропуска срока исковой давности, как юридическая неграмотность.

Евгения Первухина согласилась с коллегами, отметив, что определение Верховного Суда служит примером эффективной работы судебной системы: «Если бы Суд допустил восстановление срока исковой давности по причине незнания закона, то этот срок как таковой потерял бы свой правовой смысл». Вместе с тем юрист считает, что дело вряд ли можно назвать знаковым для правоприменительной практики, поскольку ВС РФ не привнес каких-либо новых разъяснений относительно применения срока исковой давности. «В данном случае Верховный Суд лишь исправил ошибки нижестоящих судов, которые не приняли во внимание прямую норму закона», – заключила Евгения Первухина.

Читайте так же:  Максимальный срок исковой давности по общему правилу

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-neznanie-zakona-ne-uvazhitelnaya-prichina-propuska-sroka-iskovoy-davnosti/

ВС РФ разъяснил, на сколько приостанавливается срок исковой давности при соблюдении истцом претензионного порядка

Соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается. Если ответ на претензию истца не поступил в течение установленных ч. 5 ст. 4 АПК РФ 30 дней, течение срока исковой давности приостанавливается на 30 дней.

Реквизиты судебного акта

Государственная корпорация по космической деятельности «Роскосмос»

АО «Научно-производственная корпорация „Системы прецизионного приборостроения“»

Суть дела

Между Федеральным космическим агентством (далее — заказчик) и АО «Научно-производственная корпорация „Системы прецизионного приборостроения“» (далее — исполнитель, общество) был заключен государственный контракт от 24.12.2011 на выполнение опытно-конструкторской работы. Согласно контракту этапы работ и сроки выполнения установлены в календарном плане проведения работ. Датой выполнения работ по этапу является дата утверждения заказчиком акта сдачи-приемки научно-технической продукции (далее — НТП) по этому этапу. Датой выполнения работ по контракту в целом — дата утверждения заказчиком акта сдачи-приемки НТП по последнему этапу при условии выполнения обязательств по всем этапам. В отдельном пункте стороны предусмотрели ответственность исполнителя за нарушение срока выполнения работ (этапа) в виде неустойки в размере 0,1% от цены работы (этапа) за каждый день просрочки.

Ссылаясь на допущенную исполнителем просрочку исполнения обязательств по этапу и оставление им претензионных требований по данному этапу без удовлетворения, государственная корпорация по космической деятельности «Роскосмос» (правопреемник заказчика, далее — корпорация) обратилась в суд с иском к обществу о взыскании неустойки за период с 01.11.2013 по 27.03.2014. При рассмотрении дела в суде первой инстанции общество заявило о пропуске корпорацией срока исковой давности по требованию за период с 01.11.2013 по 12.03.2014.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав с общества сумму неустойки за период с 13.03.2014 по 26.03.2014. При этом с учетом поступления искового заявления в суд в электронном виде 13.03.2017 суд пришел к выводу о пропуске корпорацией срока исковой давности в отношении неустойки, подлежащей начислению за период с 01.11.2013 по 12.03.2014, отказав в иске в указанной части.

Суд апелляционной инстанции признал иск поданым с соблюдением срока исковой давности, отменив решение суда в части отказа в иске. При этом суд исходил из того, что законом установлен обязательный претензионный порядок, в целях соблюдения которого заказчик направил исполнителю претензию от 10.06.2016, что приостановило течение срока исковой давности на шесть месяцев.

Отменяя постановление апелляции, суд округа указал, что отношения сторон регулируются нормами гл. 38 ГК РФ, которыми обязательный досудебный порядок урегулирования спора не предусмотрен. Направление истцом претензии является его процессуальной обязанностью, предусмотренной ч. 5 ст. 4 АПК РФ, и не приостанавливает течение срока исковой давности на основании п. 3 ст. 202 ГК РФ.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

В соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим в том числе из договоров, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором.

Согласно п. 3 ст. 202 ГК РФ, если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Как разъяснил Пленум Верховного суда РФ в п. 16 постановления от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», согласно п. 3 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку. В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Исходя из вышеприведенных законодательных норм и разъяснений, ВС РФ констатировал, что течение срока исковой давности приостанавливается на срок фактического соблюдения претензионного порядка (с момента направления претензии до момента получения отказа в ее удовлетворении). Непоступление ответа на претензию в течение 30-й дней либо срока, установленного договором, приравнивается к отказу в удовлетворении претензии, поступившему на 30 день, либо в последний день срока, установленного договором. Таким образом, если ответ на претензию не поступил в течение 30 дней или срока, установленного договором, или поступил за их пределами, течение срока исковой давности приостанавливается на 30 дней либо на срок, установленный договором для ответа на претензию.

На основе данного вывода ВС РФ разъяснил, почему ни одно из решений, вынесенных нижестоящими судами, не являлось правильным.

Так, вывод апелляции о том, что течение исковой давности было приостановлено на шесть месяцев с момента направления корпорацией досудебной претензии, было основано на неверном толковании положений действующего законодательства. Правило п. 4 ст. 202 ГК РФ о продлении срока исковой давности до шести месяцев касается тех обстоятельств, которые поименованы в п. 1 ст. 202 ГК РФ и характеризуются неопределенностью момента их прекращения. Применительно к соблюдению процедуры досудебного урегулирования спора начало и окончание этой процедуры, влияющей на приостановление течения срока, установлены законом. Иной подход приведет к продлению срока исковой давности на полгода по всем спорам, указанным в ч. 5 ст. 4 АПК РФ, что противоречит сути института исковой давности, направленного на защиту правовой определенности в положении ответчика.

Суд округа, отменяя постановление апелляции, неправомерно посчитал, что направление истцом претензии является его процессуальной обязанностью, предусмотренной ч. 5 ст. 4 АПК РФ, и не приостанавливает течение срока исковой давности на основании п. 3 ст. 202 ГК РФ. Но поскольку в силу положений ч. 5 ст. 4 АПК РФ до предъявления к ответчику иска о взыскании неустойки по контракту истец обязан направить ему претензию, следовательно, в период соблюдения корпорацией обязательного претензионного порядка течение срока исковой давности по заявленному истцом требованию в силу действующего законодательства приостанавливалось.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.eg-online.ru/article/383693/

Срок исковой давности прокуратура
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here