Размера компенсацию за нарушение исключительного права

Информационная поддержка по вопросу: "Размера компенсацию за нарушение исключительного права" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

КС разрешил судам снижать размер компенсации за нарушение авторских прав

Конституционный суд РФ опубликовал решение по проверке конституционности положений Гражданского кодекса, которые касаются ответственности за нарушение прав на использование товарного знака, на исключительное право воспроизведения и на объекты смежных прав.

С запросом о проверке на соответствие Основному закону страны ст. 1301, 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК, позволяющих правообладателю вместо возмещения убытков требовать от нарушителя компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 млн руб., независимо от суммы ущерба, в КС обратился Арбитражный суд Алтайского края. Поводом послужили два дела, которые находятся в производстве суда. По одному из них (№ А03-22533/2014) правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова компания «Квадро-Паблишинг» требует 859 000 руб. с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой – она в 2013 году продала контрафактный диск певца за 75 руб. АС Алтайского края посчитал, что 90 песен на диске можно учесть как партию однотипного товара, и обязал Любивую выплатить 15 000 руб. Апелляция суд первой инстанции поддержала. Однако Суд по интеллектуальным правам, опираясь на позицию ВАС, это решение отменил, посчитав, что каждый из 90 треков является отдельным объектом авторских и смежных прав.

Еще в одном споре (дело № А03-21306/2015) ООО «Аэроплан» за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики», хочет взыскать с десятка предпринимателей компенсацию до 60 000 руб. с каждого. Пределы суммы исковых требований находятся в тех же границах, что и в первом деле, ее размер не зависит от понесенного материального ущерба (см. «КС решит вопрос о справедливом размере компенсации за нарушение авторских прав»).

КС в своем решении отметил, что, вводя штрафную ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, законодатель руководствовался не только объективными трудностями в оценке причиненных правообладателю убытков, но и необходимостью предотвращения соответствующих правонарушений. Однако, по мнению судей Конституционного суда, принцип соразмерности также предполагает дифференциацию ответственности, в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, учет степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для индивидуализации наказания.

В связи с этим судам, как полагает КС, должна быть дана возможность уменьшить санкции при наличии ряда обстоятельств. В частности, если правонарушение совершено впервые, нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности не является для лица существенной частью его деятельности и не носило грубый характер, а размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков. Другой подход к взысканию компенсации, по мнению КС, подрывает доверие граждан к закону и суду и приводит к нарушению гарантируемого Конституцией достоинства личности и запрета на унижающее человеческое достоинство наказание. В этой части оспоренные нормы противоречат Конституции, решил Конституционный суд.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Теперь законодатель обязан внести соответствующие изменения в ГК, чтобы суды могли учитывать для принятия решения все имеющиеся обстоятельства.

Источник: http://pravo.ru/news/view/136443/

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Комментарий к Ст. 1301 ГК РФ

Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав является одним из способов защиты, предусмотренных ГК РФ, наряду с такими способами, как:

— пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— изъятие материального носителя;

— публикация решения суда;

— ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя;

— другие меры, предусмотренные законодательными актами.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности либо за допущенное правонарушение в целом.

Основанием для взыскания компенсации является нарушение исключительного права на произведение. Ранее Закон об авторском праве и смежных правах оперировал понятием «контрафактные экземпляры произведений», т.е. такие экземпляры, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских прав. Например, правомерно воспроизведенные и распространяемые на территории другой страны экземпляры произведений, не предназначенные для распространения на территории Российской Федерации, являются контрафактными при распространении на территории Российской Федерации.

———————————
Российская газета. N 137. 28.06.2006.

Субъектом права на взыскание компенсации может быть лишь автор или иной обладатель исключительного права. В п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 указывается, что право на компенсацию предоставлено обладателю исключительных прав. Лицу, не обладающему исключительными правами, должно быть отказано в требовании о компенсации. Это касается и автора, передавшего исключительное право по договору об отчуждении исключительного права.

Спорным является вопрос о применении в качестве меры защиты компенсации лицензиатом по договору исключительной лицензии. Согласно ст. 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 настоящего Кодекса, в их числе и взыскание компенсации.

Читайте так же:  Сколько стоит написать жалобу в прокуратуру

В п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. разъясняются отдельные спорные вопросы, возникающие в связи с взысканием компенсации. Требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина.

Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК; ст. 128 АПК).

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения. При этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, т.е. 10 тыс. рублей. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Так, арбитражный суд уменьшил размер компенсации за неправомерное использование объекта авторских прав до 20 тыс. рублей, учитывая характер правонарушения, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о продаже лишь одного компакт-диска на незначительную сумму 70 рублей, а также тяжелое материальное положение ответчика в условиях финансово-экономического кризиса . В другом деле при снижении размера компенсации суд учел требования разумности и справедливости исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование аналогичного объекта авторских прав .

———————————
Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-4091/09 по делу N А65-10975/2008-Г3-33.

Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-3192/09 по делу N А41-9079/08.

О разных подходах судов к порядку определения размера компенсации свидетельствует Постановление ФАС Московского округа от 17 марта 2009 г. N КГ-А40/22-09, КГ-А40/22-09-2 по делу N А40-38263/08-110-315. Так, при определении размера компенсации «Девятый арбитражный апелляционный суд, изменяя решение суда первой инстанции, счел подлежащей взысканию двукратную стоимость права использования произведения, определяемую исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. При этом суд сослался на то, что п. 11 договора от 2 мая 2005 г. между истцом (издатель) и правообладателем произведений Э.М. Ремарка (владелец) предусмотрено, что с экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, издатель обязан выплатить владельцу 10% от чистой выручки.

Стоимость экземпляра собрания сочинения с произведениями Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен», «Возвращение», «Три товарища», «Триумфальная арка», «Искра жизни», «Возлюби ближнего своего», «Время жить и умирать», «Черный обелиск», «Ночь в Лиссабоне», «Тени в раю», реализуемого ответчиком, составляет 1592 руб.

Апелляционный суд пришел к выводу, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составит в данном случае 318 руб. 40 коп. (20% от 1592 руб.); тираж произведений Э.М. Ремарка составил 2000 экземпляров.

Доводы истца о том, что размер компенсации должен составить 6 368 000 руб., суд счел не основанными на норме ст. 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиях договора от 2 мая 2005 г.; размер компенсации установлен судом в сумме 636 800 руб. (318,4 руб. x 2000 экземпляров).

Пунктом 11 соглашения от 2 мая 2005 г., заключенного между фондом «Наследие покойной Полет Ремарк» (правообладатель произведений Э.М. Ремарка) и истцом (издатель), на который сослался Девятый арбитражный апелляционный суд, предусмотрено, что на остатки книжного тиража, проданные Издателем по себестоимости или ниже, лицензионные отчисления в пользу Владельца не начисляются, при этом распродажа остатка тиража по сниженным ценам не может производиться в течение восемнадцати месяцев с момента выпуска Издателем тиража вышеозначенного Произведения. Издатель обязан сообщить Владельцу о своих намерениях в отношении нераспроданной части тиража, и Владелец может воспользоваться своим правом приобретения оставшихся экземпляров по сниженной цене. При указанной распродаже книжных остатков права, переданные Издательству на основании настоящего соглашения, возвращаются Владельцу без ущерба его праву требования в отношении любых уплаченных или причитающихся ему на тот момент денежных сумм, а также компенсации любых убытков. С экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, Издатель обязан выплатить Владельцу 10% от чистой выручки.

Суду при обосновании суммы взыскиваемой компенсации в соответствии с п. 11 названного соглашения следовало установить все обстоятельства, указанные в данном пункте соглашения и соглашения в целом применительно к рассматриваемому случаю.

Суд учел только процент от цены изданного тиража. Соглашение между правообладателем и истцом от 2 мая 2005 г. устанавливает обязательство последнего уплатить невозвращаемый аванс в размере 53 000 евро. При определении двойной стоимости права использования произведения следует определять цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Вывод Девятого арбитражного апелляционного суда о том, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составляет в данном случае 636 800 руб., сделан при неполно выясненных обстоятельствах, не соответствует фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем суд кассационной инстанции считает обжалуемое Постановление от 10 декабря 2008 года подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы» .

В том случае, если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения (п. 43.4 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

Читайте так же:  Конституция выезд за границу

Источник: http://stgkrf.ru/1301

Размера компенсацию за нарушение исключительного права

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 3, март 2014 г., с. 70-73

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) лицо, права которого нарушены, имеет возможность требовать от нарушителя полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Законодатель в п. 3 ст. 1252 ГК РФ предусмотрел, что «в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права».

На основании п. 4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак; или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Таким образом, компенсация за нарушение исключительных прав представляет собой самостоятельную меру гражданско-правовой ответственности, причем, исходя из принятого законодателем подхода, важной чертой этого вида ответственности следует признать ее альтернативность убыткам. Как и возмещение убытков, компенсация за нарушение исключительных прав имеет имущественный характер. Компенсация (как и взыскание убытков), безусловно, является ответственностью правонарушителя перед потерпевшим правообладателем.

На практике в последнее время часто возникает вопрос: вправе ли арбитражный суд уменьшить размер компенсации, рассчитанной согласно подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ?

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. Возможность требовать от нарушителя выплаты компенсации установлена законодательством, в том числе и для случаев нарушения исключительных прав на товарные знаки. Соответствующие положения изложены в ст. 1515 ГК РФ.

Одним из условий возникновения такого обязательства является противоправность поведения причинителя вреда. Под ней понимается всякое нарушение чужого субъективного права без должного на то правомочия. Отсутствие вины нарушителя не освобождает его от ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, но может быть учтено судом при определении размера компенсации.

Компенсация за нарушение исключительных прав как мера гражданско-правовой имущественной ответственности, подчинена общим принципам гражданского права. Восстановительный характер гражданско-правовой ответственности, учет принципов недопустимости злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), разумности и справедливости (ст. 6 ГК РФ) обусловливают не только право, но и обязанность суда соизмерять соответствие заявленных требований правообладателя исключительных прав характеру и последствиям правонарушения.

С учетом восстановительного характера гражданско-правовой ответственности под соразмерностью суммы компенсации последствиям нарушения исключительных прав закон понимает выплату правообладателю такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Нарушенный интерес правообладателя, в свою очередь, состоит в компенсации имущественного ущерба и возмещении правонарушителем любых доходов, полученных от нарушения права.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» рассмотрена практика взыскания компенсации за нарушения права на товарных знак. В п. 43.3 указано, что «суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абз. 2 ст. 1301, абз. 2 ст. 1311, подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 ГК РФ».

В развитие этих правовых позиций Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 20.11.2012 № 8953/12 указал, что «размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права».

В том же постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ говорится: «Поскольку пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности – компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи), Президиум полагает, что выработанные в упомянутом постановлении подходы применимы и к практике взыскания компенсации, рассчитанной согласно подпункту 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса…Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения».

Начавший свою работу Суд по интеллектуальным правам исходит из тех же соображений. Так, в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 15 октября 2013 г. по делу № А40-7431/2013 указано, что «снижение судами размера компенсации не противоречит нормам статей 1252 и 1515 ГК РФ».

Таким образом, можно сделать следующий вывод: суд при соответствующем обосновании вправе взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием.

Каковы же критерии определения размера компенсации согласно подп. 2 п. 4 статьи 1515 ГК РФ?

Судебной практикой (Пленумом Верховного Суда РФ и Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ) подтверждена необходимость учета последствий правонарушения, сформулирована правовая позиция в отношении обстоятельств, которые следует учитывать судам при определении размера компенсации за нарушение исключительных прав.

Видео (кликните для воспроизведения).

В отношении вины ответчика в п. 23 совместного Постановления Пленумов № 5/29 говорится о том, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Это положение подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК РФ 1 .

В соответствии с постановлением Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 № 8953/12 размер компенсации должен определяться, исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.

Читайте так же:  Росреестр зарегистрировать право собственности на квартиру

Применение данных разъяснений к определению компенсации по подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ было полностью поддержано Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ 02.04.2013 при рассмотрении в порядке надзора дел А40-8033/12-5-74 и А42-5522/2011 (Определение от 18.02.2013 № ВАС-16449/12, Определение от 01.02.2013 № ВАС-15187/12).

Кроме того, как показывает практика, несоразмерность компенсации убыткам потерпевшего не мотивирует потерпевшего к осуществлению действий, направленных на предотвращение правонарушения. В ситуации, когда доход от получения компенсации значительно (в разы) превышает возможную прибыль, полученную при предотвращении правонарушения, потерпевшему выгоднее дождаться возможности получить максимальную компенсацию, а не заявлять свои претензии немедленно после того, как стало известно о факте нарушения. Такое положение вещей способствует сохранению неопределенности, которая присутствует при использовании схожих обозначений (когда нарушение исключительных прав не очевидно), в отличие от ситуации, когда нарушитель использует чужой товарный знак (когда нарушение очевидно и нарушитель может соизмерять выгоды от нарушения с санкциями за него).

2 апреля 2013 г. Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ были рассмотрены два дела, в которых вопрос о возможности уменьшения по усмотрению суда компенсации, исчисленной в размере двукратной стоимости, был решен принципиально иначе. Дела были переданы коллегией судей в Президиум ВАС РФ непосредственно для определения практики по вопросу о возможности уменьшения такой компенсации судом.

Поэтому ответ на вопрос, вправе ли суд снизить размер заявленной компенсации и в случае исчисления компенсации на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК, может быть дан лишь с учетом правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в указанных постановлениях.

Первое из них — Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8953/12 от 2 апреля 2013 г. В определении о передаче дела в Президиум коллегия судей указала, что п. 4 ст. 1515 ГК предусматриваются не разные меры гражданско-правовой ответственности, а одна — компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами.

Второе — Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 15187/12 от 2 апреля 2013 г. В определении о передаче дела в Президиум коллегия судей указала, что суды не учли разъяснения, изложенные в абз. 2 п. 23 постановления Пленума № 5/29, согласно которым при защите интеллектуальных прав правило о неприменении принципа вины подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК. Таким образом, вина ответчика в нарушении исключительных прав истца на спорные товарные знаки в силу указанных разъяснений должна учитываться, в том числе при применении меры ответственности, предусмотренной подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК.

По итогам рассмотрения указанных дел Президиум отменил принятые по делу судебные акты, направил дела на новое рассмотрение в суды первой инстанции.

Думается, новый подход Президиума к «двукратной компенсации» дает судьям «зеленый свет» на снижение обоснованных требований о взыскании компенсаций при нарушениях прав на товарные знаки, как это часто делается применительно к расходам на оплату услуг представителей.

Суд по интеллектуальным правам руководствуется теми же соображениями. Так, в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 15 октября 2013 г. по делу № А40-7431/2013 указано, что при определении размера компенсации суды исходили «из характера допущенного ответчиком нарушения, степени его вины, добровольного прекращения им использования товарного знака, вероятных убытков истца, а также руководствовались принципами разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения». В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 22.10.2013 по делу № А63-18304/2012 говорится: «Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости».

Таким образом, можно сделать следующий вывод: судебная практика по вопросу взыскания компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, исчисленной в двукратном размере, поменялась. В настоящее время она имеет следующие тенденции.

Во-первых, целью применения компенсации является восстановление имущественного положения правообладателя.

Во-вторых, суд вправе уменьшить компенсацию независимо от того, каким из предусмотренных п. 4 ст. 1515 ГК РФ способов она рассчитана.

В-третьих, размер компенсации должен быть соразмерен последствиям правонарушения.

Интересно отметить, что согласно проекту Федерального закона N 47538-6/7 «О внесении изменений в части вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» 2 абз. 3 п. 3 статьи 1252 ГК предлагается изложить в следующей редакции: «Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения».

Таким образом, возможность снижения размера компенсации допускается и законодателем. Очевидно, это связано с участившимися случаями, когда правообладатели стремятся «подзаработать» на нарушителях.

Источник: http://ipcmagazine.ru/judicial-practice/the-lower-court-of-the-size-of-indemnification-for-infringement-of-trademark-rights-modern-trends

Верховный суд разрешил снижать физлицам размер компенсации за нарушение авторских прав

Физические лица и организации, уличенные в нарушении авторских прав, могут рассчитывать на назначение компенсаций ниже низшего предела наравне с индивидуальными предпринимателями (ИП), решил Верховный суд РФ. Об этом пишут «Известия».

В минувшем декабре Конституционный суд РФ по обращению Арбитражного суда Алтайского края счел неконституционными положения нескольких статей ГК РФ, которые позволяют правообладателю вместо возмещения убытков взыскивать с нарушителя компенсацию в 10 000–5 млн рублей независимо от суммы причиненного ущерба. АС рассматривал два дела о нарушении авторских прав, в рамках одного из которых правообладатель взыскивал с ИП за контрафактный диск стоимостью 75 рублей компенсацию в 859 000 рублей – по 10 000 рублей за каждую фонограмму и музыкальное произведение.

По мнению КС, если правонарушение совершено впервые, не являлось существенной частью предпринимательской деятельности, не носило грубый характер, а компенсация значительно превышает имущественные потери истца, то суды должны иметь возможность уменьшать санкции для ИП (см. «КС разрешил судам снижать размер компенсации за нарушение авторских прав»).

На это постановление в конце апреля 2017 года сослался ВС, разрешая спор между двумя юридическими лицами о товарном знаке. Согласно определению, выводы КС применимы не только к ИП, но также к физическим и юридическим лицам в силу равенства участников гражданского оборота перед законом (ст. 1 ГК РФ). Также ВС отметил, что решение о назначении компенсации ниже низшего предела каждый раз должно приниматься с учетом обстоятельств дела, но ходатайствовать об этом должен сам ответчик.

Читайте так же:  Справочник судебных экспертиз

Постановление КС предписывало законодателю скорректировать оспоренные нормы ГК. Минкультуры опубликовало такой законопроект в середине апреля. В этом документе также сказано, что поправки распространяются на всех участников правоотношений. Там же уточняется: суды обязаны учитывать неоднократность нарушений, а сама компенсация не должна оказаться менее 10 000 рублей (см. «Минкультуры включило юрлиц в новый порядок расчета компенсаций за нарушение авторских прав»).

Источник: http://pravo.ru/news/view/140587/

Взыскание компенсации за нарушение исключительного права: позиция судов

По данным Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), опубликованным в Отчете о работе кассационной инстанции СИП за первое полугодие 2015 год 1 , с января по июнь текущего года Судом было рассмотрено 716 дел, подавляющее большинство которых (417 дел) связано с защитой интеллектуальных прав. Особое значение для правообладателей имеет защита исключительных авторских и смежных прав.

Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

  • пресечение незаконных действий (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • возмещение убытков (подп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • выплата компенсации вместо возмещения убытков (п. 3 ст. 1252 ГК РФ);
  • признание патента недействительным или частичный запрет на использование фирменного либо коммерческого обозначения (абз. 3 п. 6 ст. 1252 ГК РФ) и др.

Причем, если судить по упомянутому Отчету СИП, чаще других способов защиты правообладатели предпочитают именно компенсацию. Однако на практике в применении этого способа защиты стороны нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы. Рассмотрим, как разрешают некоторые спорные ситуации суды.

Двукратный размер стоимости экземпляров произведения и другие виды компенсации

За нарушение исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с применением других мер (признание права, пресечения незаконных действий и т. д.) могут требовать, чтобы нарушитель либо возместил причиненные убытки, либо выплатил компенсацию:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб.;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование произведения при аналогичных обстоятельствах (ст. 1301 ГК РФ).

Когда можно требовать с нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права и что для этого необходимо, узнайте в
«Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Если правообладатель выбрал первый вариант, окончательный размер компенсации (в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб.) будет зависеть от усмотрения суда (п. 1 ст. 1301 ГК РФ). Поэтому стараясь избежать такой неопределенности, которая часто приводит к значительному понижению суммы компенсации (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014), правообладатели, как правило, выставляют к нарушителю требования в виде двукратной стоимости контрафактных экземпляров произведения. Размер компенсации в этом случае определяется исходя из конкретных данных о тираже и цене контрафактного произведения.

Однако взыскать такую компенсацию в полном размере правообладатель может не всегда. Например, это касается случаев, когда речь идет о сборнике, в котором часть произведений принадлежит заинтересованному лицу, а часть – нет. Так, рассматривая один из споров о взыскании компенсации за незаконное распространение произведений, являющихся частью сборника, суд указал, что компенсация в любом случае должна быть не средством заработка, а должным удовлетворением требований и интересов правообладателя. В связи с этим сумма требований была уменьшена и рассчитана судом исходя из двукратной стоимости страниц спорных произведений от общего числа страниц книги, умноженной на количество экземпляров издания, по формуле E = 2*(x/y)*z*t, где E – это размер компенсации, х – цена за сборник, у – количество страниц в сборнике, z – количество страниц спорных произведений, t – тираж (Определение ВАС РФ от 23 августа 2012 г. по делу № ВАС-6782/12).

С похожей проблемой может столкнуться правообладатель, требующий выплатить компенсацию за незаконное использование персонажей произведения. Авторские права в соответствии с законом действительно могут распространяться не только на само произведение, но и на его часть, в том числе – на персонаж (п. 7 ст. 1259 ГК РФ). Если нарушитель исключительных прав использовал одного персонажа, суды расценивают это как самостоятельное правонарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 г. № 15АП-2963/15). Трудности могут возникнуть, если речь идет о нескольких персонажах одного произведения.

Правообладатели нередко требуют с нарушителя компенсацию за каждый персонаж. Однако, рассматривая подобные споры, суды, как правило, указывают на то, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является все-таки нарушением исключительного права на само произведение, а следовательно, это не несколько правонарушений, а одно (постановление СИП от 16 апреля 2014 г. № С01-260/2014 по делу № А45-12103/2013). В таком случае размер заявленной истцом компенсации может быть рассчитан исходя из количества произведений, персонажи из которых были незаконно использованы ответчиком, а не из количества самих персонажей.

Однако недавно ВС РФ высказал свою позицию относительно возмещения убытков за незаконное использование персонажей одного произведения. По мнению Суда, при рассмотрении дел такого рода следует установить наличие признаков, позволяющих считать действующих героев произведения персонажами, которые по своему характеру могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда, что может повлечь за собой взыскание компенсации за каждый факт такого нарушения (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013).

Руководитель юридического отдела издательства «Эксмо» Максим Рябыко убежден: «Какой бы способ компенсации правообладатель ни выбрал, он должен быть соразмерен нарушению. Не стоит переоценивать свой бренд. В вопросах защиты интеллектуальной собственности в судебном порядке соразмерная компенсация – это один из принципов, на которых должна быть основана позиция сторон».

Стоит также отметить, что, несмотря на удобный способ расчета компенсации в виде двойной стоимости контрафакта, не все эксперты одобряют ее существование.

Анатолий Семёнов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности :

» Сам принцип расчета убытков, основанный на арифметическом удвоении стоимости контрафактных товаров, является порочным с точки зрения общих подходов гражданско-правовой ответственности, поскольку превращает суд в калькулятор, а взыскиваемую компенсацию – в частный карательный штраф. К тому же еще и рассчитанный на основе стоимости товара, в котором ввиду его контрафактности в принципе не может быть даже намека для обоснования стоимости предъявленного к защите исключительного права «.

Читайте так же:  Отказали в принятии апелляционной жалобы

Объем прав лицензиата и автора

По общему правилу лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, может защищать свои права такими же способами, что и автор (ст. 1254 ГК РФ). Однако судебная практика позволяет сделать вывод, что при определенных обстоятельствах лицензиат может располагать большим объемом прав при защите своих интересов.

Лицензионный договор – договор, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на произведение (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого произведения в предусмотренных договором пределах (ст. 1235 ГК РФ).

Исключительная лицензия – предоставление лицензиату права использовать произведение без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Неисключительная лицензия – предоставление лицензиату права использования произведения с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Проиллюстрировать это поможет следующий спор (решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. по делу № А40-93293/2013, постановление СИП от 23 июля 2014 г. № С01-618/2014).

Издательство 1 заключило лицензионный договор (простая неисключительная лицензия) с автором, который в договоре гарантировал, что литературное произведение не обременено правами других лиц, в частности, другие лицензии на него не выдавались. Однако автор забыл или умолчал о том, что ранее на указанное произведение им была выдана исключительная лицензия другому издателю (Издательство 2). Поскольку в момент подписания лицензионного договора с Издательством 1 исключительные авторские права на спорные произведения принадлежали не автору, а Издательству 2 на основании авторских договоров, данная сделка является недействительной (ст. 168, подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ). Это стало основанием для обращения Издательства 2 в суд с иском о взыскании с Издательства 1 компенсации за нарушение исключительных прав в виде двойной стоимости контрафактных экземпляров (ст. 1301 ГК РФ).

В этом случае ответчику было бы логично обратиться с регрессным требованием к автору, которым было нарушено обязательство (ст. 1081, п. 4 ст. 1250 ГК РФ). Однако к моменту возникновения спора он скончался.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О безвозмездном использовании произведений в Интернете (так называемых «свободных лицензиях») и о границах свободного использования результатов интеллектуальной деятельности узнайте из нашего материала «Интеллектуальная собственность по-новому».

Отстаивая свою позицию, ответчик утверждал, что при наличии лицензионного договора с автором у него не было оснований полагать, что, издавая спорные произведения, он нарушает чьи-либо права. Однако суды пришли к выводу: доводы Издательства 1 о том, что ответственность за нарушение авторских прав наступает только при наличии вины, противоречат нормам ГК РФ. Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 1250 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – Постановление № 5/29). Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника к такому обстоятельству не относится. Таким образом, по мнению судов, оснований для освобождения Издательства 1 от ответственности не было.

Вместе с тем Издательство 1 полагало, что заявленные истцом требования несоразмерно высоки. Сложность состояла в том, что в действующем законодательстве ничего не сказано о возможности уменьшить компенсацию, выраженную в двойной стоимости экземпляра. По общему правилу судьи могут определять причитающуюся сумму по своему усмотрению, только если речь идет о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. (п. 43.3 Постановления № 5/29).

Однако в обоснование своей позиции Издательство 1 ссылалось на мнение ВАС РФ, согласно которому даже при таком способе компенсации, как выплата двойной стоимости экземпляров, суд обязан исходить из принципов соразмерности и справедливости и не лишен права снизить размер требований (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12).

В результате суд встал на сторону Издательства 1, и размер компенсации был уменьшен.

В рассмотренном примере ответчик хоть и добился существенного снижения заявленных истцом требований, тем не менее понес ответственность за действия, в которых не было его вины.

Как подчеркивает Анатолий Семёнов, другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК РФ). В рассмотренном споре согласие автора было прямо выражено в договоре неисключительной лицензии и подтверждено в ходе судебного разбирательства. «В удовлетворении исковых требований исключительного лицензиата следовало отказать в виду отсутствия нарушения, поскольку данный спор касался лишь ненадлежащего исполнения правообладателем договора исключительной лицензии с истцом (п. 2 ст. 1237 ГК РФ). Надлежащим ответчиком в таком случае являлась бы наследница автора. Однако вместо этого мы имеем совершенно неправосудные судебные акты о снижении размера компенсации, взысканной с лица, действовавшего с согласия правообладателя», – заключает Анатолий Семёнов.

К тому же в этом примере, по мнению Максима Рябыко, очевидно наличие у лицензиата большего объема прав по сравнению с автором: «На мой взгляд, здесь закралось непонимание природы указанных правоотношений – презюмируется, что у лицензиата ровно столько прав, сколько есть у автора. Однако давайте представим, что автор пошел с похожим иском к одному издателю, ранее выдав исключительную лицензию другому издателю. В СИП или в коллегии по экономическим спорам ВС РФ ему будет отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку было бы налицо явное злоупотребление им своими правами».

Более того, Анатолий Семёнов считает, что в рассмотренном примере речь идет именно о ненадлежащем исполнении договора с лицензиатом, а не о нарушении исключительного права. Эксперт обращает внимание на то, что под последним понимается нарушение прав не лицензиата, а автора. Поэтому сама идея привлечения к ответственности автора или его наследника за нарушение исключительного права, пусть даже и в порядке регресса, в данном случае выглядит абсурдно ввиду совпадения должника и кредитора (ст. 413 ГК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.garant.ru/article/639995/

Размера компенсацию за нарушение исключительного права
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here