Постановление пленума верховного суда экстремистской направленности

Информационная поддержка по вопросу: "Постановление пленума верховного суда экстремистской направленности" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Содержание

  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

    (Хлебушкин А.) («Уголовное право», 2011, N 6)

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ»

    Хлебушкин Артем, докторант Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук.

    После изменения в 2002 г. норм уголовного закона, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с экстремистской деятельностью, почти ежегодно защищались диссертации по уголовно-правовым и криминологическим проблемам противодействия экстремизму. Опубликовано множество иных работ, в том числе монографического характера. Однако даже самое содержательное научное комментирование не может в полной мере заменить деятельность высшей судебной инстанции по исследованию судебной практики по делам той или иной категории и изложению на основе этого рекомендации по квалификации соответствующих преступлений. Необходимость в таких рекомендациях остро ощущалась и применительно к преступлениям экстремистской направленности. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ 28 июня 2011 г. принял Постановление N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» . ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

    Отметим, что своеобразным и труднообъяснимым исключением из правила квалификации преступлений на основе одного доминирующего мотива в настоящее время остается «экстремистское» хулиганство (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ), предполагающее одновременное установление двух обязательных мотивов — хулиганских побуждений и собственно экстремистского мотива, хотя даже приведенный самим Пленумом пример в цитируемом пункте Постановления прямо указывает на необходимость их разграничения. Данное законодательное решение подвергается справедливой критике . ——————————— См., напр.: Волженкин Б. Хулиганство // Уголовное право. 2007. N 5; Кибальник А., Соломоненко И. «Экстремистское» хулиганство — нонсенс уголовного закона // Законность. 2008. N 4; Егорова Н. К вопросу о новых мотивах совершения преступлений // Уголовное право. 2008. N 1; Иванов Н. Г., Косырев И. И. Современный метаморфоз уголовно наказуемого хулиганства // Российская юстиция. 2008. N 1.

    4. В п. 6 Постановления указано, что при решении вопроса об использовании средств массовой информации (ч. 2 ст. 280 и ст. 282 УК РФ) судам следует учитывать положения Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» (с последующими изменениями) . Однако ряд сложностей вызывают вопросы правовой оценки распространения сведений через сеть Интернет. Федеральным законом от 30 октября 2009 г. N 241-ФЗ в УК РФ введена ст. 185.3. В качестве квалифицирующего признака во второй части данной статьи указано манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, совершенное с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования (включая сеть Интернет). ——————————— Российская газета. 08.02.1992. См.: СЗ РФ. 2009. N 44. Ст. 5170.

    Таким образом, законодатель прямо указывает сеть Интернет как возможное средство совершения преступления. При этом из буквального толкования статьи следует, что средства массовой информации отделяются от информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть Интернет. Между тем не выработано единого представления о сетевых средствах массовой информации, отсутствует единое представление о содержании и формах их деятельности, требования к обязательной регистрации в соответствии с Законом «О средствах массовой информации», а также критерии отграничения публикуемой в сети Интернет информации, изначально предназначенной массовому потребителю, от иной, направленной на ее получение определенным кругом лиц . ——————————— См.: Говоркова Е. В. Проблемы уголовно-правового регулирования распространения информации в сети Интернет // Российская юстиция. 2010. N 3.

    Использование сети Интернет при совершении преступлений экстремистской направленности квалифицируется по-разному, в том числе как использование СМИ. Так, Л. написал две статьи националистического содержания, которые разместил в сети Интернет на сайте, обеспечив тем самым доступ к их прочтению неограниченному кругу лиц. В статьях содержались призывы к свержению конституционного строя в России, к созданию русского нацистского государства. Публикации были направлены на возбуждение ненависти и вражды между славянами и народами других национальностей, населяющими Россию, а также между представителями различных социальных и религиозных групп. Действия Л. были квалифицированы судом по ч. 2 ст. 280 УК РФ как публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации . ——————————— Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ: http://genprok/gov/ru/news/news-12016/.

    Для разрешения данного вопроса уместно обратиться к другим разъяснениям высшей судебной инстанции: согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в случае, если сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации. Если кино-, видео-, аудио-, печатная продукция либо информационный ресурс в сети Интернет не носят периодического характера и не зарегистрированы в качестве средства массовой информации, вменение рассматриваемого признака невозможно; при наличии соответствующих оснований в данном случае содеянное может быть квалифицировано лишь с учетом признака публичности . ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010. С. 482.

    Однако при квалификации таких преступлений следует учитывать, что предоставление пользователям сети Интернет общего доступа к тем или иным данным, а равно использование локальных файлообменных сетей интернет-провайдеров не образует признака использования СМИ. Так, А. в целях возбуждения расовой и национальной ненависти и вражды, унижения достоинства лиц другой расы, используя сеть Интернет и локальную файлообменную сеть интернет-провайдера, разместил в своем компьютере и ноутбуке в специальных папках видеозаписи экстремистского содержания и поставил отметку об открытии общего доступа к данным папкам. Как указал суд, А. совершил активные и целенаправленные действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, происхождения, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе у широкого круга пользователей локальной файлообменной сети. Действия А. были квалифицированы по ч. 1 ст. 282 УК РФ . ——————————— Дело N 1-364 // Эж-Юрист. 2009. N 39. С. 2.

    Читайте так же:  Ходатайство об отмене судебного приказа образец

    5. Интересным представляется разъяснение, содержащееся в п. 7 рассматриваемого Постановления, о том, что при установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения ст. ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 г., и практику Европейского суда по правам человека, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации. В литературе отмечается, что «за критику власть имущих журналистов преследовали и до внедрения в нашу жизнь понятия экстремизма. При желании наказать особо бойких использовались статьи УК РФ о клевете и оскорблении представителей власти» . Тем не менее игнорирование особого (в качестве объекта для критики) положения профессиональных политиков может вести к принятию неверных судебных решений. ——————————— Мошкович М. Критикуйте губернаторов // ЭЖ-Юрист. 2009. N 39. С. 2.

    6. Следует отметить содержащееся в Постановлении разъяснение по вопросу возможной конкуренции мер административной и уголовной ответственности в случае распространения экстремистских материалов: «Вопрос о том, является ли массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, преступлением, предусмотренным ст. 282 УК РФ, или административным правонарушением (ст. 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), должен разрешаться в зависимости от направленности умысла лица, распространяющего указанные материалы. В случае, когда лицо распространяет экстремистские материалы, включенные в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, с целью возбудить ненависть либо вражду, а также унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, содеянное им должно влечь уголовную ответственность по статье 282 УК РФ». Федеральный список экстремистских материалов размещен на официальном сайте Министерства юстиции РФ и по состоянию на август 2011 г. включал в себя около 1000 наименований . ——————————— См.: http:// www. minijust/ ru/ ru/ activity/ nko/ fedspisok/.

    Отметим, что данные перечни следует отличать от Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму , так как последний при применении ст. 282.2 УК РФ использоваться не должен. ——————————— Опубликован: http:// www. rg. ru/ 2011/ 07/ 06/ extremism-dok. html.

    Пристатейный библиографический список

    Источник: http://center-bereg.ru/l1195.html

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

    (Хлебушкин А.) («Уголовное право», 2011, N 6)

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ»

    Хлебушкин Артем, докторант Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук.

    После изменения в 2002 г. норм уголовного закона, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с экстремистской деятельностью, почти ежегодно защищались диссертации по уголовно-правовым и криминологическим проблемам противодействия экстремизму. Опубликовано множество иных работ, в том числе монографического характера. Однако даже самое содержательное научное комментирование не может в полной мере заменить деятельность высшей судебной инстанции по исследованию судебной практики по делам той или иной категории и изложению на основе этого рекомендации по квалификации соответствующих преступлений. Необходимость в таких рекомендациях остро ощущалась и применительно к преступлениям экстремистской направленности. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ 28 июня 2011 г. принял Постановление N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» . ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

    Отметим, что своеобразным и труднообъяснимым исключением из правила квалификации преступлений на основе одного доминирующего мотива в настоящее время остается «экстремистское» хулиганство (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ), предполагающее одновременное установление двух обязательных мотивов — хулиганских побуждений и собственно экстремистского мотива, хотя даже приведенный самим Пленумом пример в цитируемом пункте Постановления прямо указывает на необходимость их разграничения. Данное законодательное решение подвергается справедливой критике . ——————————— См., напр.: Волженкин Б. Хулиганство // Уголовное право. 2007. N 5; Кибальник А., Соломоненко И. «Экстремистское» хулиганство — нонсенс уголовного закона // Законность. 2008. N 4; Егорова Н. К вопросу о новых мотивах совершения преступлений // Уголовное право. 2008. N 1; Иванов Н. Г., Косырев И. И. Современный метаморфоз уголовно наказуемого хулиганства // Российская юстиция. 2008. N 1.

    4. В п. 6 Постановления указано, что при решении вопроса об использовании средств массовой информации (ч. 2 ст. 280 и ст. 282 УК РФ) судам следует учитывать положения Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» (с последующими изменениями) . Однако ряд сложностей вызывают вопросы правовой оценки распространения сведений через сеть Интернет. Федеральным законом от 30 октября 2009 г. N 241-ФЗ в УК РФ введена ст. 185.3. В качестве квалифицирующего признака во второй части данной статьи указано манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, совершенное с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования (включая сеть Интернет). ——————————— Российская газета. 08.02.1992. См.: СЗ РФ. 2009. N 44. Ст. 5170.

    Таким образом, законодатель прямо указывает сеть Интернет как возможное средство совершения преступления. При этом из буквального толкования статьи следует, что средства массовой информации отделяются от информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть Интернет. Между тем не выработано единого представления о сетевых средствах массовой информации, отсутствует единое представление о содержании и формах их деятельности, требования к обязательной регистрации в соответствии с Законом «О средствах массовой информации», а также критерии отграничения публикуемой в сети Интернет информации, изначально предназначенной массовому потребителю, от иной, направленной на ее получение определенным кругом лиц . ——————————— См.: Говоркова Е. В. Проблемы уголовно-правового регулирования распространения информации в сети Интернет // Российская юстиция. 2010. N 3.

    Использование сети Интернет при совершении преступлений экстремистской направленности квалифицируется по-разному, в том числе как использование СМИ. Так, Л. написал две статьи националистического содержания, которые разместил в сети Интернет на сайте, обеспечив тем самым доступ к их прочтению неограниченному кругу лиц. В статьях содержались призывы к свержению конституционного строя в России, к созданию русского нацистского государства. Публикации были направлены на возбуждение ненависти и вражды между славянами и народами других национальностей, населяющими Россию, а также между представителями различных социальных и религиозных групп. Действия Л. были квалифицированы судом по ч. 2 ст. 280 УК РФ как публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации . ——————————— Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ: http://genprok/gov/ru/news/news-12016/.

    Читайте так же:  Уголовная ответственность за нарушение патентных прав


    Для разрешения данного вопроса уместно обратиться к другим разъяснениям высшей судебной инстанции: согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в случае, если сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации. Если кино-, видео-, аудио-, печатная продукция либо информационный ресурс в сети Интернет не носят периодического характера и не зарегистрированы в качестве средства массовой информации, вменение рассматриваемого признака невозможно; при наличии соответствующих оснований в данном случае содеянное может быть квалифицировано лишь с учетом признака публичности . ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2010. С. 482.

    Однако при квалификации таких преступлений следует учитывать, что предоставление пользователям сети Интернет общего доступа к тем или иным данным, а равно использование локальных файлообменных сетей интернет-провайдеров не образует признака использования СМИ. Так, А. в целях возбуждения расовой и национальной ненависти и вражды, унижения достоинства лиц другой расы, используя сеть Интернет и локальную файлообменную сеть интернет-провайдера, разместил в своем компьютере и ноутбуке в специальных папках видеозаписи экстремистского содержания и поставил отметку об открытии общего доступа к данным папкам. Как указал суд, А. совершил активные и целенаправленные действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, происхождения, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе у широкого круга пользователей локальной файлообменной сети. Действия А. были квалифицированы по ч. 1 ст. 282 УК РФ . ——————————— Дело N 1-364 // Эж-Юрист. 2009. N 39. С. 2.

    5. Интересным представляется разъяснение, содержащееся в п. 7 рассматриваемого Постановления, о том, что при установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения ст. ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 г., и практику Европейского суда по правам человека, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации. В литературе отмечается, что «за критику власть имущих журналистов преследовали и до внедрения в нашу жизнь понятия экстремизма. При желании наказать особо бойких использовались статьи УК РФ о клевете и оскорблении представителей власти» . Тем не менее игнорирование особого (в качестве объекта для критики) положения профессиональных политиков может вести к принятию неверных судебных решений. ——————————— Мошкович М. Критикуйте губернаторов // ЭЖ-Юрист. 2009. N 39. С. 2.

    6. Следует отметить содержащееся в Постановлении разъяснение по вопросу возможной конкуренции мер административной и уголовной ответственности в случае распространения экстремистских материалов: «Вопрос о том, является ли массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, преступлением, предусмотренным ст. 282 УК РФ, или административным правонарушением (ст. 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), должен разрешаться в зависимости от направленности умысла лица, распространяющего указанные материалы. В случае, когда лицо распространяет экстремистские материалы, включенные в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, с целью возбудить ненависть либо вражду, а также унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, содеянное им должно влечь уголовную ответственность по статье 282 УК РФ». Федеральный список экстремистских материалов размещен на официальном сайте Министерства юстиции РФ и по состоянию на август 2011 г. включал в себя около 1000 наименований . ——————————— См.: http:// www. minijust/ ru/ ru/ activity/ nko/ fedspisok/.

    Отметим, что данные перечни следует отличать от Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму , так как последний при применении ст. 282.2 УК РФ использоваться не должен. ——————————— Опубликован: http:// www. rg. ru/ 2011/ 07/ 06/ extremism-dok. html.

    Пристатейный библиографический список

    Источник: http://center-bereg.ru/m1255.html

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: научный комментарий

    (Быков В. М.) («Право и политика», 2011, N 9)

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: НАУЧНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

    Быков Виктор Михайлович — доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и информатизации правовой деятельности факультета ноосферной безопасности и права Тамбовского государственного технического университета.

    В статье рассматривается новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». Автор, излагая основное содержание Постановления, указывает на его некоторые спорные положения и недостатки. Положительно оценивая новое Постановление в целом, автор считает, что оно должно быть принято в новой редакции.

    Ключевые слова: юриспруденция, преступление, экстремизм, публичные призывы, уголовная ответственность, экстремистское сообщество, организованная группа, квалификация, ответственность, руководитель.

    The Decree of the Plenum of the supreme Court of the Russian Federation on the judicial practice on criminal cases for extremist crimes: scientific commentary V. M. Bykov

    Bykov Viktor Mikhailovich — Doctor of law, professor of the department of criminal law and informatization of legal activity of the faculty of noosphere security and law of the Tambov state technical university.

    Читайте так же:  Суд отказывается принимать заявление

    The article is devoted to the new Decree of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of June 28, 2011 N. 11 «On judicial practice in criminal cases on extremist crimes». The author provides the general contents of the Decree, then points out some questionable positions and shortcomings. While treating the new Decree as a whole positively, the author thinks that is should be amended.

    Key words: jurisprudence, crime, extremism, public calls, criminal responsibility, extremist community, organized group, qualification, responsibility, leader.

    Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» посвящено исключительно актуальной проблеме судебной практики — особенностям рассмотрения в суде уголовных дел экстремистской направленности . ——————————— Российская газета. 2011. 4 июля.

    Актуальность рассматриваемого Постановления Пленума Верховного Суда РФ подтверждается также и тем фактом, что вслед за опубликованием настоящего Постановления в печати опубликован Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, в котором приводятся сведения о 1510 таких организациях и физических лицах . ——————————— Российская газета. 2011. 6 июля.

    Что же касается нового, рассматриваемого нами Постановления Пленума Верховного Суда РФ, то в нем также не указываются все признаки, которыми характеризуется организованная группа . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья В. М. Быкова «Виды преступных групп: проблемы разграничения» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский следователь», 2005, N 8. —————————————————————— Нашу позицию о признаках организованной группы подробнее см.: Быков В. Что такое организованная преступная группа? // Российская юстиция. 1995. N 10. С. 41 — 42; Быков В. Признаки организованной преступной группы // Законность. 1998. N 9. С. 4 — 8; Быков В. М., Колесникова Т. В. Организованная группа вымогателей // Следователь. 2000. N 4. С. 7 — 9; Быков В. М. Виды преступных групп: проблемы разграничения // Уголовное право. 2005. N 2. С. 18 — 21.

    П. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ напоминает судам, что лицам, признанным виновным в совершении преступлений экстремистской направленности, суды должны обеспечивать индивидуализацию наказания. Кроме того, в п. 25 рассматриваемого Постановления указывается, что в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 282.1 и 282.2 УК РФ, судам необходимо решать вопрос в соответствии с п. «а», «б» и «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ о конфискации денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения указанных преступлений. В заключительном п. 26 Постановления Пленум Верховного Суда РФ рекомендует судам при рассмотрении уголовных дел экстремистской направленности выявлять обстоятельства, способствующие совершению указанных преступлений и в соответствии с законом частными определениями обращать на это внимание соответствующих организаций и должностных лиц. Оценивая в целом положительно новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ, тем не менее мы полагаем, что с учетом высказанных нами замечаний оно должно быть доработано и принято в новой редакции.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://center-bereg.ru/b4863.html

    Постановление Пленума ВС РФ от 20 сентября 2018 года о судебной практике по уголовным делам экстремистской направленности

    Пленума Верховного Суда

    20 сентября 2018 г.

    О внесении изменений в постановление Пленума
    Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

    В связи с возникшими в правоприменительной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности (в редакции постановления Пленума от 3 ноября 2016 года № 41) следующие изменения:

    1) пункт 1 дополнить абзацем следующего содержания:

    «Обратить внимание судов на то, что гарантированные Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами свобода мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом могут быть ограничены только в исключительных случаях, прямо закрепленных в федеральном законе, в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, территориальной целостности (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, часть 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, часть 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).»;

    2) дополнить пунктом 2 1 следующего содержания:

    «2 1 . При рассмотрении в порядке статьи 125 УПК РФ жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела о преступлении экстремистской направленности суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений.

    Обратить внимание судов, что с учетом содержания диспозиции статьи 282 УК РФ к таким данным относится не только сам факт размещения в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам, указанным в данной статье, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения.»;

    а) дополнить абзацем вторым следующего содержания:

    «Размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, в частности, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.»;

    б) абзацы второй, третий, четвертый и пятый считать абзацами третьим, четвертым, пятым и шестым;

    Читайте так же:  Исковое заявление по месту жительства ответчика

    в) абзац третий изложить в следующей редакции:

    «При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его личности (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.»;

    4) дополнить пунктом 8 1 следующего содержания:

    «8 1 . Обратить внимание судов на то, что при правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, судам следует исходить из характера и степени общественной опасности содеянного и учитывать положения части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

    При решении вопроса о том, является ли деяние малозначительным, то есть не представляющим общественной опасности, судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количество просмотров информации, влияние размещенной информации на поведение лиц, составляющих данную аудиторию.»;

    5) пункт 23 дополнить абзацем шестым следующего содержания:

    «При оценке заключения эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности судам следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда.».

    Источник: http://www.sova-center.ru/misuse/docs/2018/09/d40044/

    Комментарий «Совы» о постановлении пленума ВС об экстремистских и террористических преступлениях

    3 ноября 2016 года Пленум Верховного Суда РФ издал новое постановление о применении антитеррористических и антиэкстремистских статей УК («О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» и от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»).

    Речь идет о разъяснении ряда вопросов, с которыми сталкиваются российские суды при применении норм законодательства, направленных на борьбу с экстремизмом и терроризмом. На эти разъяснения суды обязаны опираться, вынося решения по соответствующим статьям УК. Отметим некоторые принципиально важные изменения, которые были внесены в постановления 2011 и 2012 годов (см. наше изложение важных моментов Постановления 2011 года).

    В отношении применения статей, направленных на борьбу с терроризмом:

    1. ВС трактует публичные призывы к террористической деятельности (ст. 205.2 УК) как призывы к совершению преступлений, предусмотренных статьями 205-206 (возможно, за исключением новой ст. 205.6 (несообщение о преступлении)), 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 УК. Таким образом, согласно ВС, как призывы к террористической деятельности следует расценивать также призывы к свержению строя (ст. 278 УК) и мятежу (ст. 279 УК).

    2. Преступление, подпадающее под действие ст. 205.2, осуществленное путем массовой рассылки сообщений по мобильной связи или через Интернет, с точки зрения ВС, следует считать оконченным «с момента размещения обращений в указанных сетях общего пользования (например, на сайтах, форумах или в блогах), отправления сообщений другим лицам». Таким образом, в очередной раз обойден вопрос о том, насколько широко и в какой аудитории это сообщение распространялось.

    3. ВС указывает, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьей 205.5 УК (организация деятельности террористической организации или участие в ней), если они совершены после официальной публикации на сайте ФСБ сведений о признании судом соответствующей организации террористической и запрете ее деятельности на территории РФ, а не сразу после вступления решения суда в силу.

    В отношении применения статей, направленных на борьбу с экстремизмом:

    1. ВС обращает внимание на то, что при применении ст. 280.1 УК (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ) следует отличать такие призывы от подстрекательства к преступлениям, направленным на нарушение территориальной целостности РФ, поскольку «призывы не должны быть направлены на склонение определенных лиц к совершению конкретных уголовно наказуемых деяний». Иначе говоря, достаточно суровая «антисепаратистская» статья УК должна применяться именно в тех случаях, когда обвиняемый не призывал к противоправным действиям для достижения цели.

    2. Из разъяснения, касающегося сферы действия ст. 282 УК, исчезло упоминание «других групп лиц» в конце списка потенциальных объектов возбуждения ненависти, теперь это положение выглядит так: «под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии».

    Это – важнейшее разъяснение Пленума 2011 года, устанавливающее, что возбуждение ненависти – это не любые негативные высказывания, а именно призывы к опаснейшим противоправным действиям по примеру перечисленных. К сожалению, это разъяснение нередко игнорируется судами.

    Теперь ВС в неявном виде указывает, что сферу применения понятия «возбуждение ненависти» стоит ограничить критериями нации, расы и религии. В частности, это может пониматься как предложение не прибегать к невнятному понятию «социальная группа». Но, конечно, постановление ВС не может исключить это понятие из состава статьи УК.

    3. Важное разъяснение затрагивает вопрос об оценке публикаций в сети: «При решении вопроса о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию либо выразившего свое отношение к ней в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение достоинства человека либо группы лиц следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней».

    Читайте так же:  Сила мирового соглашения утвержденного судом

    Учет указанных критериев при рассмотрении дел о публичных высказываниях всегда был слабым местом российского правоприменения. Особенно это верно применительно к высказываниям в интернете, и не только по ст. 282. Комментарий ВС совершенно справедлив, но явно необходимы более подробные разъяснения, какой контекст следует учитывать (речь должна идти и об историческом контексте, так и локальном во времени и в пространстве), как именно должны учитываться комментарии (они не могут быть вменены самому обвиняемому, но показывают понимание аудиторией его высказывания), что следует понимать под формой высказывания (например, суд должен научиться понимать, в каких случаях высказывание было ироническим). Кроме того, необходимо учитывать количественный и качественный состав реальной целевой группы высказывания и авторитетность автора высказывания для этой группы.

    4. Следует обратить внимание и на положение об экстремистской пропаганде, аналогичное вышеупомянутому о призывах к терроризму: при совершении публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности путем массовой рассылки сообщений по мобильной связи или через Интернет, преступление, с точки зрения ВС, следует считать оконченным «с момента размещения обращений в указанных сетях общего пользования (например, на сайтах, форумах или в блогах), отправления сообщений другим лицам«.

    До сих пор правоохранительные органы руководствовались тем, что пока публикация остается в сети, имеет место длящееся преступление, пусть даже ей несколько лет и сам публикатор и его читатели давно забыли о ее существовании. Если это разъяснение ВС будет взято на вооружение, изменится подход к определению сроков давности привлечения к уголовной ответственности за высказывания в сети.

    5. ВС и ранее указывал, что в тех случаях, когда насильственные преступления совершаются не просто по мотиву ненависти, но с целью возбуждения ненависти или унижения достоинства по групповым признакам, они должны квалифицироваться одновременно и по соответствующей статье о насилии (с указанием на мотив ненависти), и по ст. 282 УК. Однако теперь это требование было конкретизировано: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего в ходе совершения преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту «а» части 2 статьи 282 УК РФ и пункту «е» части 2 статьи 111 УК РФ при отсутствии иных квалифицирующих признаков, предусмотренных в названных статьях. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, сопряженное с убийством, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 282 УК РФ и пунктом «л» части 2 статьи 105 УК РФ, при отсутствии других квалифицирующих признаков».

    При этом другие виды насилия ВС предлагает квалифицировать только по ст. 282 УК: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение человеческого достоинства, сопряженные с нанесением побоев, совершением иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (например, связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.), а также с умышленным причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, охватываются пунктом «а» части 2 статьи 282 УК РФ» (возбуждение ненависти с применением насилия или угрозой его применения).

    6. По аналогии с указанием, касающимся террористических организаций, ВС разъясняет, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьей 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации или участие в ней), если они совершены после официальной публикации сведений о признании судом соответствующей организации экстремистской и запрете ее деятельности на территории РФ, а не сразу после вступления решения суда в силу. В данном случае официальной публикацией является публикация на сайте Министерства юстиции или в «Российской газете».

    Источник: http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2016/11/d35761/

    Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20.09.2018 № 32 внесены изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

    Верховный Суд РФ разъяснил, что при решении вопроса о привлечении лиц к уголовной ответственности за распространение информации экстремистской направленности судам необходимо устанавливать наличие умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды.

    Отмечается, в частности, что размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.

    При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его личности (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://42.xn--b1aew.xn--p1ai/document/15606982

    Постановление пленума верховного суда экстремистской направленности
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here