Персональные данные коллекторов

Информационная поддержка по вопросу: "Персональные данные коллекторов" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Персональные данные коллекторов

Передача банком по агентскому договору другой организации персональных данных заемщика без его согласия недопустима.

К такому выводу пришла судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своем определении N 78-КГ17-45. от 1 августа 2017 г.

Так гражданин обратился к банку с иском о защите прав потребителя. В обоснование заявленных требований истец указал, в связи с неблагоприятной экономической ситуацией, потерей работы нарушил обязательства по уплате ежемесячных платежей, в результате чего у него возникла задолженность по кредитному договору. На предложение о реструктуризации банк ответил отказом. При этом на телефон истца стали поступать звонки и сообщения от коллекторской компании с требованием вернуть задолженность. Истец посчитал, что банк незаконно раскрыл его персональные данные коллекторской компании, чем причинил ему нравственные страдания.

Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требований отказано, однако с их решением не согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской.

При этом судебная коллегия указала на следующее.

Согласно части 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (статья 24 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В развитие названных конституционных положений в целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, принят Закон о персональных данных, регулирующий отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами местного самоуправления, не входящими в систему органов местного самоуправления муниципальными органами, юридическими лицами, физическими лицами (часть 1 статьи 1, статья 2 Закона о персональных данных в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений сторон).

Данный Закон определяет принципы и условия обработки персональных данных, права субъекта персональных данных, права и обязанности иных участников правоотношений, регулируемых этим законом.

Согласно статье 3 Закона о персональных данных, персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (пункт 1).

Под обработкой персональных данных понимается любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных (пункт 3).

По общему правилу обработка персональных данных допускается с согласия субъекта персональных данных (пункт 1 части 1 статьи 6 Закона).

Оператор вправе поручить обработку персональных данных другому лицу с согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом, на основании заключаемого с этим лицом договора, в том числе государственного или муниципального контракта, либо путем принятия государственным или муниципальным органом соответствующего акта (далее — поручение оператора).

Статьей 7 Закона о персональных данных предусмотрено, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со статьей 9 Закона о персональных данных согласие субъекта на обработку его персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным (часть 1).

Обязанность доказать наличие такого согласия или обстоятельств, в силу которых такое согласие не требуется, возлагается на оператора (часть 3).

Согласие должно содержать перечень действий с персональными данными, общее описание используемых оператором способов обработки персональных данных (пункт 7 части 4).

В соответствии со статьей 17 указанного Закона субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и компенсацию морального вреда в судебном порядке.

Из системного толкования приведенных норм следует, что сбор, обработка, передача, распространение персональных данных возможны только с согласия субъекта персональных данных, при этом согласие должно быть конкретным. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу.

Судебной коллегией было установлено, что истец не предоставлял банку согласие на предоставление его персональных данных третьим лицам: адрес проживания и номер телефона.

Доводы ответчика о том, что право на передачу персональных данных без согласия субъекта персональных данных вытекает из положений пункта 5 части 1 статьи 6 Закона о персональных данных коллегия посчитала необоснованными.

Указав на то, что Согласно п. 5 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора между П. и банком, обработка персональных данных допускается в случае, когда она необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем. Как установлено судом и следует из материалов дела, П. не является стороной по договору, заключенному между банком и организацией, специализирующейся на взыскании долгов, данный договор является агентским и не связан с реализацией оператором права на уступку прав (требований) по кредитному договору.

Читайте так же:  Есть ли долги для выезда за границу

Источник: http://efimovlaw.ru/personalnye-dannye-vs-kollektory/

Коллекторов решили спрятать за номерами от агрессивных должников. Но защита здесь нужнее простым россиянам

Анна Старицкая, Василиса Андреева, Екатерина Андронова

Сотрудникам коллекторских агентств и банков хотят разрешить общаться с должниками по телефону или лично, не представляясь полным именем. Вместо этого они будут называть свои цифровые идентификаторы. Номера будут присваивать работодатели. Они же будут следить, чтобы под одним кодом не работали сразу несколько человек.

Предложение содержится в поправках к закону «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц». Документ разрабатывают в Минюсте вместе с представителями ФССП и участников рынка. По мнению авторов, инициатива поможет защитить персональные данные работников от агрессии должников.

Правда, пока это всего лишь предложение, не факт, что оно войдет в финальную версию. Президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев отказался от комментариев, пояснив, что работа над законопроектом не закончилась.

Участники рынка идею поддержали. Идентификатора достаточно для контроля работы сотрудников кол-центров. Номер обезличит их, а должник не сможет найти звонящего при помощи соцсетей. Правозащитники опасаются, что люди не запомнят цифры, а значит, не смогут оставить жалобу на коллектора.

Представители Центра развития коллекторства и Ассоциации корпоративного коллекторства до завершения работы над законопроектом от комментариев «360» тоже отказались.

В традициях рэкета

Депутат Госдумы Дмитрий Ионин пояснил, что идею продвигает «коллекторское лобби». В него входят представители бизнеса и банковские структуры, зарабатывающие на этом деньги. Парламентарий убежден, что коллекторы России не нужны. Утверждения об их важной функции для взыскания долгов до суда, по его мнению, пустые. Любой, кто общается с населением, знает, чем на самом деле они занимаются.

«Коллекторы — это завуалированная форма рэкета. Последователям ребят, которые в 90-е махали битами возле ларьков, надо куда-то подаваться. Все это назвали красивым словом „коллекторы“, и сегодня эта полуофициальная банда терроризирует у нас граждан», — заявил Ионин.

Депутат Госдумы, координатор федерального партийного проекта «Народный контроль» Анна Кувычко рассказала «360», что число жалоб на коллекторов с января по октябрь 2019 года выросло почти на 40% в сравнении с аналогичным периодом 2018 года. Заявления идут не только на «черных выбивал», но и легальных.

«Перед Новым годом столкнулись, что бабушке буквально угрожали по телефону за то, что она вовремя не заплатила проценты по взысканию. У нее серьезно болеет внук, ему нужна реабилитация. Так вот, угрозы шли не только в адрес бабушки, но и несовершеннолетнему ребенку», — добавила она.

Кого защищаем?

Ионин признал, что иногда коллекторы страдают из-за своей деятельности. По его сведениям, был случай, когда жителя Екатеринбурга довели до самоубийства. Не зная этого, взыскатель пришел напомнить о долге. Случайно угодил на поминки и попал после этого в больницу.

По опыту работы Кувычко знает, что агрессия появляется у должников, когда они долго терпят «вольности» коллекторов. И защищать нужно должников, а не абсурдно прикрывать взыскателей номерами.

«Я лично постоянно держу на контроле особо жестокие случаи обращения коллекторов с обычными гражданами. Нужно посмотреть на ситуацию под углом „кто является должником“. Это наши граждане, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации», — пояснила Кувычко.

Если вместо имен коллекторы будут называть идентификаторы, отметила Кувычко, жаловаться на их нарушения станет трудно. По закону в заявлении указывают фамилию, имя и отчество, а не цифровой код. Депутат Ионин с мнением коллеги согласен. Анонимность коллекторов может привести к тому, что любые их действия будут безнаказанными.

В целом, для взыскания долгов в законном порядке хватит судов и приставов. Появление коллекторов Ионин назвал «попыткой передать часть госфункций в частные руки».

«Неоднократно уже представители всех фракций говорили о необоримости запрета или ограничения деятельности коллекторов. Любое расширение их прав приведет к расширению поля для злоупотреблений, которое и сейчас, к сожалению, достаточно широкое», — заключил депутат.

Источник: http://360tv.ru/news/tekst/kollektor-za-nomerom/

Минюст изменит правила общения коллекторов с должниками

Профессиональные взыскатели – коллекторы и сотрудники банков – смогут представляться при разговорах с должниками с помощью цифровых идентификаторов. Об этом сообщает РБК со ссылкой на проект федерального закона о деятельности по возврату просроченной задолженности.

Наличие такого положения в новой версии закона изданию подтвердили два участника рабочей группы по разработке законопроекта и представитель Минюста. Представитель министерства объяснил, что изменения направлены на «защиту персональных данных сотрудников коллекторских агентств и представителей кредиторов». Взыскателей таким образом планируют защитить от агрессии должников.

Закон в его действующей редакции обязывает коллекторов, сотрудников банков или микрофинансовых компаний представляться в начале разговора с должниками. То есть называть свою фамилию, имя и отчество до начала требований о возврате задолженности. Новая редакция предоставит взыскателям право называть имя и идентификационный код. Его будут присваивать своим сотрудникам работодатели. Еще одно положение законопроекта предусматривает, что к роботам-коллекторам будут применяться те же требования: они смогут сообщать должникам только имя и идентификационный номер.

Законопроект Минюст разрабатывает при участии Федеральной службы судебных приставов (ФССП). В ФССП) и Банке России не ответили на запросы РБК. В банках поддерживают инициативу по использованию цифровых идентификаторов, в организациях, занимающихся защитой прав заемщиков возражают против нововведения. Правозащитники называют идентификаторы для коллекторов «двойными стандартами» и отмечают, что на коллекторов с цифровыми псевдонимами будет невозможно подать жалобу.

Источник: http://www.vedomosti.ru/finance/news/2020/02/04/822172-kollektorov

Коллекторов предложено защитить от… должников

Минюст хочет обезопасить взыскателей долгов, скрыв от неплательщиков их настоящие имена

Российским коллекторам могут дать возможность работать с должниками не под реальными именами, а под цифровыми «псевдонимами», которые будут содержать идентификационный код. Такая норма содержится в доработанном Министерством юстиции проекте федерального закона «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц».

Уважение должно быть с обеих сторон

В 2016 году начал действовать Закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», известный как «закон о коллекторах». Его целью было упорядочить отношения между кредиторами и заёмщиками. Сейчас коллекторам, сотрудникам банков или микрофинансовых организаций нужно представляться в начале разговора с должниками. Согласно доработанной версии документа, которая размещена на федеральном портале проектов нормативных актов, сборщики долгов смогут не называть свои полные имена и ограничиваться специальными идентификаторами. Таким способом взыскателей хотят защитить от агрессии со стороны должников.

Читайте так же:  Отмена судебного разбирательства

Однако коллекторы слишком часто сами не выполняют требования федерального законодательства, поэтому странно ждать ответной любезности от должников, утверждает генеральный директор Лиги защиты должников по кредитам Сергей Крылов.

Страховщикам-обманщикам и лжеколлекторам перекроют кислород

Крылов напомнил, что в статье 9 так называемого закона о коллекторах говорится о том, что кредитор, прежде чем передать на взыскание третьему лицу, обязан исполнить определённые требования. «В 30-дневный срок он должен направить должнику ценным письмом с уведомлением информацию о том, какая организация с ним будет взаимодействовать, с каких телефонов с ним будут связываться и так далее. Когда должник получает звонок с номера из уведомления, то ему, по большому счёту, всё равно, назовётся коллектор Иваном Ивановичем или Иваном-1234. В реалиях это требование закона практически не исполняется. Получается, что должники получают звонки с совершенно неизвестных номеров непонятных компаний, совершенно не понимая, обладают ли те полномочиями на переговоры и обработку персональных данных», — резюмировал Сергей Крылов.

Должны ли частники выбивать долги?

По мнению члена Комитета Совета Федерации по социальной политике Сергея Леонова, проблему взимания долгов следует решать только на государственном уровне.

«Всё должно проходить в конструктивном русле. Если люди под какими-то кодовыми номерами, не то коллекторы, не то мошенники-шантажисты, будут заниматься этими вопросами, то просто-напросто мы вернёмся к 90-м годам. Они будут вести себя ещё наглее и настойчивее, а это в любом случае будет отражаться на жизни граждан», — опасается сенатор.

Леонов подчеркнул, что неоднократно выступал за то, чтобы вовсе запретить коллекторский бизнес в России.

Коллекторов предлагают посадить в тюрьму

Законопроект о запрете коллекторской деятельности 21 января внесли в Госдуму депутаты Сергей Вострецов («Единая Россия») и Юрий Волков (ЛДПР). В декабре 2019 года ФССП обнародовала информацию о том, что число жалоб на взыскателей просроченной задолженности с января по октябрь выросло на 35 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, отмечают авторы инициативы.

«Микрофинансовые организации зачастую без письменного согласия граждан передают коллекторским агентствам права взыскания по потребительским займам с персональными данными третьих лиц, указанных в этих договорах», — констатирует Вострецов.

Для жалоб на коллекторов предлагают организовать горячую линию

У коллектора и должника должны быть равные права, считает эксперт в области безопасности и лидер движения «Сильная Россия» Антон Цветков.

«Не надо хамить и угрожать во время звонков и общения, тогда и бояться будет нечего. Большинство должников — люди порядочные, просто со сложным материальным положением, а анонимность коллектора лишь облегчит работу всевозможным мошенникам и агрессивным сотрудникам», — пояснил эксперт.

По его оценке, угроз в адрес коллекторов со стороны должников не так уж и много. Если же они поступают, то должны записываться и передаваться правоохранителям.

Не надо хамить и угрожать во время звонков и общения, тогда и бояться будет нечего. Большинство должников — люди порядочные, просто со сложным материальным положением.

«Надо в целом продолжать наводить порядок в сфере взыскания долгов, — продолжил Цветков. — Должников запугивают, доводят до нервного срыва, разрисовывают стены в подъездах, устраивают прессинг в соцсетях — это не выдумки, а реальные случаи. И надо разбираться с этим. Надо защищать прежде всего наших граждан, поскольку жалоб на действия коллекторов меньше не становится».

По словам эксперта, в «Сильной России» не раз предлагали создать единую горячую линию коллекторских организаций: «Человек, оказавшийся в непростой ситуации, тогда смог бы получить бесплатную юридическую консультацию, как ему себя вести в тех или иных случаях. А бизнес должен взять на себя функцию правового информирования граждан во избежание проблем».

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.pnp.ru/social/kollektorov-predlozheno-zashhitit-ot-dolzhnikov.html

Базы и банки данных в новых законах. Часть 3. Реестры коллекторов и персональные данные знакомых должника

Среди законов, принятых завершившей свою работу Государственной Думой (о некоторых из них я писал в части 1 и части 2), был и долгожданный закон о коллекторской деятельности – Федеральный закон от 03.07.2016 № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»». Одновременно с ним Федеральным законом от 03.07.2016 № 231-ФЗ в КоАП РФ внесены изменения в федеральные законы «О персональных данных», «О кредитных историях», «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», «О потребительском кредите (займе)». В полную силу нововведения заработают с 1 января 2017 года, но некоторые нормы начали действовать уже сегодня.

В коротком посте все аспекты принятых законов рассмотреть невозможно, поэтому по многочисленным просьбам трудящихся на ниве возврата долгов, мы разработали 4-часовый вебинар «Обработка персональных данных при взыскании задолженности: изменения в законодательстве», премьера которого в онлайн-формате пройдет 25 августа в Центре консалтинговых услуг «Финансовый приоритет», а 14 сентября трансляцию вебинара организует Учебный центр «Информзащита» . На вебинарах будет проведен детальный анализ новых законов, рассмотрена судебная практика и позиция надзорных органов (пока это Роспотребнадзор и Роскомнадзор, но неизбежно появится и третий орган, надзирающий непосредственно за коллекторами). А пока – несколько коротких комментариев о том, что показалось наиболее интересным.

Как известно, долги с привлечением третьих лиц можно попытаться вернуть тремя основными способами: в рамках исполнительного производства по решению суда, уступив право требования долга третьему лицу и привлекая агентов, которые займутся этой нелегкой работой за счет и по поручению кредитора. Новый закон не затрагивает исполнительное производство (для этого есть отдельный федеральный закон) и регулирует два основных вопроса: требования к коллекторским агентствам, которые в законе называются юридическими лицами, осуществляющими деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, и порядок взаимодействия кредитора и коллектора с должником.

В соответствии с законом, сведения обо всех коллекторских агентствах вносятся в специально создаваемый реестр, который будет вести пока не назначенный федеральный орган исполнительной власти (уполномоченный орган), который будет еще и контролировать деятельность профессиональных взыскателей. Уже намечается первая неожиданность: проектом постановления Правительства эти функции предполагается возложить на … Федеральную службу судебных приставов.

Читайте так же:  Прокуратура нарушения социальных прав

Прежде, чем подать заявку на включение в реестр, взыскатель должен уведомить Роскомнадзор о намерении обрабатывать персональные данные и попасть в реестр операторов персональных данных. Без этого – никак.

Из других важных новшеств. Переформатирована статья 14.57 КоАП «Нарушение требований законодательства о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», теперь в ней четыре состава правонарушений вместо одного. Самое серьезное наказание вводится для взыскателей, не включенных в реестр коллекторских агентств, но пытающихся собирать долги – штраф до 2 миллионов рублей, деятельность коллекторов может быть административно приостановлена на срок до 90 суток, а их руководство – дисквалифицировано на срок от 6 месяцев до 1 года.

Закон очень жестко регламентирует способы взаимодействия с должником при взыскании долга. Это непосредственное взаимодействие (лично или по телефону), отправка сообщений с использованием средств связи, почтовые отправления. Это все. При этом вводятся обязательные для сообщения должнику категории сведений, которые должны указываться в почтовом отправлении или сообщении, направляемым с использованием средств связи. Для иных способов взаимодействия необходимо письменное соглашение между должником и кредитором или лицом, действующим от его имени и (или) в его интересах, при этом должнику предоставлено право в одностороннем порядке расторгнуть такое соглашение и отказаться от предусмотренных им способов общения с взыскателем долга. Более того, должник через 4 месяца после возникновения просрочки может отказаться от любых способов общения, кроме почты, или запретить обращение к нему взыскателя, потребовав взаимодействия только через своего адвоката, для чего передать взыскателю контактные данные адвоката.

Большое удивление вызвала предусмотренная законом возможность вовлекать в процесс общения взыскателя и должника третьих лиц по усмотрению должника и без их согласия – членов семьи должника, родственников, проживающих с должником лиц, соседей и вообще кого угодно. При обращении к ним взыскателя долга они могут выразить несогласие, и про них придется забыть. Но сам факт возможности оформления должником согласия в виде отдельного документа, в котором эти третьи лица указываются, на мой взгляд, противоречит и духу, и букве закона о персональных данных. Запретить обращение к этим лицам может и сам должник.

Понять логику законодателей мне так и не удалось – зачем эту норму надо было предусматривать? Тем более, что передать персональные данные таких лиц, не являющихся стороной договора кредитования, кредитор без их согласия и без согласия должника может цессионарию при уступке права требования долга или при привлечении коллекторов в качестве агентов. Предвижу большое количество конфликтов, связанных с реализацией этих норм. По смыслу закона такими агентами могут выступать только кредитные организации и профессиональные взыскатели, и привлекать более одного агента законом запрещается.

Кредитор или его агент при возврате просроченной задолженности не вправе без согласия должника передавать (сообщать) третьим лицам или делать доступными для них сведения о должнике, просроченной задолженности и ее взыскании, передавать любые другие персональные данные должника, если это прямо не предусмотрено законом. Так что популярные у некоторых коллекторов звонки работодателям и родственникам должника, не указанным в его согласии, о котором я писал выше, становятся вне закона. Согласие должника на такую передачу опять-таки оформляется в виде отдельного документа. Из текста закона неясно, надо ли давать одно согласие или два — одно на обращение, другое – на сообщение. Такое согласие не требуется для передачи персональных данных лицам, имеющим право взыскивать долги и указанным в законе, но на них возлагается обязанность обеспечить конфиденциальность полученных от кредитора сведений.

Очень неудачная часть 9.2 появилась в статье 6 Федерального закона «О кредитных историях», из которой не ясно, нужно ли согласие субъекта кредитной истории на раскрытие содержащейся в ней информации или достаточно перехода права требования, и тогда согласие не нужно?

В целом впечатления от нововведений сложные и работать с ними будет не просто. Риски невозврата долга при таких нормах существенно возрастают, многие положения допускают различные трактовки, которые будут активно использоваться должниками и их представителями (есть уже и антиколлекторские агентства), сократится кредитование, обеспечивающее функционирование банков, вырастут проценты по кредитам, появится еще один надзорный орган.

Подробности и ответы на вопросы – на анонсированных в начале поста вебинарах.

Источник: http://club.cnews.ru/blogs/entry/bazy_i_banki_dannyh_v_novyh_zakonah_chast_3_reestry_kollektorov_i_personalnye_dannye_znakomyh_dolzhnika

Взыскание долгов и персональные данные должников

Интервью с руководителем направления аудита и консалтинга компании Softline Лепехиной Виталией

Процесс взыскания долгов всегда предполагает сбор и использование информации о должнике. В состав подобной информации о должнике — гражданине может входить достаточно широкий круг сведений — место жительства, контактные телефоны, семейное положение, сведения о принадлежащем имуществе и т.п. В случае с должником — юридическим лицом кредитор или нанятые им коллекторы собирают информацию о местонахождении компании, ее руководителях и ключевых сотрудниках, их контактной информации и т.п. Вся информация, позволяющая идентифицировать то или иное физическое лицо, представляет собой персональные данные, порядок работы с которыми регламентирован действующим законодательством. О ключевых вопросах нормативного регулирования в сфере обработки персональных данных «Hotdolg» решил узнать у руководителя направления аудита и консалтинга компании Softline Лепехиной Виталии.

— Виталия, здравствуйте! Расскажите, что действующее законодательство понимает под словами «персональные данные» и «обработка персональных данных»?

Добрый день, Алексей! Если говорить строгими терминами закона, то

Персональные данные — это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);

Обработка личных данных — любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;

Таким образом, получается, что персональными данными является любая информация о человеке, которая позволит Вам этого человека так или иначе идентифицировать. Например, я на память знаю номер мобильного телефона моей мамы, соответственно, этого номера мне будет достаточно для ее идентификации, ну а если серьезно, то той информации, которую обрабатывают в коллекторских агентствах более чем достаточно для идентификации субъекта персональных данных. Т.е. в данном случае мы имеем дело с так называемыми персональными данными второй категории.

Читайте так же:  Нотариально оформленное согласие на выезд ребенка

Что же касается обработки этих данных, то, как мы видим из определения, под этот термин подпадает любое ваше действие с персональными данными: вы их получили у субъекта- уже обрабатываете, просто храните в общей базе данных на сервере — уже храните. Как это не смешно звучит, но даже удаление личных данных является их обработкой.

— Получается, что любой, сбор, хранение и т.п. сведений о должниках — физических лицах и сотрудниках должников-компаний, осуществляемый кредиторами или нанятыми кредитором коллекторами представляет собой обработку персональных данных?

Да, именно так. Даже запись телефонного разговора (что, как мы знаем, делают все коллекторы) является обработкой ПДн, т.к. в начале разговора происходит идентификация клиента.

— Требуется ли кредитору при взыскании долга в обязательном порядке иметь согласие должника на обработку его персональных данных или такого согласия не требуется в силу того, что кредитор действует в целях восстановления нарушенных должником прав кредитора на получение оплаты?

Понимаете, Алексей, в данном случае вопрос необходимо рассматривать с нескольких сторон.

Если взысканием долга занимается сам кредитор, а обязательство о возврате долга было прописано в договоре между должником и кредитором, то согласие на обработку ПДн от субъекта не требуется, т.к. в этом случае обработка ведется на основании части 1 статьи 6 ФЗ-152, а именно для осуществления правосудия или исполнения судебного акта (пп. 3) — в случае, если уже есть решение суда; для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных (пп. 5) либо на основании пп. 7 — для осуществления прав и законных интересов оператора

— А требуется ли согласие должника на обработку его персональных данных, в случае если кредитор поручил взыскание долга коллекторам? И если требуется, то кто его должен получить — кредитор или коллектор? И в каком порядке и в каком виде?

Если же взыскание долга поручено коллектору (являющемуся самостоятельным юридическим лицом), то у кредитора должно быть согласие должника на передачу его персональных данных такому коллектору, поскольку в данном случае мы имеем дело с так называемой передачей ПДн в обработку третьему лицу. Более того, по текущему законодательству, такое согласие должно быть получено в письменной форме и содержать в себе наименование или фамилию, имя, отчество и адрес лица, осуществляющего обработку персональных данных по поручению оператора, если обработка будет поручена такому лицу (пп.6 части 4 статьи 9). Как мы понимаем, такое согласие получить с должника можно только на этапе выдачи кредита, когда заемщик готов практически на все. После того, как возникла задолженность, такое согласие получить уже невозможно.

— В ходе процесса по взысканию долга с физического лица весьма часто со стороны кредиторов и коллекторов собираются сведения о родственниках должника — физического лица. Насколько это, на Ваш взгляд законно, и требуется ли кредитору или нанятому им коллектору получать согласие на обработку персональных данных родственников должника — физического лица? Если да, то от должника или непосредственно от родственника должника? В каком порядке и в какой форме?

Как много вопросов сразу, ну, во — первых, сбор сведений о родственниках должника является в данном случае абсолютно не законным. Если же такой процесс происходит, то необходимо иметь согласие этих людей на обработку их персональных данных. Причем получать это согласие надо либо непосредственно у самого человека (не должника), либо у его законного представителя. Ну а как и каким образом будут получать это согласие — это уже каждый кредитор/коллектор должен решить сам.- .

— В том случае, если должник считает, что его права в сфере персональных данных нарушены кредитором или нанятым кредитором коллектором, куда он может обратиться и чем это чревато кредитору и коллектору?

В случае, если должник считает, что его права в части обработки ПДн нарушаются, то он может написать заявление непосредственно в саму организацию, которая пытается получить с него долг и попросить прекратить обработку его персональных данных, либо написать жалобу в Роскомнадзор, являющийся уполномоченным органом по защите интересов и прав субъектов персональных данных. В каждом из этих случае, в своем заявлении должнику придется указать все свои ПДн.

Ну а коллектору и кредитору такая жалоба в Роскомнадзор может обернуться плановой или внеплановой проверкой со стороны Роскомнадзора.

— Какие ключевые шаги необходимо предпринять кредитору, для того чтобы должник не мог обвинить его в нарушении законодательства о персональных данных?

Тут может быть только один шаг — выполнить требования закона. Поскольку закон предусматривает очень много требований (извините за тавтологию) к техническим и организационным мерам, то такой проект может быть не под силу внутренним специалистам компании. Очень часто для выполнения всех требований привлекаются внешние консалтинговые компании.

— Каким моментам должна соответствовать консалтинговая компания, чтобы выполнить подобный проект?

Консалтинговая компания должна иметь богатый опыт выполнения подобных проектов для предприятий и организаций из различных сфер деятельности, в том числе и для кредитных организаций. Также крайне желательно, чтобы консалтинговая компания являлась действительным членом некоммерческого партнерства АБИСС, знала специфику кредитных организаций и выполняла проекты в том числе с учетом требований отраслевого банковского стандарта СТО БР ИББС.

Говоря о критериях, которым должна соответствовать консалтинговая компания, хочу отметить, что компании Softline, которую я представляю, в полной мере им соответствует и имеет опыт реализации подобных проектов.

— А какие шаги необходимо предпринять коллектору, нанятому кредитором, чтобы должник не мог обвинить коллектора в нарушении законодательства о персональных данных?

Между коллектором и кредитором должны быть заключены так называемые договоры поручения. Это позволит коллектору вести обработку без согласия субъекта персональных данных. И, в любом, случае, коллектору также как и кредитору необходимо выполнить требования законодательства по защите персональных данных

Читайте так же:  Досудебная претензия фонд капитального ремонта


Источник: http://www.hotdolg.ru/interview/personalnye-dannye-dolzhnikov/

Коллекторам дадут возможность работать под «цифровыми» псевдонимами

Сотрудники банков и коллекторских агентств могут получить право взаимодействовать с должниками без раскрытия своих полных имен — у профессиональных взыскателей появится возможность представляться в разговорах с гражданами с помощью цифровых идентификаторов. Такой пункт содержится в рабочей версии проекта федерального закона «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц» (есть у РБК), два участника рабочей группы по законопроекту и представитель Минюста это подтвердили. В министерстве отметили, что изменения направлены на «защиту персональных данных сотрудников коллекторских агентств и представителей кредиторов».

В Федеральной службе судебных приставов (ФССП) и Банке России не ответили на запросы РБК. Сопредседатель рабочей группы по законопроекту о взыскании, президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Эльман Мехтиев отказался от комментариев до публикации законопроекта, подчеркнув, что работа над документом не завершена.

Зачем коллекторам анонимность

Действующий закон о взыскании (230-ФЗ) обязывает коллекторов, сотрудников банков или микрофинансовых компаний представляться в начале разговора с должниками. Речь идет о непосредственном взаимодействии с клиентом — звонках или личных встречах. Профессиональные взыскатели должны сообщить человеку свою фамилию, имя и отчество, прежде чем упоминать о задолженности.

Новая версия законопроекта, который разрабатывает Минюст при участии ФССП и представителей бизнеса, дает им возможность называть лишь имя и идентификационный код. Идентификаторы сотрудникам будут присваивать работодатели, они также будут обязаны обеспечить соответствие кода и конкретного работника, следует из документа.

Возможность заменить Ф.И.О. на имя и идентификатор — это предложение рынка, поясняет председатель комиссии по финансовой безопасности Торгово-промышленной палаты Иван Рыков: «Коллекторы очень опасаются раскрывать имена рядовых сотрудников call-центров. Если должник нервничает, он может свою агрессию направить на звонившего. Как минимум в новостях упоминались такие случаи. При этом сотрудники, которые занимаются обзвоном и информированием, обычно вообще не принимают решения в отношении должников, это небольшой винтик всей системы. Решения принимаются менеджментом».

Инициативу поддерживают банки. Для контроля над коллекторами и соблюдения стандартов их работы идентификационного номера «более чем достаточно», считает вице-президент ВТБ, руководитель департамента розничного взыскания Евгений Новиков: «Психологически оператору гораздо комфортнее не использовать свое полное имя. Это дает возможность снизить уровень субъективизма, говорить в первую очередь от имени банка, не боясь возможной агрессии со стороны должника».

Предложение позволит «обеспечить безопасность сотрудников, так как нередко встречаются ситуации, когда негативно настроенные клиенты переходят к личным угрозам, а по уникальным сочетаниям Ф.И.О. можно найти человека в открытых источниках», отметил представитель Тинькофф Банка.

Случаи, когда должники ищут взыскателей в соцсетях или лично, единичны, возражает руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева. По ее мнению, взыскатели пытаются внедрить двойные стандарты: «Думаю, что банки и коллекторы не будут рады получать информацию о должнике так же — с именем и идентификационным номером».

Использование идентификаторов взыскателями помешает должникам сообщать о злоупотреблениях, считает председатель юридической ассоциации «Банкротный клуб» Олег Зайцев: «Набор цифр ни один человек не запомнит, большинство людей не записывают свои разговоры. А имя конкретного сотрудника может быть необходимо при подаче жалобы».

Как представляться роботам

Еще одно положение законопроекта предусматривает «маскировку» роботов-коллекторов, говорит один из собеседников РБК. К ним будут применяться те же требования, что и к живым взыскателям, следует из документа: таким образом, они тоже смогут сообщать должникам только имя и идентификационный номер. «В данном случае сближается понятие коллектора и робота», — указывает Рыков.

Автоматизированные взыскатели смогут не раскрывать гражданам, что с ними контактирует программа, объясняют суть положения собеседники РБК в рабочей группе. В начале разговора с человеком роботы должны будут сообщать только имя и идентификационный номер.

Должники должны знать, что звонок совершает робот, уверена Лазарева. Пока распознать автоматизированные программы в разговорах с должниками легко, но «прогресс на месте не стоит, и в скором будущем понять, живой собеседник или автомат с вами взаимодействует, будет значительно сложнее», считает она.

Если должник не сразу узнает в собеседнике робота, это не ущемляет его права, возражает Рыков. По его словам, сейчас автоматизированные системы взыскателей не настолько совершенны, чтобы ввести кого-то в заблуждение.

Источник: http://www.rbc.ru/finances/04/02/2020/5e383a029a7947ac3ad160bb

Разглашение персональных данных коллекторами

День добрый, многоуважаемые

Уже как 6 месяцев общаюсь с господами из первого коллекторского бюро, и, как я успел понять, не очень то это и трепетная к закону контора.

Предыстория (предыстория нужна для описания ситуации. Ситуация ниже):
У меня есть мелкий кредит, который я после двух платежей перестал платить из-за принципиального конфликта с банком. Деньги то есть, но совести у ребят не нашлось. Номер сменил давно. Прошло больше 4 лет и полгода назад мне позвонили из первого бюро, сообщили, что теперь я должен денег им и потребовали назвать свои ФИО, серию и номер паспорта, за что конечно же были посланы собирать грибы в ближайшей лесополосе (из-за такого требования).
После этого данные уже при звонках не спрашивали, фигурируя тем, что они у них имеются. Но отсутствие моей идентификации не мешало им называть мне неоднократно данные задолжника (меня)

Сегодня звонила дама оттуда же и в процессе разговора забыла меня идентифицировать. А в ответ на моё заявление, что после прошлых разговоров я им не доверяю, она назвала серию и номер моего паспорта. Учитывая то, что в оригинальном договоре с банком другой номер телефона, и то, что я никак не обозначил, что я это я, считается ли это нарушением законодательства? Если да, то куда строчить жалобу на попытку слива? Поддержка самого бюро не поддержка (

Поставил без рейтинга. Во имя справедливости. Коммент сделаю для минусов

UPD: Я не ною, что меня достают. Не прошу помощи, чтобы не платить. Не прошу поддержки из-за моего долга. Я интересуюсь лишь ситуацией со сливом данных

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pikabu.ru/story/razglashenie_personalnyikh_dannyikh_kollektorami_6416519

Персональные данные коллекторов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here