Моральный вред за содержание под стражей

Информационная поддержка по вопросу: "Моральный вред за содержание под стражей" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

ВС поднял размер компенсации морального вреда

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг ×

Андрей Гривцов, партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании × приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

Сергей Голубок, адвокат

По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

Источник: http://pravo.ru/story/205413/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания. Итог — Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил. Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ — самому выносить вердикт — высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так — ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей. Но у районного суда был другой расчет — истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала. А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он «не мог навещать родных, которые нуждались в уходе». А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел — по его мнению нет доказательств.

Читайте так же:  В академическом отпуске забирают в армию

Верховный же суд увидел в этом споре следующее — по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего — не зависит.

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна — участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали. В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием «семейная жизнь» — это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывалось. Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав. В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания довольно большой.

Верховный суд подчеркнул — требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были «существенным психотравмирующим фактором».

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил — аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд. Верховный суд РФ подчеркнул, «именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей». А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является «явно несправедливой». Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск №7682 (219)

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27213/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

Читайте так же:  Частичной дееспособностью обладают лица

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Содержащимся под стражей лицам предоставлено право на получение компенсации в денежной форме за нарушение условий их содержания, предусмотренных законодательством РФ и международными договорами РФ

Лицо, полагающее, что нарушены условия его содержания под стражей или в исправительном учреждении, может обратиться в порядке, установленном КАС РФ, в суд с административным исковым заявлением к Российской Федерации о присуждении за счет федерального бюджета компенсации за такое нарушение.

Компенсация присуждается исходя из требований заявителя с учетом фактических обстоятельств допущенных нарушений, их продолжительности и последствий и не зависит от наличия либо отсутствия вины органа государственной власти, учреждения, их должностных лиц, государственных служащих.

Присуждение компенсации за нарушение условий содержания под стражей не препятствует возмещению вреда в соответствии со статьями 1069, 1070 ГК РФ. Присуждение компенсации за нарушение условий содержания под стражей лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за нарушение условий содержания под стражей.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2020 года, но не ранее 30 дней после дня его официального опубликования.

Предусматривается, что решение суда об удовлетворении административного искового заявления в части присуждения компенсации за нарушение условий содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении исполняется в 90-дневный срок со дня его поступления на исполнение в порядке, установленном бюджетным законодательством РФ.

В течение 180 дней со дня вступления в силу настоящего Федерального закона лица, подавшие в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение условий содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении, в отношении которой не вынесено решение, могут обратиться в суд в порядке, установленном законодательством РФ, с заявлением о присуждении компенсации с указанием в нем даты обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека и номера этой жалобы.

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/60291.html/

Незаконное (необоснованное) уголовное преследование. Какую компенсацию может получить пострадавший

Незаконным (необоснованным) уголовным преследованием признаются действия со стороны органов власти или должностных лиц в отношении заведомо невиновного лица. Например: привлечение заведомо невиновного человека к уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение или содержание под стражей, принуждение к даче показаний, фальсификация доказательств и др.

Видео (кликните для воспроизведения).

Подобные дела не редкость, из недавних примеров можно вспомнить журналиста Ивана Голунова и общественного деятеля Мартина Кочесоко. Каждому из них были выдвинуты обвинения по ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…».

Согласно Конституции, пострадавшее лицо имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (Ст. 53 Конституции РФ).

Непосредственно же порядок реабилитации пострадавшего и возмещения вреда, причинённого уголовным преследованием, регулирует Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

В статье 133 УПК РФ закреплено, что жертвы, подвергшиеся незаконному уголовному преследованию, могут воспользоваться правом на реабилитацию, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Актуальность темы в том, что сейчас в России не существует минимального или максимального размера компенсации морального вреда. Нет и методики для их оценки, это каждый раз определяется судом. Например, жителю Калининграда удалось отсудить 1 миллион рублей компенсации морального ущерба за то, что год он провёл в СИЗО. Но этот пример скорее исключение из правил, зачастую в России, присуждаются гораздо меньшие суммы.

За рубежом практика противоположная. При обращении в Европейский Суд по Правам Человека человек может рассчитывать на более высокую сумму по сравнению с выплатами в РФ, особенно если он прошёл через тяжёлые условия, например ждал решения суда в следственном изоляторе. Так, в 2019 году, ЕСПЧ обязал Минфин РФ выплатить жителю Башкирии Рудику Минибаеву, которого полицейские пытками вынудили признать вину 25 350 Евро.

В июне 2019 года группа депутатов фракции «Справедливая Россия» внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, которым предлагается ввести компенсации за незаконное уголовное преследование и лишение свободы граждан. Депутаты предлагают установить в Гражданском кодексе унифицированный размер компенсации за необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности.

Например, за один день незаконного преследования предлагается выплачивать как минимум 1 тыс. руб., «за день лишения свободы и помещения в СИЗО – не ниже 15 тыс. руб., за применение иных мер пресечения – не ниже 5 тыс. руб.». В настоящий момент инициатива на рассмотрении.

Источник: http://zakon.ru/blog/2020/01/23/nezakonnoe_neobosnovannoe_ugolovnoe_presledovanie_kakuyu_kompensaciyu_mozhet_poluchit_postradavshij

За незаконное уголовное преследование предлагают платить больше

В Госдуму поступил законопроект, который устанавливает минимальные размеры компенсации за «незаконное или необоснованное уголовное преследование». Минимальная компенсация — 1 000 руб. за день предварительного расследования и судебного следствия. Если незаконно назначен домашний арест, подписка о невыезде, запрет определенных действий, за каждый день заплатят не меньше 5 000 рублей в день. За один день пребывания в СИЗО или тюрьме минимальный размер возмещения составит 15 000 руб. в день. Такая же сумма полагается за незаконное применение мер медицинского характера или необоснованные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетним.

Читайте так же:  Предъявление в банк платежного поручения

Конкретную сумму в каждом деле определит суд, который оценит характер физических и нравственных страданий на основании результатов специальной экспертизы.

Как подчеркнул один из авторов проекта, руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, документ был разработан после громкой истории с задержанием журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Об этом говорится в сообщении на сайте Госдумы.

Другой разработчик — первый зампред думского комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов — сообщил, что инициатива не связана с делом Голунова. «Это давно подготовленный законопроект, он не имеет отношения к делу Голунова. К сожалению, такие случаи происходят довольно часто, но о них не очень много шумят, когда дело касается простых людей, а не журналистов», — пояснил он ТАСС.

Кто заплатит

Юристы, опрошенные «Право.ru», приветствовали инициативу. Но опасения у экспертов вызвала возможность злоупотребления нормами, ведь предлагаемые суммы на порядок выше чем, те, которые присуждают сейчас.

«Они настолько сказочны, особенно для небогатых регионов, что нетрудно представить ситуацию, когда следователи будут вступать в сговор с потенциальными обвиняемыми, чтобы подержать их в СИЗО под условием дальнейшего прекращения дела и честного раздела полученной компенсации», — поделился своими сомнениями партнер АБ Романов и Партнёры Романов и Партнёры Федеральный рейтинг группа Уголовное право × , адвокат Матвей Протасов. Следователи не будут бояться возможного преследования в таких случаях. По мнению Протасова, они сговорятся с обвиняемым, чтобы тот не добивался привлечения следователя к уголовной ответственности. Обвиняемый скорее наоборот даст показания о том, что следователь не знал и не мог знать о невиновности заранее, а узнал об этом лишь после расследования.

При этом ключевая идея реабилитации не только в том, чтобы компенсировать вред пострадавшему лицу, но и в том, чтобы не допустить в будущем подобных случаев, подчеркнул Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке × .

Перспектива выплаты такой крупной компенсации может стать ещё одним препятствием для прекращения уголовных дел, которые будут любой ценой доводить до «нереабилитирующих» оснований.

Матвей Протасов, АБ Романов и Партнёры Романов и Партнёры Федеральный рейтинг группа Уголовное право ×

Яблоков предлагает, чтобы следователь, поддерживающий ходатайство о заключении под стражу и утвердивший обвинение прокурор отвечали за свои действия своими личными средствами. Но для этого, отмечает юрист, нужно закрепить обязанность казначейства предъявлять регрессные иски к таким правоохранителям. По мнению Яблокова, это может стать очень эффективной мерой. Сейчас такое право есть, но им практически не пользуются, рассказывает юрист.

Будет ли бюджет готов к таким расходам, задается вопросом Татьяна Пашкевич, адвокат юридической компании BMS Law Firm BMS Law Firm Федеральный рейтинг × . В то же время, она надеется, что «в случае утверждения поправок должностные лица будут задумываться о последствиях, если их действия признают незаконными».

Цена ошибки

Ситуацию с возмещением морального вреда эксперты называют «плачевной». Суды первой и второй инстанции назначают «издевательски малые компенсации, отмечает Матвей Протасов. По его словам, сумму иногда «исправляет» Верховный суд, но все равно получается меньше, чем в законопроекте.

В моей практике за шесть месяцев незаконного содержания под стражей суд определил размер морального вреда в 140 000 руб. Если посчитать по правилам законопроекта, должно быть в 20 раз больше.

Вячеслав Яблоков, Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке ×

Многие и вовсе не добиваются реабилитации, ведь это требует времени и денег на юристов. А те суммы, которые удается в конечном счете получить, ничтожно малы, рассказывает Пашкевич. ЕСПЧ также присуждает «не очень большие суммы», отмечает адвокат.

Источник: http://pravo.ru/news/212289/

Суд взыскал компенсацию морального вреда в 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование

Свердловский районный суд г. Перми изготовил мотивированное решение, которым 3 октября взыскал в пользу оправданного компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб. за незаконное уголовное преследование.

Как указано в решении (имеется в распоряжении «АГ»), 17 ноября 2016 г. старшим следователем ОРП ОП № 1 СУ УМВД по г. Сыктывкару было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. На следующий день старшим следователем ОРП ОП № 2 СУ УМВД по г. Сыктывкару было возбуждено аналогичное уголовное дело. В последующем они были соединены в одно производство.

20 ноября того же года по подозрению в совершении преступлений был задержан Никита Дёмин. На следующий день ему предъявили обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК, и допросили в качестве обвиняемого, однако от дачи показаний он отказался. Мужчине была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. В дальнейшем срок стражи неоднократно продлевался до дня вынесения приговора – 15 января 2018 г., когда Дёмин был оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений с правом на реабилитацию. Апелляция оставила приговор в силе.

В этой связи Никита Дёмин обратился в Свердловский районный суд г. Перми с иском к Минфину РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Коми, Управлению МВД по г. Сыктывкару, прокуратуре РК, Минфину РФ и МВД России о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации.

В исковом заявлении, как отмечается в решении суда, указывалось, что в результате необоснованного преследования истцу был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий: он ощущал беззащитность перед госорганами, усомнился в действенности Конституции и законов на территории РФ. Каждое продление сроков содержания под стражей добавляло ему переживаний, а также приносило дополнительные расходы на услуги защитника. Истец также добавил, что длительность предварительного следствия по уголовному делу держала его в постоянном напряжении. Кроме того, супруга Дёмина осталась с малолетним ребенком без средств к существованию.

Резюмируя, истец подчеркнул, что все обстоятельства в совокупности оказали негативное воздействие на его физическое и эмоциональное состояние, он впал в депрессию. Так как его здоровью был причинен непоправимый вред, он нуждается в лечении и медицинской реабилитации.

В итоге Никита Дёмин попросил взыскать с ответчиков 50 млн руб. в качестве компенсации морального вреда и возложить обязанность по исполнению решения о выплате на Минфин России.

Суд, исследовав материалы дела, сослался на п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», в соответствии с которым при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации, а также требования разумности и справедливости.

Читайте так же:  Оценка бухгалтерского учета в полном товариществе

Он также сослался на п. 8 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указывается, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Суд отметил, что в приговоре имеется выписка из амбулаторной карты истца, согласно которой в период с 9 июня по 5 июля 2018 г. он находился на амбулаторном лечении. Там же указано, что Дёмин болел с детства, а после заключения в СИЗО состояние его здоровья ухудшилось.

В решении также отмечается, что согласно письму республиканского УФСИН России от 29 марта 2018 г. Дёмин 12 февраля обращался с заявлением о нарушении его прав во время содержания в СИЗО. В ходе проверки было установлено, что в отношении истца допускались нарушения требований ст. 33 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, за что должностные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности. Кроме того, находясь в СИЗО, Дёмин направил свыше 10 обращений в различные инстанции, при этом фактов неотправки почтовой корреспонденции не установлено.

Суд отметил, что незаконное уголовное преследование гражданина умаляет широкий круг его прав и гарантий, предусмотренных Конституцией. Лицо, подвергшееся незаконному уголовному преследованию, безусловно, испытывает нравственные страдания, в связи с чем факт причинения ему морального вреда предполагается.

Определяя размер компенсации, суд учел тяжесть преступлений, в которых обвинялся Дёмин, а также то, что он ранее не привлекался к уголовной ответственности, обстоятельства и продолжительность уголовного преследования, индивидуальные особенности и данные о личности, а также характер причиненных ему нравственных страданий.

В итоге суд взыскал с Минфина России в пользу Дёмина компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., посчитав, что данная сумма отвечает критериям разумности и справедливости.

В комментарии «АГ» адвокат АП Пермского края Александр Березин, представляющий интересы истца, сообщил, что его доверитель намерен подать апелляционную жалобу, поскольку считает, что взысканная сумма не соответствует размеру причиненного морального вреда. Адвокат подчеркнул, что Европейский Суд по правам человека в аналогичных делах присуждает большие суммы (см., например, Постановление по делу «Самошенков и Строков против России»). При этом он добавил, что Минфин также планирует обжаловать данное решение.

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов, комментируя по просьбе «АГ» данное решение суда, посчитал, что в целом по качеству мотивировки он принципиально не отличается от других решений по аналогичным делам. По его мнению, если не брать в расчет обширное цитирование нормативной базы и позиций сторон, приведенное судом обоснование присужденной суммы компенсации свелось к трем предложениям общего характера.

Максим Никонов добавил, что присужденная сумма компенсации по российским меркам считается большой. Например, в Определении от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38 Верховный Суд РФ указал, что расчет компенсации реабилитированному, исходя из «цены» одного «стражного» дня в 2000 руб., является разумным. «Если пересчитать размер компенсации, присужденный Свердловским районным судом г. Перми, с учетом общего количества дней, проведенных обвиняемым под стражей, получится чуть больше 3325 руб. за день», – заметил адвокат.

«Сложно сказать, существует ли в целом тенденция к существенному увеличению размеров компенсаций реабилитированным, но те примеры, которые становятся публичными, по крайней мере, обнадеживают», – резюмировал Максим Никонов.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/sud-vzyskal-kompensatsiyu-moralnogo-vreda-v-1-4-mln-rub-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

Как доказать или опровергнуть моральный вред?

Начнем с того, как доказать моральный ущерб? Для споров в судах Российской Федерации, считается, что моральный вред — это довольно небольшая категория дел. По большей части, это связано с тем, что есть проблемы в части доказывания морального вреда, да и присужденные судом суммы компенсации хотят желать лучшего.

Содержание статьи:

В западных странах мира, для обращения в суд достаточно лишь самого факта инцидента и в суд обращаются по взысканию морального вреда даже за простое оскорбление человеческого достоинства. И при этом там можно рассчитывать на миллионы, в случае победы.

В нашей стране такое не пройдет, простого факта происшествия будет недостаточно, поскольку сам потерпевший должен будет собрать довольно серьезную доказательственную базу, чтобы обосновать наличие причиненного ему морального вреда. Если человека попросить описать его душевное состояние после пережитого неприятного случая в его жизни, я думаю это будет тяжело сделать даже человеку с «железными» нервами. Человеку очень трудно описать какие он смог перенести моральные терзания, а ко всему прочему еще стараться объяснить судье, что эти переживания не выдумка с целью обогащения за счет причинителя вреда. А все это достойная компенсация пережитых и негативных эмоций, которых не было бы, если бы не действия виновника события. Однако любой адвокат скажет Вам, что зло всегда должно быть наказано, даже если зло себя таковым не считает. Нужно действовать.

Как доказать моральный ущерб?

Во взыскании морального вреда нам помогает статья 151 Гражданского кодекса РФ, которая гласит о том, когда гражданину причинен моральный вред, который подразумевает собой физические или же нравственные страдания, действиями иных лиц, которые фактически нарушают его неимущественные права как человека либо могут посягать на его личные и нематериальные блага.

Формулировка довольна сложная, но именно этой статьей руководствуется суд, когда взыскивает в пользу потерпевшей стороны моральный ущерб. Суд не может просто удовлетворить исковое заявление о взыскании морального вреда, ему требуется установить размер морального ущерба, понесенного стороной. К сожалению, в нашей стране нет каких-то определённых характеристик чем руководствоваться при определении размера морального вреда, данный факт остается на усмотрение суда. Чтобы объяснить судье, в чем именно заключается моральный ущерб, помогут следующие доказательства:

  1. Медицинские документы с поставленным врачом диагнозом;
  2. Пропуск работы в связи с больничным листом;
  3. Квитанции и чеки об оплате лекарственных средств (стоит отметить, что лекарства должны приобретаться по назначению врача);
  4. Смена места жительства;
  5. Характеристики с места работы;
  6. Административные протоколы о происшествии;
  7. Экспертные заключения;
  8. Свидетельства о смерти или справки о возможных лицах, находящихся на иждивении;
  9. Статьи в газетах и журналах, а также записи передач в средствах массовой информации;
  10. Иные доказательства.
Читайте так же:  Ходатайство о восстановление процессуальных сроков апк

На войне все средства хороши, поэтому каких-то запретов в приобщении доказательств Вам точно никто устанавливать не будет. Чем больше документов приобщите, тем больше будет процент удовлетворения требований. Разумеется, сложнее доказать тот ущерб, который документально не подтвержден ни правоохранительными органами, ни самим ответчиком. В таком случае, доказательствами будут являться:

  1. Свидетельские показания;
  2. Аудиозаписи разговоров и телефонных переговоров;
  3. Видеозаписи самого происшествия;
  4. Письменные доказательства угроз в ваш адрес.

Важным аспектом в таком деле является причинно-следственная связь между заболеванием и нанесенным вам моральным ущербом, которую вы и доказываете в суде приобщая ваши доказательства.

Как опровергнуть моральный вред?

Порой закон становится серьезным оружием в руках недобросовестных граждан, которые манипулируют им проявляя недобросовестность по отношению к другим лицам судебного производства. И в зале заседания суда разыгрывается театральная постановка одного, а порой и нескольких актеров, которые пытаются доказать нанесение им морального вреда.

В большинстве случаев, они не имеют доказательственной базы своих страданий, тем не менее, стоит перестраховаться и хорошо подготовится к допросу истца и его свидетелей. Необходимо выводить таких недобросовестных граждан на чистую воду задавая вопросы под протокол фиксируя несоответствие в их показаниях. Такого рода несоответствия лучше всего описывать в письменном возражении и приобщать его к материалам дела. Доводами могут являться:

  1. Несоразмерность суммы для взыскания;
  2. Отсутствие причинно-следственной связи между событием и составом гражданского производства;
  3. Путаница в свидетельских показаниях;
  4. Неправомерность требований истца в исковом заявлении.

Лучше всего в таком случае, будет обратится за помощью к адвокату, который уже на предварительном судебном заседании сможет «посеять зерно сомнения» в голове судьи и сломать всю позицию истца в деле, пишите, звоните, помогу в данном вопросе. Нужно непросто возражать против доводов истца, когда он действительно пострадал, но ведь никто не застрахован от случайностей и несчастных случаев. В таком случае нужно показать судье свое согласие с материальной частью искового заявления, но полный отказ в части взыскания морального вреда поскольку в поведении истца и в фактических обстоятельствах дела являются расхождения.

Как описать моральный вред в исковом заявлении?

Писательским талантом владеет далеко не каждый человек, а после пережитого потрясения тем более тяжело будет собраться с мыслями и изложить все на бумаге в исковом заявлении. Для начала нужно чтобы слова были подкреплены медицинскими документами, в которых будет указано, например:

  • у пациента появилась склонность к апатии;
  • сильное нервозное состояние, сопряженное со стрессом;
  • депрессивный настрой к жизнедеятельности;
  • бессонница или серьезные проблемы со сном;
  • пропажа веса, сопряженная с потерей аппетита;
  • тревоги и головные боли наряду с появлением новых фобий.

В случае если хотя бы один диагноз из вышеперечисленного проявляется в вашей жизни, вам требуется описать как это мешает в повседневной жизни. Скажем, появилась боязнь к общественному транспорту или вообще к автомобилям. В таком случае, вам требуется описать какие неудобства вы испытываете при этом. Речь идет о тяжело доказуемом причинении вреда здоровью, а значит нужно сделать так, чтобы судьи так сказать «пустили слезу».

В отношении ответчика следует использовать такие слова как: безнравственный и циничный. Возможно он проявлял глумление над вашим состоянием, и не раскаивается над содеянным. Ведет себя вызывающе и беззастенчиво. Что касается пострадавшего, то мало описать, что ему просто плохо на душе.

Следует указать, что в будущем возможны тяжелые последствия, а в настоящее время все сводится к моральному или возможному психологическому ущербу семье пострадавшего и ему самому. Такие эпитеты как раз подходят для охарактеризовывания души, ведь ее нельзя достать наружу и показать насколько она изранена.

Примеры обоснования морального вреда

Давайте разберем случай, когда медицинские работники допускают ошибку в операции или во всем курсе лечения. Здоровье человека является самым главным в его жизни, а те люди, что отвечают за него должны проявлять должную осмотрительность каждую минуту. К сожалению, не всегда так происходит и врачи допускают ошибки, которые являются критическими для человека и преследуют всю его жизнь. В таком случае. Следует проводить судебно-медицинскую экспертизу и выявлять ошибки врачей уже стадии гражданского производства.

В случае, если экспертиза подтвердит халатность врачей и ответит на все интересующие вопросы в пользу пострадавшего, моральный вред будет обоснован и истцу следует рассказать суду как он теперь будет жить с этой проблемой со здоровьем и как этот случай повлияет на его успешную карьеру и как его семья будет переживать вместе с ним. В таком случае, удовлетворение исковых требований в наиболее большем размере гарантирована.

Какую сумму можно требовать за моральный ущерб?

Сразу хочется сказать, что размер госпошлины не будет зависеть от суммы ваших требований. Требованию о взыскании морального вреда, сумма госпошлины будет равна трёмстам рублям. Поэтому заявлять можно любую сумму, какую Вам будет угодно. Однако сразу предупреждаем, что судья существенно снижает требования и удовлетворяет в той части, какой посчитает нужным размеру фактически понесенного морального вреда, а это значит, что лучше хорошо подготовится или обратиться ко мне, как специалисту, вот, что мною проводится в рамках данной категории дел, или что сделает для Вас адвокат нашего Адвокатского бюро:

  • соберет для подходящую доказательственную базу;
  • поможет с оценкой морального ущерба;
  • грамотно оформит пакет документов для подачи его в суд;
  • будет представлять интересы в суде;
  • подготовит перечень вопросов для возможной судебной экспертизы;
  • допросит свидетелей защиты и обвинения;
  • взыщет оплату за его юридические услуги с проигравшей в споре стороны.

Не стоит забывать о том, что судьи должны беспристрастно относится к каждому делу, однако судьи — это те же самые люди, которые просто скрывают свои эмоции под маской справедливости. Опытный адвокат знает все нюансы в деле о взыскании морального ущерба и сможет не только грамотно доказать его присутствие в деле, но и обосновать размер заявленных требований чтобы судья не смог существенно из снизить. Помните, нельзя скрывать от адвоката какую-либо информацию. Обращаясь к адвокату, вы не только получаете высококвалифицированную юридическую помощь, но и верного друга в борьбе за справедливость в суде.

Пишите в комментариях, если остались вопросы, кроме того, звоните, чтобы записаться на личную консультацию. Давайте решать проблему вместе уже сегодня.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://katsaylidi.ru/blog/kak-dokazat-ili-oprovergnut-moralnyj-vred/

Моральный вред за содержание под стражей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here