Моральный вред медицина

Информационная поддержка по вопросу: "Моральный вред медицина" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Моральный вред медицина

Практика судебных разбирательств свидетельствует о том, что работники медицинских организаций и учреждений неправильно понимают такую правовую категорию, как мо­ральный ущерб. Бытовое толкование понятия моральный ущерб при­водит к значительным денежным и временным потерям организации при возникновении разногласий с пациентом. Это касается также разно­гласий, которые рассматриваются в судебном порядке. Следовательно, необходимо внести ясность в понимание таких ключевых понятий.

Здоровье гражданина с точки зрения гражданского законодатель­ства относится к так называемым нематериальным благам (ст. 150 ГК РФ). Ему может быть нанесен как прямой ущерб, так и моральный вред. Пленум Верховного суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (п. 2) дает следующее определение: «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.»

Основания компенсации морального вреда

Человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, но это не означает, что он во всех случаях приобретает право на компенсацию морального вреда. Такое право возникает при наличии предусмотренных законом условий, или оснований ответственности законом условий, или оснований ответственности за причинение морального вреда. В случае причинения пациенту морального вреда суд может возло­жить на виновное лицо обязанность компенсации такого вреда в де­нежной форме. Пациент имеет право потребовать компенсацию мо­рального вреда в любом размере (законодательство не ограничивает размеры такой компенсации) при условии, что он докажет обоснован­ность своих требований.

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий:

1. Претерпевание морального вреда.

2. Неправомерно действие причинителя вреда.

3. Причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом.

4. Вина причинителя вреда.

На практике пациент (самостоятельно или при помощи защитника) довольно успешно реализует свое право на полу­чение денежных средств за моральный ущерб, используя формальные ошибки медицинской организации.

Суд при принятии решения об обоснованности претензии пациен­та о нанесенном ему моральном вреде исходит из того, был ли пациент проинформирован о методе (рецептуре) лечения, возможном измене­нии плана лечения, исходе лечения и последствиях лечения (в том чис­ле возможных осложнениях) заранее — до момента начала лечения в рамках заключения письменных договорных отношений. Обычно та­кую информацию пациент получает при оформлении информирован­ного согласия пациента на оказание медицинской услуги. При возмож­ности доказать документально тот факт, что пациент был проинфор­мирован обо всем вышеизложенном, имеется достаточная гарантия защиты от любых необоснованных претензий пациента на удовлетво­рение любого ущерба (в том числе морального), а обоснованные пре­тензии не приводят к неоправданным денежным потерям.

Все, что изложено в настоящем материале, направлено на защиту медицинских организаций от возможных претензий пациента по пово­ду нанесенного, как ему кажется, морального вреда. Защита от пре­тензий пациента (в том числе необоснованных) по поводу нанесения ущерба здоровью имеет отдельные особенности, которые не рассмат­риваются в настоящем материале.

Что же приводит к значительным неприятностям? Ответ достаточ­но банален: элементарное незнание администрации и персонала орга­низации, как на практике использовать отдельные положения законо­дательства: Гражданского кодекса РФ, Закона о защите прав потреби­телей от 09.01.96, Основ законодательства РФ об охране здоровья граж­дан от 22.07.93.

1. Факт информирования пациента и согласие пациента на ле­чение (изменение плана лечения, отказ от лечения, отказ от лече­ния после начала лечения и т. д.) оговорены устно, и в случае не­обходимости их наличие весьма сложно доказать.

В большинстве случаев пациент, имеющий претензии к медицин­ской организации, отрицает факт информированности и факт согла­сия на медицинское вмешательство, если таковые были высказаны им устно. В результате против его слова есть только устные заверения сотрудников организации о том, что все предусмотренные законода­тельством требования были соблюдены. На практике это приводит к тому, что медицинская организация не может документально подтвер­дить свою правоту и проигрывает судебное дело.

Рассчитывать на морально-этическую порядочность «конфликт­ного» пациента не приходится. Отсюда вытекает главный формаль­ный принцип оказания медицинской услуги (особенно — платной): письменно документировать все принципиальные моменты (в том числе до начала лечения). Особое внимание следует уделять так на­зываемым критериям качества или исходу лечения. Не следует обе­щать (или подразумевать) полное восстановление здоровья, если современная медицина не может этого гарантировать. Пациент дол­жен быть проинформирован о том, что в результате лечения насту­пит одно из следующих состояний: выздоровление, улучшение, без изменений (т. е. отсутствие ухудшения). Оценку критериев качества (исхода лечения) можно производить с использованием любой дру­гой терминологии, в том числе медицинской. При этом необходимо учитывать, что пациент может не обладать специальными медицин­скими знаниями, поэтому медицинские термины следует пояснить в доступной для пациента форме.

2. Факты информированности и согласия пациента зафиксированы письменно, но неконкретны.

На практике мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда письмен­ное согласие пациента на медицинское вмешательство невозможно привязать к конкретным медицинским манипуляциям. Это происходит в случае, если подпись пациента под фразами «с диагнозом ознаком­лен и планом лечения согласен», «с уточненным диагнозом ознакомлен и с изменением плана лечения согласен» находится на отдельном лис­те или в документе, который не содержит описание диагноза и назна­ченного плана лечения (уточненного диагноза, изменения плана лече­ния, назначения дополнительного лечения, отказ от лечения и т. д.). Такое согласие пациента очень сложно (в большинстве случаев невоз­можно) привязать к конкретному виду лечения, медицинским манипу­ляциям.

Источник: http://www.newreferat.com/ref-10123-1.html

Требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, пациент должен доказать лишь факт своих страданий

alexraths / Depositphotos.com

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2019 г. № 74-КГ19-5).

Читайте так же:  Замена загранпаспорта ребенка по истечении срока

На это указал ВC РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни «рентгена» ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

Оценить перспективы рассмотрения вашего дела поможет аналитическая система «Сутяжник». В результате анализа текста искового заявления или претензии робот-помощник подберет наиболее релевантную судебную практику.

  • акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ) (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);
  • материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей. По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава. А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;
  • акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и «засиленной» ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

  • обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;
  • неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;
  • при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;
  • однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

  1. сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу;
  2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра. Потому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной. Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили «на всякий случай» ввиду многочисленных хронических заболеваний.

ВС РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

Источник: http://www.garant.ru/news/1287023/

Понятие морального вреда в медицин­ской деятельности. Основания, способы и размер компенсации морально­го вреда при повреждении здоровья и причинении смерти пациенту

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. Понятие морального вреда в медицин­ской деятельности связано с нарушением такого блага как здоровье.

Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Соответственно, право на здоровье характеризуется, как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Это право имеет абсолютный характер, т.к. ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право.

Чаще требования о компенсации морального вреда, причиненного здоровью, встречаются в делах о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, например производственные травмы, заболевания. Но и медицинской практике имеют место такие требования. Например, после операции на деснах хирург-стоматолог не назначил антибиотики, в результате у больной развился эндокардит. Решение суда – в пользу истца $600, 000 вознаграждение за перенесенные и будущие боль и страдания (из практики США).

Порядок компенсации морального вреда имеет несколько особенностей.

· Моральный вред гражданам компенсируется во всех случаях при нарушении их личных неимущественных нрав или других нематериальных благ (ст. Т 50 ГКРФ).

· Компенсация морального вреда может осуществляться независимо от вины причинителя вреда.

· На требования о компенсации морального вреда не распространяется исковая давность-

· Компенсация морального вреда производится только в денежной форме,

· Размер компенсации за моральный вред в каждом отдельном случае определяется судом.

Что касается размера компенсации, отсутствие точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Определение размера компенсации морального вреда полностью передано на усмотрение суда. Вместе с тем в даны ориентиры для такого судейского усмотрения.

Читайте так же:  Исковое заявление не подано

В ст. 151 ГК законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: 1) степень вины причинителя. С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериями: 2) характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный ущерб, и индивидуальных особенностей потерпевшего; 3) требования разумности и справедливости.

Следует отметить, что перечень названных в законе ориентиров примерный. Каждая ситуация может иметь свои особенности. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28.04.1994 года «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» приведено такое дополнительное обстоятельство, как степень тяжести травм и иного повреждения здоровья. При этом особо подчеркнуто, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Чаще всего, ненадлежащее врачевание, влечет одновременно имущественный и моральный вред. Так, после 7 лет изнуряющего лечения англичанки С. От рака оказалось, что при диагностике болезни был выставлен неправильный диагноз. В следствии применения радиотерапии у пациентки выпали волосы, кроме того она потеряла работу, мужа. Суд обязал органы здравоохранения выплатить ей компенсацию за допущенную диагностическую ошибку в размере 155 тыс. фунтов стерлингов.

При некачественном исполнении медицинским учреждением своих обязанностей может возникнуть неимущественный вред в форме нравственных переживаний, в частности из-за разглашения врачебной тайны. В такой ситуации размер возмещаемого морального вреда связан со следующими критериями: объем и характер распространенных сведений, на сколько широко распространены сведения, состав лиц, получивших данные сведения.

Пациент заинтересован в сохранении информации, составляющей врачебную тайну. Но все-таки существует ряд заболеваний, которые скрываются более всего – это СПИД, трансексуализм, психические, венерические болезни. Крайне не желательно для пациента разглашение сведений об абортах, бесплодии. Естественно, что разглашение таких сведений, должно повлечь взыскание с виновных лиц большей суммы, чем разглашение данных о гриппе, тем более, если следствием такого разглашения явились последствия в виде распада семьи, потери работы и т.д. Врачебная тайна может быть раскрыта в кругу семьи, при выступлении на конференции или в средствах массовой информации. Пациенту при этом наносится тем больший ущерб, чем шире аудитория, к которой проникла такая информация.

Если в результате неправомерных действий медперсонала наступила смерть пациента (близкого для истца человека), то при определении суммы компенсации необходимо учитывать степень близости погибшего и истца, характер их взаимоотношений, семейное положение истца, способ получения информации о смерти. Размер компенсации должен быть больше при гибели близких родственников, в частности, членов семьи, детей, родителей, братьев и сестер.

Специфика дел о возмещении вреда, причиненного ненадлежащим врачеванием, заключается в том, что очень трудно доказать наличие причинно-следственной связи между действиями врача и наступившими последствиями. Так, например, причины, которые привели к нежелательным для потерпевшего последствиям, могут возникнуть ранее, чем он обратился к этому врачу. На его состояние могут влиять другие факторы: общее состояние организма потерпевшего, невыполнение рекомендаций врача по поводу данного заболевания (состояния) потерпевшим, не качественность медикаментов, самостоятельно приобретенных потерпевшим, специфика заболевания, составляющая трудность для диагностики даже в условиях настоящего развития медицинской науки, человеческий и другие.

Дата добавления: 2014-01-11 ; Просмотров: 1785 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник: http://studopedia.su/10_35660_ponyatie-moralnogo-vreda-v-meditsinskoy-deyatelnosti-osnovaniya-sposobi-i-razmer-kompensatsii-moralnogo-vreda-pri-povrezhdenii-zdorovya-i-prichinenii-smerti-patsientu.html

ВС оценил моральный вред от смертельной ошибки врачей

Как сообщил 15 апреля Следственный комитет, в 2018 году до суда дошли 300 уголовных дел о врачебных ошибках. Всего в СКР поступило 6500 жалоб на действия медиков, а возбуждено было 2029 уголовных дел. Правоохранители отмечают, что работу по ним осложняет противоречивая судебная практика. Ранее СКР сообщал, что вместе с Национальной медицинской палатой разрабатывает поправки в УК, чтобы не лишать свободы за неумышленные преступления. Правозащитники из «Зоны права» отмечают, что врачи на практике и так не получают реальных сроков. Но если подтверждается причинно-следственная связь между действиями медика и вредом, то его должны лишить права на профессиональную деятельность на некоторое время, а больница обязана выплатить справедливую компенсацию, говорят в «Зоне права».

Взыскать компенсацию можно в рамках гражданского процесса. Но судебная практика может быть различной и здесь. Это показывает дело Валентины Дворовой*, которая взыскивала компенсацию морального вреда после смерти супруга и дошла до Верховного суда.

Николай Дворов* скончался в начале 2017 года в Мегионской городской больнице (ХМАО-Югра). Он пришел в больницу с жалобами на кашель, высокую температуру и одышку. В четыре ночи его осмотрел дежурный терапевт, поставил диагноз «ОРВИ и острый бронхит» и назначил лечение. Но уже через три часа после госпитализации, в 7:15, Дворов скончался в палате от массовой тромбоэмболии (тромбоза).

Его жена Валентина Дворова* была уверена, что в этом виноваты врачи, которые поставили неправильный диагноз и не назначили нужное лечение. Она подала иск, в котором потребовала 3 млн руб. компенсации морального вреда, потому что «супруг скончался в больнице из-за несвоевременной и некачественной медпомощи». Дворова утверждала, что ей долго не могли рассказать, что происходит с мужем, а в момент клинической смерти его нашли на полу в стационаре.

Эксперты, которые изучили случай, подтвердили нарушения, но в то же время отметили неоднозначность ситуации. Проверка Департамента здравоохранения ХМАО-Югры показала, что дежурный терапевт не назначила полное обследование Дворова, неверно оценила тяжесть его состояния, не проконтролировала выполнение своих назначений и так далее. В то же время в случившемся есть и вина самого пациента, который обратился за помощью слишком поздно и провел в стационаре слишком мало времени, уточнили проверяющие. Эти доводы в целом подтвердила судебно-медицинская экспертиза по иску жены умершего. Специалисты пришли к выводам, что медпомощь оказали некачественно и несвоевременно, а медицинские документы заполнили плохо. Но самому Дворову эксперты сделали неблагоприятный прогноз. Тромбоз мог произойти в любой момент времени, и даже эффективное лечение никак от этого не спасает, указано в заключении судебной экспертизы.

Экспертиза подтвердила, что пациента лечили неправильно, но признала, что это вряд ли помогло бы его спасти.

Из этого Мегионский городской суд сделал вывод, что иск надо удовлетворить частично. Дворовой не полагается компенсация моральных страданий после смерти супруга, потому что он погиб не по вине врачей. В то же время больница должна заплатить ей за неправильное лечение мужа. С таким обоснованием горсуд предписал учреждению перечислить истцу 750 000 руб. компенсации морального вреда.

Но Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры отменил это решение. Он решил, что нижестоящая инстанция разрешила два требования: отказала в компенсации за смерть и присудила компенсацию за неправильное лечение. С первой частью апелляция согласилась, но отменила решение о выплате 750 000 руб. По мнению суда округа, здесь первая инстанция вышла за пределы заявленных требований. Ведь Дворова требовала компенсацию за моральные страдания из-за смерти, наступившей в результате неправильного лечения, а не за само неправильное лечение. Такие выводы можно сделать из апелляционного определения № 33-2030/2018.

Но Верховный суд увидел здесь ошибку. «Апелляция неправомерно разделила одно исковое требование на два самостоятельных», – указал он. Это произошло, потому что суд субъекта не принял во внимание фактические основания иска, решила коллегия ВС под председательством Людмилы Пчелинцевой. А ведь Дворова писала в иске, что мужу неправильно поставили диагноз, оставили без лечения, а в момент клинической смерти он лежал на полу. Истица переживала нравственные страдания из-за состояния здоровья близкого человека, но апелляция это проигнорировала, указывается в определении № 69-КГ 18-22. С такими выводами гражданская коллегия ВС отменила постановление суда округа и оставила в силе решение первой инстанции.

Читайте так же:  Принятие искового заявления апк

Взыскание морального вреда с больниц: сложности и у истцов, и у судов

Позиция Верховного суда в этом деле нетипичная, потому что суды вообще неохотно удовлетворяют требования о компенсации морального вреда, даже если он четко сформулирован, заявлен и обоснован, признает генеральный директор «Факультета медицинского права» Полина Габай. При этом требования о компенсации морального вреда в рамках медицинских дел сложные и специфичные, а категория «Моральный вред» – достаточно субъективная, говорит Габай. Поэтому практика, по ее словам, является «совершенно различной». Самим судьям трудно ориентироваться в размерах компенсаций, потому что суммы в судебных актах обычно скрыты, добавляет юрист PB Legal Надежда Симакова.

Но при этом и сами заявления часто написаны плохо, делится Габай: «Пациенты и их родственники могут не указать, в чем конкретно выразился моральный вред, не представить никаких доказательств его причинения». Это еще одна причина, по которой иски не удовлетворяют или присуждают компенсацию значительно меньше, чем заявлено, говорит Габай. А по наблюдениям Симаковой, бывает сложно доказать противоправность и причинно-следственную связь. «Например, суды зачастую отказывают в компенсациях, если развитие заболевания несколько отклоняется от нормального и не совсем очевидно, была ли возможность избежать развития осложнения», – рассказывает Симакова. В таких случаях суды не подтверждают прямой причинно-следственной связи между медпомощью и последствиями.

«Суды часто отказывают в компенсациях, если развитие заболевания несколько отклоняется от нормального и не совсем очевидно, была ли возможность избежать развития осложнения».

Но для истцов по этой категории дел есть и хорошие новости. Им становится легче, потому что в последние годы снижаются необоснованно завышенные стандарты доказывания, в том числе в делах о моральном вреде, утверждает Симакова. «В частности, Верховный суд разрешил взыскивать компенсацию за врачебную ошибку, если вреда здоровью не было, а были лишь нравственные страдания», – юрист PB Legal приводит в пример разъяснение из Обзора судебной практики ВС № 4 (2016).

В целом, говорит Габай, пациенты и их родственники все чаще судятся с больницами, в том числе предъявляют иски о компенсации морального вреда. По ее словам, это не только российская, но и мировая тенденция.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Источник: http://pravo.ru/story/210497/

8. Понятие морального вреда в медицин­ской деятельности. Основания, способы и размер компенсации морально­го вреда при повреждении здоровья и причинении смерти пациенту.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Видео (кликните для воспроизведения).

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. Понятие морального вреда в медицин­ской деятельности связано с нарушением такого блага как здоровье.

Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Соответственно, право на здоровье характеризуется, как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Это право имеет абсолютный характер, т.к. ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право.

Чаще требования о компенсации морального вреда, причиненного здоровью, встречаются в делах о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, например производственные травмы, заболевания. Но и медицинской практике имеют место такие требования. Например, после операции на деснах хирург-стоматолог не назначил антибиотики, в результате у больной развился эндокардит. Решение суда – в пользу истца $600, 000 вознаграждение за перенесенные и будущие боль и страдания (из практики США).

Порядок компенсации морального вреда имеет несколько особенностей.

Моральный вред гражданам компенсируется во всех случаях при нарушении их личных неимущественных нрав или других нематериальных благ (ст. Т 50 ГК РФ).

Компенсация морального вреда может осуществляться независимо от вины причинителя вреда.

На требования о компенсации морального вреда не распространяется исковая давность-

Компенсация морального вреда производится только в денежной форме,

Размер компенсации за моральный вред в каждом отдельном случае определяется судом.

Что касается размера компенсации, отсутствие точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Определение размера компенсации морального вреда полностью передано на усмотрение суда. Вместе с тем в даны ориентиры для такого судейского усмотрения.

В ст. 151 ГК законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: 1) степень вины причинителя.С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериями: 2) характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный ущерб, и индивидуальных особенностей потерпевшего; 3)требования разумности и справедливости.

Следует отметить, что перечень названных в законе ориентиров примерный. Каждая ситуация может иметь свои особенности. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28.04.1994 года «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» приведено такое дополнительное обстоятельство, как степень тяжести травм и иного повреждения здоровья. При этом особо подчеркнуто, что размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Чаще всего, ненадлежащее врачевание, влечет одновременно имущественный и моральный вред. Так, после 7 лет изнуряющего лечения англичанки С. От рака оказалось, что при диагностике болезни был выставлен неправильный диагноз. В следствии применения радиотерапии у пациентки выпали волосы, кроме того она потеряла работу, мужа. Суд обязал органы здравоохранения выплатить ей компенсацию за допущенную диагностическую ошибку в размере 155 тыс. фунтов стерлингов.

При некачественном исполнении медицинским учреждением своих обязанностей может возникнуть неимущественный вред в форме нравственных переживаний, в частности из-за разглашения врачебной тайны. В такой ситуации размер возмещаемого морального вреда связан со следующими критериями: объем и характер распространенных сведений, на сколько широко распространены сведения, состав лиц, получивших данные сведения.

Читайте так же:  Кассационное обжалование госпошлина

Пациент заинтересован в сохранении информации, составляющей врачебную тайну. Но все-таки существует ряд заболеваний, которые скрываются более всего – это СПИД, трансексуализм, психические, венерические болезни. Крайне не желательно для пациента разглашение сведений об абортах, бесплодии. Естественно, что разглашение таких сведений, должно повлечь взыскание с виновных лиц большей суммы, чем разглашение данных о гриппе, тем более, если следствием такого разглашения явились последствия в виде распада семьи, потери работы и т.д. Врачебная тайна может быть раскрыта в кругу семьи, при выступлении на конференции или в средствах массовой информации. Пациенту при этом наносится тем больший ущерб, чем шире аудитория, к которой проникла такая информация.

Если в результате неправомерных действий медперсонала наступила смерть пациента (близкого для истца человека), то при определении суммы компенсации необходимо учитывать степень близости погибшего и истца, характер их взаимоотношений, семейное положение истца, способ получения информации о смерти. Размер компенсации должен быть больше при гибели близких родственников, в частности, членов семьи, детей, родителей, братьев и сестер.

Специфика дел о возмещении вреда, причиненного ненадлежащим врачеванием, заключается в том, что очень трудно доказать наличие причинно-следственной связи между действиями врача и наступившими последствиями. Так, например, причины, которые привели к нежелательным для потерпевшего последствиям, могут возникнуть ранее, чем он обратился к этому врачу. На его состояние могут влиять другие факторы: общее состояние организма потерпевшего, невыполнение рекомендаций врача по поводу данного заболевания (состояния) потерпевшим, не качественность медикаментов, самостоятельно приобретенных потерпевшим, специфика заболевания, составляющая трудность для диагностики даже в условиях настоящего развития медицинской науки, человеческий и другие.

Источник: http://studfile.net/preview/3833432/page:3/

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Моральный вред можно компенсировать — хотя бы деньгами

Алексей Паново теории и практике компенсации морального ущерба в медицине

Здоровье в биологическом и правовом аспектах

Здоровье как нематериальное благо (ст. 128 Гражданского кодекса РФ), принадлежащее человеку от рождения, нельзя купить, продать, сдать в аренду, заложить в качестве обеспечения залога и так далее. Оно неотчуждаемо и непередаваемо. Неприкосновенность здоровья личности провозглашена Конституцией РФ (ч. 1 ст. 22 Конституции ­РФ).

юрист, управляющий ООО «Центр медицинского права», г. Омск (с филиалами в Москве, Новосибирске, Пензе); руководитель Омского регионального отделения МОО «Ассоциация медицинских юристов», заместитель председателя Общественного совета по защите прав пациентов при Управлении Росздравнадзора по Омской области

Но в биологическом плане здоровье подвержено воздействиям — как внутренним, так и внешним. Обладатель здоровья своими вредными или полезными привычками также влияет на него. К примеру, неправильный образ жизни может вызвать высокое артериальное давление, снизить подвижность суставов, уменьшить жизненную емкость ­легких.

За устранением либо коррекцией болезненных симптомов мы обращаемся к врачу, имеющему специальные знания об этиологии, патогенезе заболеваний и их лечении, а также практические ­навыки.

Врач должен осуществлять профессиональную деятельность надлежащим образом не только в силу убеждения и данной им клятвы, но и под угрозой уголовной ответственности. Уголовная ответственность установлена УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ); причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ); неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК ­РФ).

Читайте так же:  Формы судебного разбирательства в уголовном процессе

Последствия ненадлежащей медпомощи обычно явно отражаются на состоянии пациента. Поэтому законом предусмотрена денежная компенсация морального вреда. Раз уж пациент испытал физические и нравственные страдания — извольте компенсировать ­деньгами.

Лица, завершившие освоение образовательной программы высшего медицинского образования, при получении документа об образовании и о квалификации дают клятву врача следующего ­содержания:

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно ­клянусь:

  • честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья ­человека;
  • быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других ­обстоятельств;
  • проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению ­эвтаназии;хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному ­росту;
  • доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и ­совете;
  • постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции ­медицины».

Ст. 71 Федерального закона от 21.11.2011 N 323‑ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Необходимо и достаточно

Для удовлетворения иска о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащей медпомощью, необходимо наличие состава гражданского ­правонарушения:

  • противоправные действия причинителя ­вреда;
  • наличие ­вреда;
  • причинно-следственная связь между противоправными действиями и причиненным ­вредом;
  • вина причинителя ­вреда.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», потерпевший должен представить доказательства факта увечья или иного повреждения здоровья, размера причиненного вреда, а также того, что именно ответчик является его причинителем или лицом, обязанным его возместить по ­закону.

По действующему гражданскому законодательству, за вред, причиненный медработником (ненадлежащее оказание медпомощи), отвечает работодатель — медицинская организация (ст. 1068 Гражданского кодекса РФ). Зато после удовлетворения гражданского иска о денежной компенсации морального вреда больница может предъявить врачу обратное требование (регресс, ст. 1081 Гражданского кодекса РФ). Если в действиях врача есть состав уголовного преступления — в полном объеме удовлетворенного иска. Если нет — в пределах его месячного заработка (ст. 241 Трудового кодекса РФ). Однако в своей юридической практике, начиная с 1999 года, автор ни разу не встречался с регрессными требованиями больницы к ­врачу.

Стомиллионные иски не проходят

При обращении в суд истец определяет размер компенсации морального вреда на свое усмотрение. Насмотревшись западных фильмов и познакомившись через Интернет с нашумевшими случаями судебных решений англосаксонской правовой системы, российские пациенты пробовали заявлять суммы в 20–100 млн рублей. Но тут следует понимать, что заявленная в иске сумма вовсе не означает, что судья удовлетворит ее в полном ­объеме.

Окончательное решение о размере компенсации морального вреда остается за судом. А законодатель установил лишь общие положения, которые изложены в части второй ст. 1101 Гражданского кодекса РФ: «Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения… При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей ­потерпевшего».

В 2014 году лидером по присужденной сумме компенсации стал Санкт-Петербург. В июне 2014‑го в пользу пациентки Ирины Разиной из Санкт-Петербургского государственного медуниверситета им. Павлова взыскано 15 млн рублей. Как установил суд, в сентябре 2010 года после неверно выбранной тактики ведения родов на свет появился мальчик с необратимым повреждением головного мозга, через два года мучений он умер. В ноябре 2014‑го была рассмотрена апелляционная жалоба ответчика, но городской суд Санкт-Петербурга оставил решение суда первой инстанции в ­силе.

В итоге сложился судебный прецедент. И хотя этот прецедент не является обязательным для других судов в качестве точки отсчета размера компенсации, все же продвинутые истцы-пострадавшие вполне могут ссылаться на это решение, чтобы обосновать заявленную сумму.

Вот и получается, что с учетом этих критериев миллионные исковые требования о компенсации причиненного морального вреда уменьшаются в десятки, а то и сотни раз — поскольку судьи ориентируются на правоприменительную практику своего ­региона.

Пациенты чаще выигрывают

По России ежегодно подается порядка трех-пяти тысяч исков о моральном ущербе, причиненном действиями врачей. Ответчиками выступают медицинские организации разной формы ­собственности.

Тем не менее большинство российских пациентов плохо умеет пользоваться своими правами — люди могут месяцами страдать из‑за некачественного лечения и при этом никуда не обращаться. По данным федерального фонда ОМС, по всей стране по последствиям медицинской помощи, оказанной в системе ОМС, подается не более 300 исков в год. Основной повод для исков — «нарушение качества при оказании медицинской помощи». При этом больше половины дел пациенты выигрывают. К примеру, в первом полугодии 2014 года было рассмотрено 174 дела, и по 109 из них были вынесены решения в пользу пациентов. В общей сложности они получили компенсацию в 20 млн рублей за моральный вред и 3 млн рублей за материальный ущерб. Таким образом, средняя сумма компенсации составила 212 тыс. ­рублей.

Одно время лидерство по размеру денежной компенсации морального вреда в России держал Новосибирск. Так, в декабре 2010 года Центральный районный суд Новосибирска удовлетворил исковые требования Анны Лаппи к медицинскому центру «Авиценна». Новорожденная дочь Анны погибла в частном роддоме, а у женщины врач не удалил остатки плаценты, возник сепсис, матку пришлось ­удалить.

В качестве денежной компенсации морального вреда суд взыскал с ответчика 7 млн рублей — сумму, которая и фигурировала в исковом заявлении пострадавшей. Однако после подачи медцентром кассационной жалобы размер компенсации уменьшили до трех ­миллионов.

Таким образом, институт денежной компенсации морального вреда за ненадлежащую медпомощь в России уже сложился и является достаточно эффективным средством правовой защиты пациентов. Достойный размер денежной компенсации морального вреда призван не только возместить физические страдания и нравственные переживания, но и профилактирует подобные правонарушения в сфере ­здравоохранения.

Резюме

Избежать иска о денежной компенсации причиненного морального вреда вполне реально. Для этого от лечащего врача требуется надлежащее выполнение профессиональных обязанностей по своевременному оказанию медицинской помощи, правильному выбору методов профилактики, диагностики, лечения и ­реабилитации.

А если ошибки все же имели место — нужно уметь разговаривать с пациентом и его родственниками, признавать допущенные промахи и извиняться за них, а не игнорировать пациентов и тем более грубить им. Грубое поведение — это почти 100 %-ная гарантия, что в дальнейшем вам всё равно придется общаться, но уже в рамках судебного ­процесса.

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/ethics/moralnyiy_vred_mozhno_kompensirovat__hotya_byi_dengami

Моральный вред медицина
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here