Моральный вред исполнительное производство

Информационная поддержка по вопросу: "Моральный вред исполнительное производство" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Моральный вред исполнительное производство

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 17 декабря 2012 г. по делу N 33-3037/2012 (ключевые темы: компенсация морального вреда — исполнительное производство — личные неимущественные права — причинение морального вреда — общие положения)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 17 декабря 2012 г. по делу N 33-3037/2012

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Захарова Н.И.,

судей Москалевой Е.В. и Орловой О.А.,

при секретаре Смольниковой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по апелляционным жалобам истцов Карасева ФИО12, Должникова ФИО13 на решение Советского районного суда г. Липецка от 1 октября 2012 года, которым постановлено:

«В иске Карасева ФИО14, Должникова ФИО15 к УФССП России по Липецкой области, Министерству финансов РФ о возмещении материального, морального вреда отказать».

Заслушав доклад судьи Москалевой Е.В., судебная коллегия

Карасев Г.И., Должников Г.Н. обратились в суд с иском к УФССП России по Липецкой области, Министерству финансов РФ о взыскании убытков, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указали, что на основании решении суда с ООО «Талицкое» в пользу истцов взыскана заработная плата в размере 24800 рублей и 12400 рублей соответственно, а также компенсация морального вреда 2500 рублей и 1 000 рублей. Возбуждено исполнительное производство. В установленный законом двухмесячный срок на совершение исполнительных действий судебный пристав не произвел взыскание присужденных сумм. Истцы полагают, что ответчик своим бездействием причинил им убытки, нарушил их личные неимущественные права и законные интересы, просили взыскать с ответчиков в свою пользу убытки в сумме 24800 рублей и 12400 рублей соответственно, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей каждому.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В судебном заседании истцы поддержали заявленные требования, указав, что по вине судебного пристава-исполнителя они не получили взысканные суммы, в настоящее время ООО «Талицкое» признано банкротом.

Представитель УФССП России по Липецкой области, представитель МФ РФ, судебный пристав-исполнитель Малявина Н.В. в судебном заседании исковые требования не признали, ссылаясь на отсутствие правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

Суд отказал в удовлетворении требований Карасева Г.И. и Должникова Г.Н.

В апелляционной жалобе истцы ставят вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на несоответствие выводов суда действительным обстоятельствам дела, существенные нарушения, допущенные при оценке доказательств, положенных в основу судебного решения.

Выслушав представителей ответчиков, возражавших против доводов жалобы, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене, либо изменения решения суда.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Статьей 16 ГК РФ предусмотрено возмещение убытков за счет государства в случае, когда они причинены гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов.

По смыслу статей 16 , 1069 , 1064 ГК РФ, основанием для возложения обязанности по возмещению ущерба является факт причинения ущерба, наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) государственных органов, либо должностных лиц этих органов и причинением вреда и вина должностных лиц.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд правильно исходил из того, что указанных выше обстоятельств по делу не установлено. Суд правильно указал, что материальный ущерб в данном случае представляет собой задолженность организации-должника по исполнительным листам.

Отказывая в удовлетворении иска, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, в соответствии с которыми ДД.ММ.ГГГГ судебным приставом исполнителем Елецкого межрайонного отдела УФССП России по Липецкой области было возбуждено исполнительное производство в отношении должника ООО «Талицкое» в пользу взыскателей Карасева Г.И., Должникова Г.Н. Сущность взыскания: задолженность по заработной плате.

Передача в УФССП исполнительных листов для взыскания с должника сумм задолженности не является переменой лица в обязательстве, и не порождает обязанности государственного органа или должностного лица данного органа возместить убытки вместо должника.

Установлено также, что в ходе исполнительных производств осуществляются мероприятия, направленные на взыскание задолженности с организации-должника. Исполнительные листы о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда в пользу Карасева Г.И. и Должникова Г.Н. переданы конкурсному управляющему ООО «Талицкое».

Доводы жалобы, что судебный пристав-исполнитель не принял мер к своевременному и полному исполнению сводного исполнительного производства, что нашло подтверждение в решении Елецкого районного суда Липецкой области от ДД.ММ.ГГГГ, отмену решения не влекут, поскольку не опровергают выводы суда относительно причин возникновения убытков и виновных в их причинении лиц. Допущенные судебными приставами отдельные факты ненадлежащего исполнения своих обязанностей в ходе исполнительного производства, не являются основанием для взыскания сумм по исполнительным листам с государства вместо организаций, допустивших задолженность перед взыскателями.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу положений статьи 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, если в предусмотренном законом порядке установлены незаконность действий (бездействия) государственных органов, вина должностных лиц этих органов, а также причинно-следственная связь между действиями (бездействием) и наступившими последствиями.

Читайте так же:  Виды ответственности за нарушение прав потребителей пациентов

Как указано выше, недоказанность одного из названных элементов состава правонарушения влечет за собой отказ суда в удовлетворении исковых требований.

Статьи 1064, 1069 помещены в параграфе 1 «Общие положения о возмещении вреда» главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса Российской Федерации. Статья 1099 («Общие положения»), находящаяся в параграфе 4 «Компенсация морального вреда» той же главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержит общие нормы об основаниях и размере компенсации морального вреда. Следовательно, основания и размер компенсации морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 ГК РФ.

Таким образом, на правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда, полностью распространяются общие правила параграфа 1 главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, и для возложения ответственности за причинение морального вреда необходимо установление состава правонарушения, за исключением случаев, предусмотренных законом ( ст. 1100 ГК РФ). В силу чего требование о возмещении вреда, в том числе и морального, должно предъявляться и разрешаться с учетом положений ст. ст. 16 , 1064 ГК РФ. Применительно к рассматриваемым правоотношениям возможность возмещения морального вреда в соответствии с приведенными нормами права связывается с необходимостью представления истцами доказательств причинения вреда, а также с наличием причинно — следственной связи между незаконными (виновными) действиями (бездействием) государственных органов либо должностных лиц этих органов и наступившим вредом. Согласно пункту 1 статьи 56 ГПК РФ обязанность по доказыванию данных обстоятельств лежит на истцах.

Однако истцами ни в суд первой, ни апелляционной инстанции не было представлено доказательств наличия состава деликтного правонарушения, а именно, что в результате бездействия судебного пристава-исполнителя, им были причинены физические и нравственные страдания.

Судебная коллегия, находит выводы суда правильными, соответствующими установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства. Приведенные в жалобе доводы являются аналогичными основаниям заявленного иска, которые являлись предметом исследования и оценки суда. Доводы жалобы фактически сводятся к неправильному толкованию норм материального права, что не свидетельствует о неправильности выводов суда первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Советского районного суда г. Липецка от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, а апелляционные жалобы истцов Карасева ФИО16, Должникова ФИО17 — без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/103440558/

Взыскание морального вреда с судебных приставов

Понятие морального вреда появилось в российском гражданском законодательстве в 1994. Тогда впервые в Гражданском кодексе было дано определение и предусмотрено, как со службы судебных приставов взыскать моральный вред за причинение гражданину физических или нравственных страданий по вине физического или юридического лица. Распространено это понятие и на должностных лиц органов муниципальной и исполнительной власти, госслужащих, к которым относятся судебные приставы.

Что говорит закон

Нормативное закрепление права граждан на взыскание убытков от нарушения из нематериальных благ закреплено в статье 151 ГК РФ. В ней четко выделены две категории нарушенных прав:

  • личные неимущественные;
  • нематериальные блага.

Предусмотренные в законе «иные случаи», являются правовой казуистикой. На практике не находят своего применения, поскольку на них нет прямого указания в нормативных актах других отраслей права.

Для этого следует понимать, что относится к нематериальным благам, чтобы обоснованно формулировать в исковом заявлении требование о возмещении.

Исчерпывающий перечень рассматриваемых благ изложен в ч. 1 ст. 150 ГК РФ. Наиболее значимыми среди неотъемлемых прав личности являются:

  • жизнь;
  • здоровье;
  • личная неприкосновенность;
  • свобода передвижения;
  • неприкосновенность жилища и частной собственности.

Именно они чаще всего нарушаются незаконными действиями, а чаще бездействиями судебных приставов, вовремя не исполняющих свои обязанности.

За какие действия возможно взыскать компенсацию

Перечень прав личности, которые могут нарушить своими действиями госслужащие ФССП определен. Остается определиться каким образом привязать их к указанным в законе основаниям взыскания (компенсации) и в каком объеме суд оценивает степень физических или нравственных страданий. Какую компенсацию назначает.

Угроза жизни и здоровью

Может выражаться в лишении должника, в отношении которого действуют приставы, исполняя решение суда, средств жизненно необходимых ему по медицинским показаниям. Например, изъятие в счет долга средств реабилитации (медицинской аппаратуры обеспечивающей жизнедеятельность, лишение средств мобильности – моторизованных или ручных инвалидных колясок, автотранспорта предназначенного для передвижения инвалидов), ограничение перемещения за рубеж в качестве административных санкций, когда такое помещение необходимо для лечения или реабилитации больного должника.

Личная неприкосновенность

Может выражаться в насильственных действиях, не затрагивающих непосредственно физической целостности должника, сопровождающих изъятие материальных ценностей и имущества для компенсации долга. Например, удержание или физическое воздействие, применяемое к должнику.

Свобода передвижения

Обычно связана с ограничениями на выезд с территории РФ или наложение ареста на автотранспорт принадлежащий должнику с ограниченной мобильностью (инвалиду) который без арестованного транспорта лишен возможности самостоятельного передвижения.

Собственность

Может выражаться в несанкционированном проникновении в жилое помещение должника во время применения мер принудительного исполнения. Даже если они санкционированы, должны происходить с соблюдением правил, предусмотренных законом.

Конституционный суд РФ в своем Определении № 297-О от 14.10.2004 г. счел согласующимися с ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ предоставленное приставам ст. 64 ФЗ № 229 право на проникновение в помещения.

Пишем жалобу на сайте ФССП

В силу этого, если стоить цель добиться материальной компенсации страданий, жалобы в вышестоящие органы или прокуратуру являются безрезультатными, поскольку эти органы не наделены обязывающими полномочиями по компенсации морального вреда.

Срок исковой давности

Применительно к неправомерным действиям должностных лиц муниципальной и государственной власти действует общий срок давности – 3 года. Чтобы не пропустить срок в течение которого можно рассчитывать на материальную компенсацию иск в суд должны подаваться до истечения 3 лет.

Законом предусмотрены случаи восстановления исковой давности. Основания для этого изложены в ст. 205 ГК РФ.

Пример искового заявления в суд

Подготовить самостоятельно исковое заявление можно только в том случае если у заявителя имеются определенные правовые познания и опыт процессуального участия в судебных заседаниях. Это связано с тем, что противостоять в суде заявителю будут юристы, отстаивающие интересы Казны РФ, за счет которой производятся выплаты морального ущерба, нанесенного действиями нерадивых госслужащих.

Судебная практика

Основным документом, к которому можно апеллировать, выдвигая доводы об обоснованности требований компенсации МВ, является Постановление ПВС РФ № 10 1994 года. Указанный документ является старым, обобщившим судебную практику сложившуюся после первого года применения закона о компенсации морального вреда, поэтому в него неоднократно вносились изменения Постановлениями ПВС РФ:

  • №6, 1995 г.
  • № 10, 1996 г.
  • № 2, 1997 г.
  • № 32, 2000 г.
  • № 11, 2001 г.
  • № 6, 2007 г. и т. д.
Читайте так же:  Билеты разрешение травматического оружия

Говоря о реализации права на компенсацию морального вреда следует отметить что суды в большинстве случаев удовлетворяют требования заявителей. При этом важно соблюсти два требования: правильно определиться относятся ли нарушенные права к нематериальным и правильно адресовать иск, точно указав ответчика.


Источник: http://bankrotof.net/ispolnitelnoe-proizvodstvo/vzyskanie-moralnogo-vreda-s-sudebnyh-pristavov/

Кассация поверила в моральный вред, нанесенный юрлицу бездействием приставов

Видео (кликните для воспроизведения).

ФАС Московского округа отменил акты нижестоящих инстанций и присудил компенсацию морального вреда компании, которая с января 2010 года не могла получить просуженные 1,9 млн руб. Обосновывая свое постановление, коллегия судей кассации сослалась на практику Европейского суда по правам человека, признающую основанием для возмещения ущерба не факт физических страданий, а «длительную правовую неопределенность». Впрочем, сама компенсация невелика: истец хотел чуть больше трети от суммы задолженности, а получит только 70 000 руб.

В декабре 2009 года компания «Роквул-Север», российская «дочка» датского производителя стройматериалов Roсkwool, получила в Арбитражном суде города Москвы исполнительный лист на взыскание 1,9 млн руб. с контрагента – торгового дома «Российская горная компания». В январе 2010 года приставы возбудили исполнительное производство, но потом исполнительный лист сгорел во время пожара в здании ФССП, а дубликат компания получила только в апреле 2012 года.

На этот раз документ остался цел, но приставы так ничего и не сделали. Подавая иск в АСГМ в октябре 2012 года, «Роквул-Север» указала, что «законных, полных и достаточных мер к выполнению исполнительных действий» не предпринималось. «Взыскатель не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результате и причинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок», – говорится в материалах дела.

За это компания потребовала от Российской Федерации в лице Минфина и ФССП 700 000 руб. по ст. 151 ГК РФ (компенсация морального вреда), ссылаясь на то, что ущерб причинен длительным бездействием приставов. Но Андрей Архипов в ноябре 2012 года производство прекратил, решив, что «Роквул-Север» «избрал ненадлежащий способ защиты права»: 151-я статья не применима. При этом судья указал, что истец – юридическое лицо – вправе обратиться к другому способу судебной защиты, например закону «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок». Определение первой инстанции устояло в апелляции, но кассация вернула дело на пересмотр.

На втором круге, в июле 2013 года, АСГМ отказал «Роквул-Северу» в иске. По мнению Архипова, ст. 151 ГК в этом случае неприменима. Он отметил, что юридические лица могут претендовать на компенсацию морального вреда, если о них распространены сведения, порочащие деловую репутацию (п. 5 постановления Пленума ВС РФ №10 от 20 декабря 1994 года), а «дочке» Roсkwool подобный вред причинен не был. Судья также посчитал, что не доказана связь убытков и бездействия приставов, ведь истец не предоставил «доказательств нарушения личных неимущественных прав действиями должностных лиц государственных органов» и «обоснования соразмерности заявленной суммы» бездействию ответчиков. Изменил Архипов и свое мнение о возможности использовать закон о волоките, ведь «Роквул-Север» взыскивала деньги с частной компании, а не с государства. За такой компенсацией могут обратиться только «лица, право которых нарушено неисполнением акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетной системы Российской Федерации», отметил судья.

Апелляция снова оставила решение в силе, а вот Федеральный арбитражный суд Московского округа сломал практику. Судьи Людмила Завирюха, Дмитрий Плюшков, Ирина Чалбышева учли постановление Конституционного суда от 5 февраля 2007 года № 2-П. В нем говорится, что практика Европейского суда по правам человека и Конвенция о защите основных прав и свобод включаются в российскую правовую систему «в той части, какой ими дается толкование содержания закрепленных в конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие». А затем сослались на доводы конкретного решения ЕСПЧ – от 6 апреля 2000 года по делу Comingersoll S.A. vs Portugal.

В этом документе говорилось, что процесс компании-заявителя превысил разумные сроки, что должно был причинить ей, ее директорам и акционерам «значительное неудобство и длительную неясность». А потому, по мнению страсбургских судей, «логично предположить, что [Comingersoll] находилась в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение компенсации». Этот вывод судьи ФАС МО использовали для того, чтобы отменить решение и постановление нижестоящих судов. Они не учли, что практика ЕСПЧ «при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности», написала коллегия и взыскала компенсацию. Правда, десятикратно меньшую – 70 000 руб., и при этом снижение никак не объяснила.

«Раньше считалось, что юридическое лицо физических или нравственных страданий нести не может, – комментирует Михаил Самойлов из адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», представлявший в суде «Роквул-Север». – Но такой подход ЕСПЧ считает устаревшим, отмечая, что юридическое лицо не может находиться длительное время в состоянии правовой неопределенности – в данном случае в результате неисполнения судебного акта. Он также напомнил о постановлении ЕСПЧ от 23 июля 2009 года по делу «Сутяжник» (Sutyazhnik) против Российской Федерации», где говорится, что является допустимым присуждение компенсации морального вреда юридическому лицу в связи с перенесенными им «длительной неопределенностью» и «неудобством»». По словам Самойлова, на этот документ КИАП тоже опирался, подавая исковое заявление и отстаивая позицию в суде.

Эксперты заметили новаторство. «Необычная позиция по дискуссионному вопросу, – комментирует спор партнер юрфирмы «ЮСТ», адвокат Александр Боломатов. – ФАС МО прямо не ссылается ни на один российский правовой акт, опираясь лишь на трактовку Конвенции о защите прав и свобод, изложенную в решении ЕСПЧ. Интересно посмотреть, что по этому поводу скажет надзорная инстанция». На уровень Пленума Высшего арбитражного суда вопросы компенсации морального вреда, причиненного юридическому лицу, пока не выносились, а буквальное толкование норм ст 151 ГК не позволяет юрлицу претендовать на компенсацию морального вреда из-за неспособности претерпевать какие-либо нравственные или физические страдания, напомнил Рустам Курмаев, партнер юридической фирмы Goltsblat BLP. Впрочем, президиум иногда на эту тему высказывался. Курмаев отметил, например, постановление от 17 июля 2012 года № 17528/11. Тогда ВАС решил, что подлежит компенсации репутационный вред, причиненный юридическому лицу действиями или бездействием, нарушающими его имущественные права.

Читайте так же:  Нужен ли ребенку отдельный загранпаспорт

Если подход московской кассации воспримет судебная система, это будет иметь положительное значение. «Больше половины судебных актов в России остается без исполнения, зачастую по вине приставов, что умаляет авторитет судебной власти, – рассуждает партнер «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев. – Толкование ФАС МО норм о компенсации морального вреда будет создавать стимулы для приставов работать эффективнее».

Сейчас сложно судить, успеет ли дойти до ликвидации ВАС в надзор дело «Роквул-Севера». Но об исполнительном производстве Высший арбитражный суд выскажется скоро. 12 февраля 2014 года президиум обсудит проекты постановлений «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об исполнительном производстве» и «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта». Заявлены и цели – повысить исполнимость судебных актов и систематизировать правовые позиции президиума ВАС по конкретным делам.


Источник: http://pravo.ru/review/view/101178/

Свежий подход ВС: Моральный вред в пользу юрлица взыскать нельзя

Три инстанции взыскали с ФССП в пользу компании компенсацию морального вреда за долгое ожидание информации об исполнительном производстве. Руководствовались они при этом практикой ЕСПЧ и исходили из факта «длительной неопределенности», а не из критерия физических и нравственных страданий. Однако экономколлегия Верховного суда такой подход окончательно отвергла, посчитав, что моральный вред и юрлицо – вещи несовместимые. Формально юристы ВС поддерживают, но опасаются за безнаказанность госорганов и их «системную волокиту».

Коллегия Верховного суда по экономическим спорам поддержала превалирующий в судах подход о том, что юрлицо не вправе претендовать на компенсацию морального вреда. К такому выводу она пришла, рассмотрев спор ООО «МХС групп» с Федеральной службой судебных приставов (№ А50-21226/2014). В рамках этого дела «МХС групп» как компания-взыскатель добилась в трех первых инстанциях 49 666 руб. компенсации с ФССП за то, что в течение почти полугода не могла ничего узнать о ходе исполнительного производства. «Верховный суд, по сути, буквально истолковав нормы ГК РФ, запретил любую возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, – комментирует старший юрист «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Голубев.

«Традиционно суды отказывают юридическим лицам в компенсации морального вреда, – рассказывает партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин. – Формальная причина в том, что в ст. 151 ГК РФ речь идет только о причинении морального вреда «гражданину» и исключений из этого правила законом не установлено». По существу же причина отказов кроется в самом определении морального вреда как «физических и нравственных страданий», считает Покрышкин. «Они едва ли свойственны юридическому лицу, «личность» которого является юридической фикцией, не обладающей ни телом, способным претерпевать физические страдания, ни психикой, способной испытывать страдания нравственные», – поясняет он.

«Неопределенность» как альтернатива страданиям

Впрочем, исключения в судебной практике бывают. Так, судья Арбитражного суда Пермского края Марина Катаева, рассмотрев тяжбу «МХС групп» с ФССП в порядке упрощенного производства, пришла к выводу, что компания-взыскатель в течение длительного времени находилась в состоянии неопределенности относительно исполнения судебного акта, а значит, и заслуживает компенсации морального вреда. При этом, принимая решение, судья руководствовалась Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и решением ЕСПЧ от 6 апреля 2000 года по делу «Компания «Комингерсол С.А.» против Португалии». «Практика Европейского суда по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности», – рассудила Катаева. Ее решение оставили в силе и судья 17-го ААС Наталия Савельева, и кассационная коллегия АС Уральского округа (Светлана Рябова, Елена Платонова и Зоя Семенова).

Такая позиция судов кажется адвокату Алексею Михальчику крайне интересной и смелой: «Они, по сути, использовали редко применяемый, но от того не менее легитимный механизм прямого использования норм международного права при рассмотрении дела». По мнению Михальчика, такой подход представляет собой большой общественный интерес и именно в этом направлении надо идти законодателю в целях «нормального функционирования государственных органов». «Как показывает практика, именно материальный стимул зачастую становится определяющим в работе госорганов», – добавляет он.

Вред от «публичной власти»

Однако экономколлегия ВС такую позицию в деле «МХС групп» против ФССП признала «ошибочной». 10 августа в ВС состоялось заседание, на котором представители службы доказывали, что оснований для удовлетворения требований компании-взыскателя нет: во-первых, потому что вся информация о возбуждении исполнительного производства была размещена на сайте ФССП, а во-вторых, потому что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юрлицам. И в итоге экономколлегия в составе Натальи Чучуновой, Елены Золотова и Алексея Маненкова жалобу ФССП полностью удовлетворила: все акты нижестоящих инстанций судьи отменили и в иске «МХС групп» отказали (подробнее>>). Свои мотивы «тройка» пояснила в опубликованном накануне определении.

Судьи ВС сослались на статьи 151 и 1099 ГК, а также на постановление Пленума Верховного суда от 20 декабря 1994 года № 10. «Из буквального содержания вышеприведенных положений закона и разъяснений Пленума следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, – рассуждала экономколлегия. – В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе». Однако в действующем законодательстве прямое указание на возможность взыскать компенсацию в пользу юрлица отсутствует, указывала «тройка»: статья 1069 ГК, регулирующая гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный публичной властью, прямо это не предусматривает.

«Активизм» vs «формализм»

«Следуя за практикой ЕСПЧ…»

Решить проблему можно было бы, например, в случае изменения положений ст. 151 ГК РФ в пользу расширительного толкования как характера морального вреда, так и перечня лиц, способных его получить, считает Покрышкин. «Например, следуя за практикой ЕСПЧ, в качестве достаточного условия для взыскания морального вреда с государственных органов можно было бы установить наличие факта длительной правовой неопределенности вследствие действий/бездействия таких органов вне зависимости от наличия нравственных или физических страданий», – поясняет он. Такой «либеральный» подход и ранее применялся российскими судами, замечает также Голубев: например, в деле № А40-131505/2012 по иску ООО «Роквул-Север» к ФССП, в рамках которого в 2014 году в аналогичной с «МХС групп» ситуации суды взыскали с казны РФ 70 000 рублей за бездействие приставов.»Однако с учетом свежей позиции ВС суды более не смогут следовать указанной позиции ЕСПЧ без соответствующего изменения российского законодательства», –делает вывод Покрышкин.

Читайте так же:  Действие безотзывной доверенности прекращается вследствие

А партнер «Инфралекс» Артем Кукин видит сходство компенсации нематериального вреда с компенсацией за волокиту, которая стала возможной после принятий под влиянием ЕСПЧ специального закона № 68 «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». «Поскольку сумма компенсации не имеет прямой связи с размером основного требования, с которым связана волокита, и присуждаются как физическим, так и юридическим лицам, – поясняет он и добавляет: – Помимо взыскания компенсаций за волокиту, в ВАС еще в 2009 году стала формироваться практика взыскания с казны ущерба, причиненного госорганами коммерческим организациям».

Источник: http://pravo.ru/review/view/121241/

Как исполняется решение суда о взыскании вреда причиненного преступлением

В рамках проекта «Права потерпевших и родственников осужденных» мы на нашем сайте уже рассказывали, что потерпевший от преступления имеет право на компенсацию имущественного и морального вреда, а также на возмещение расходов, понесенных при рассмотрении уголовного дела. Взыскание с осужденного данных сумм возможно как в уголовном процессе вместе с вынесением приговора (при подаче гражданского иска в уголовном процессе), так и в гражданском порядке (когда после вынесенного приговора потерпевший подает иск).

Бывают случаи, когда осужденное лицо исполняет решение в добровольном порядке. Такое может быть как до вынесения приговора, так и после. Но что делать, если вред не возмещен добровольно? С такими вопросами граждане обращаются на прием к юристам ЧРОСПО «Правосознание». Мы решили ответить на данный вопрос.

Когда будет вынесено решение о взыскании в пользу потерпевшего с осужденного денежных средств и данное решение вступит в законную силу, то потерпевшему суд выдает исполнительный лист, который является основанием для принудительного исполнения. Его необходимо сдать в службу судебных приставов по месту жительства должника. После поступления исполнительного документа судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство, о чем информируется должник и ему предлагается добровольно исполнить решение суда.

Как было указано ранее, одной из мер принудительного исполнения решения суда является обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых отношений. Это возможно и в том случае, если должник осужден к лишению свободы. В ч. 2 ст. 100 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» установлено: «Взыскание по исполнительным документам обращается на заработную плату, пенсию или иные доходы граждан, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, в том числе лечебных исправительных учреждениях, лечебно-профилактических учреждениях, а также в следственных изоляторах при выполнении ими функций исправительных учреждений в отношении указанных граждан».

Судебный пристав, установив место отбывания наказания, направляет в соответствующее учреждение уголовно-исполнительной системы исполнительный документ. Удержания в пользу взыскателя будут возможны, если осужденный трудоустроен и получает заработную плату, а также если он получает пенсию.

Ст. 107 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации содержит правила удержания из заработной платы и иных доходов осужденных к лишению свободы. В исправительных учреждениях на лицевой счет осужденных зачисляется независимо от всех удержаний не менее 25 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет осужденных мужчин старше 60 лет, осужденных женщин старше 55 лет, осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, несовершеннолетних осужденных, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, — не менее 50 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

Контроль за правильностью удержаний из заработной платы осужденных и отбывающих наказание в местах лишения свободы и перечислением удержанных сумм осуществляют сотрудники бухгалтерий исправительных учреждений. Судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать информацию о размере удержанной и перечисленной взыскателю суммы долга.

Стоит указать, что судебные приставы, направив исполнительный лист по месту отбывания наказания, не должны приостанавливать исполнительное производство и должны совершать иные меры принудительного исполнения. Так, приставы должны выявлять имущество, которое может появиться у осужденного после возбуждения исполнительного производства (например, в результате наследования) и за счет которого можно удовлетворить требования взыскателя.

В соответствии со ст. 111 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае, когда взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения в полном объеме требований, содержащихся в исполнительных документах, указанная сумма распределяется между взыскателями, предъявившими на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы. В первую очередь удовлетворяются требования, в том числе, и по возмещению ущерба, причиненного преступлением, а также требования о компенсации морального вреда.

Источник: http://www.pravosoznanie.org/news/346

Как взыскать с судебных приставов моральный вред?

Моя доверительница жила в квартире, которая располагается на втором этаже многоквартирного дома. В 2009 году один ловкий коммерсант устроил на первом этаже аптеку, козырёк над входом которой был устроен как раз под окном её квартиры, но устроен так, что он мешал ей: невозможно вывесить бельё, закрывал солнце, на козырьке скапливался мусор. В том же году моя доверительница с помощью другого адвоката обратилась в мировой суд с иском, в котором потребовала привести козырёк в соответствие с действующими градостроительными и жилищными правилами. Суд этот относительно не сложный иск быстро удовлетворил. Решение не было обжаловано и вступило в силу. Через некоторое время обнаружилось, что приставы по причинам, о которых можно только догадываться, упорно не хотят это решение исполнять.

Сначала судебные приставы несколько раз обращались в суд с ходатайствами о разъяснении порядка исполнения решения. Однако несмотря на терпеливо даваемые судом разъяснения по исполнительному производству всё равно ничего не делалось. Затем исполнительное производство много раз без разумных на то причин передавалось от одного пристава к другому, затем по разным основаниям прекращалось, после чего по жалобам моей доверительницы и по представлениям прокурора (!) снова возобновлялось. Моя доверительница несколько раз подавала жалобы на бездействие приставав как в порядке подчинённости старшему судебному приставу и в Управление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю, так и в суд. Жалобы в порядке подчинённости традиционно ничего не дали. А вот суд несколько раз признавал действия приставов незаконными. Причём в отличие от традиционных решений по таким жалобам, в которых просто констатируется, что действия приставов незаконны и на них возлагается совершение тех или иных действий, в случае моей доверительницы Краснодарский краевой суд счёл возможным дать очень жёсткие оценки работе приставов Прикубанского округа г. Краснодара. Мне кажется уместными привести полную цитату:

Читайте так же:  Рассмотрение апелляционной жалобы в отсутствии ответчика

«Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу о допущенной волоките при исполнении судебных решений, существенном нарушении прав и законных интересов взыскателя, о ненадлежащем отношении судебного пристава-исполнителя ОССП по Прикубанскому округу г. Краснодара … к исполнению возложенных на него обязанностей и отсутствии должного контроля со стороны старшего судебного пристава отдела за деятельностью своих подчинённых».

Тем не менее, даже несмотря на всё это решение, по-прежнему уже в течение более 4,5 лет, не исполнялось. В этот момент моя доверительница обратилась ко мне за добрым советом: что делать, чтобы заставить приставов исполнять решение?

Первым делом я подготовила очередную разгромную жалобу в Управление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю, но мы с доверительницей отлично понимали, что это едва ли сильно продвинет дело. Поэтому у нас обоих одновременно возник вполне естественный вопрос: а нельзя ли каким-то образом наказать приставов рублём? Но в какой форме должно быть такое взыскание?

Гражданский кодекс в статье 16 прямо разрешает взыскивать с органов государственной власти убытки, причинённые их незаконным бездействием. Однако для того, чтобы это сделать в суде необходимо доказать сам факт убытков, их размер и причинно-следственную связь между бездействием приставов. В случае моей доверительницы доказывать эти обстоятельства было нечем.

Какое право моей доверительницы нарушено приставами? Право на деятельность государства в лице приставов, по исполнению судебного акта. Данное право по своей природе не является ни личным неимущественным правом, ни нематериальным благом, ни имущественным правом, оно вообще не является правом гражданским. Это право является по своей природе публичным. В случае нарушения таких прав закон компенсации морального вреда прямо не предусматривает. Как быть?

Мне было известно, что ещё в 90-е годы прошлого века Европейский суд по правам человека признал за португальской компанией «Коммингерсоль» право на возмещение неимущественного вреда, причинённому ей действиями государства, нарушившего сугубо имущественные права этой компании (там было дело связанное с векселями, в подробности сейчас вдаваться не буду). Затем мне удалось найти свежую судебную практику арбитражных судов по делу, в котором одна компания выиграла дело в арбитражном суде Москвы: ей удалось взыскать с Российской Федерации 70 000 руб. компенсации за длительное неисполнение судебного акта.

В результате мною для клиента была сформулирована следующая правовая позиция:

«Согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

Между тем, в установленный законом срок Отделом Службы судебных приставов …не было принято законных, полных и достаточных мер к выполнению исполнительных действий, истица не извещалась о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результатах и причинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок.

Решение суда со дня возбуждения исполнительного производства не исполняется уже более 5 лет. Всё это время истица находилась в состоянии неопределённости относительно исполнения судебного акта. Тот факт, что исполнительное производство по делу длилось сверх разумного срока, причинил истице неудобство и длительную неясность.

Незаконным бездействие судебных приставов исполнителей истице причинены нравственные страдания, связанные с длительным отсутствием у неё результата в виде фактически исполненного вынесенного в её пользу решения суда. В данной связи, логично предположить, что истица находилась в состоянии неопределённости, что оправдывает присуждение компенсации морального вреда.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причинённый гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению. Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Дополнительно к изложенным правовым нормам я просила суд принять во внимание судебную практику арбитражных судов, допускающую взыскание за счёт федерального бюджета компенсацию морального вреда за длительное неисполнение приставами судебного акта. В подтверждение существования этой практики к исковому заявлению были приложены распечатки постановления ФАС Московского округа от 27.01.2014 г. № А40-131505/12-46-244 и определение Высшего арбитражного суда РФ от 28.04.2014 г. № ВАС-4511/14.

В исковом заявлении моральный вред моей доверительницы мы оценили в 100 000 руб. В качестве ответчика у нас выступала Российская Федерация в лице Управления Федерального казначейства по Краснодарскому краю. Иск был подан по месту нахождения ответчика в Первомайский районный суд Краснодара.

В судебном заседании представитель казначейства активно давила на то, что мы не доказали сам факт вреда, вину казначейства и никак не обосновали размер компенсации. Однако суд нашу позицию посчитал более убедительной. Решением суда иск моей доверительницы был удовлетворён частично — с Российской Федерации в её пользу была взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб. Краснодарский краевой суд решение Первомайского суда оставил в силе.

Искренне надеюсь, что теперь, после того, как мы наказали приставов рублём, решение суда по козырьку всё-таки будет исполнено.

Comments

Павел Романов says

Наконец то, впервые в жизни я встретил, нашел НАСТОЯЩЕГО АДВОКАТА. СУПЕР- ТАЛАНТЛИВЫЙ АДВОКАТ. Просто у меня в городе Новосибирске сейчас складывается зеркально похожая история. Есть решение суда:»Восстановить энергоснабжение гаражей (два гаража в многоэтажном комплексе, я член кооператива и ещё зарегистрировано право собственности, я собственник). Пристав закрыла дело за неделю по ст.47 п.1 с полным фактическим исполнение. Ничего не предприняв, а председатель перед гаражами поставил автомат на 1 ампер, или 200 ватт, то есть может гореть одна лампочка. Старший пристав на жалобу не среагировал, а в беседе сказал:»раз одна лампочка горит, значит пристав решение суда исполнил» Жалоба в Прокуратуру было перенаправлена прокурором Старшему приставу области. Обратился в Суд за разъяснением решения суда, обратился в Суд с административным иском на действия пристава. Жду результата. Думаю будет как в этой истории. Попробую потом взыскать моральный вред используя данные этой статьи.
Большое СПАСИБО за поучительную статью. Пожалуй — это лучшее что есть в интернете по данному вопросу….

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advocate-smyk.ru/kak-vzyskat-s-sudebnyh-pristavov-moralnyj-vred/

Моральный вред исполнительное производство
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here