Исполнение судебных решений иностранных судов

Информационная поддержка по вопросу: "Исполнение судебных решений иностранных судов" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Признание и исполнение судебных решений иностранных судов по семейным делам в Российской Федерации

Дата публикации: 17.04.2017 2017-04-17

Статья просмотрена: 2248 раз

Библиографическое описание:

Зубарева Ю. В. Признание и исполнение судебных решений иностранных судов по семейным делам в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2017. — №15. — С. 254-258. — URL https://moluch.ru/archive/149/42253/ (дата обращения: 10.02.2020).

Правовоерегулированиесемейных споров с участием иностранных лиц подразумевает под собой наличие определенных норм о подсудности. В случае если такая норма определит, что дело подлежит рассмотрению в суде иностранного государства, то именно этот суд рассмотрит и вынесет решение по делу. Для того, чтобы обеспечить соблюдение прав и законных интересов участвующих в деле лиц и реализовать, установленные решением права за границей необходимо согласие соответствующего государства на признание и исполнение иностранного судебного решения.

Главным источником, регулирующим данный правовой институт, является глава 45 ГПК РФ. В соответствии со ст. 409 ГПК РФ иностранные судебные решения признаются и исполняются в Российской Федерации судами, если это предусмотрено международным договором. Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, перечисленные в ст. 415 ГПК РФ (например, о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов РФ), признаются в Российской Федерации без какого-либо специального производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражения против этого признания. [1]

Законодатель ставит возможность признания и исполнения судебного решения иностранного государства от наличия соответствующего международного договора. Возникает вопрос о том, что если имеется соответствующий договор между государствами, а в нем отсутствует условие о признании и исполнении, тогда отсюда вытекает не менее дискуссионный вопрос, а стоит ли осуществлять это на принципах взаимности или международной вежливости.

Например, по делу о взыскании алиментов на двух несовершеннолетних Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, со ссылкой на отсутствие международного договора о правовой помощи по семейным делам между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия было оставлено в силу, признано законным и обоснованным определение Московского областного суда об отказе в удовлетворении ходатайства Ф. о принудительном исполнении на российской территории решения районного суда ФРГ. [2]

В настоящее время в России и в доктрине, и в судебной практике поднимается вопрос о целесообразности расширения круга признаваемых и исполняемых решений иностранных судов (имеются в виду любые решения, в том числе по семейным делам) за счет допущения исполнения при наличии взаимности. [3]

Положение о том, что на принципе взаимности, можно признать и исполнить судебное решение, и при отсутствии международного договора нашло отражение в работах Р. В. Зайцева, А. И. Муранова. Данная точка зрения неоднократно подвергалась критике в научной литературе.


При закреплении данной нормы в ГПК РФ и применении на практике возникнет проблема определения границ и вообще наличия взаимности между государствами. Так, Д. В. Литвиновский указывает, что носящий неопределенный характер принцип взаимности создает сложности при его интерпретации. Он, как и международный договор, может в случае его буквального понимания вступать в противоречие с интересами национального правопорядка и с принятыми государством международными обязательствами. [4]

Международная вежливость, как и взаимность, рассматривается как общепризнанный международно-правовой принцип, который применяется и используется в правовой системе России. Маршева Н. И. указывает, на то, что едва ли можно утверждать, что международная вежливость, как и международная взаимность, — это общепризнанный правовой принцип, определяющий необходимость признания и исполнения иностранных судебных решений. [5]

Приведем пример из судебной практики, когда суд отказал в признании и исполнении решения. Решением суда Республики Швейцарии и кантона Женевы от 16 мая 2008 года постановлено: «Приговорить В. Н. к выплате, ежемесячно и заранее, О. Рамель-Саррока Н. в качестве возмещения расходов на содержание ребенка».

О. Рамель-Саррока Н. обратилась в Московский городской суд с ходатайством о признании и принудительном исполнении на территории Российской Федерации вышеуказанного решения суда. В обоснование ходатайства указала, что данное решение вступило в законную силу, и подлежит исполнению, должник проживает на территории Российской Федерации в городе Москве, там же имеет имущество.

Суд отказал признании и принудительном исполнении решения суда Республики Швейцарии и кантона Женевы, в связи с тем, что договора о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, в том числе и договора по вопросам алиментных обязательств в отношении несовершеннолетних детей при расторжении брака родителей, между Российской Федерацией и Швейцарией не имеется, тогда, как решения иностранных судов могут быть признаны и исполнены на территории Российской Федерации только лишь при наличии международного договора. [6]

Из вышеуказанных положений можно сделать вывод о том, что избежать отсутствия международного договора и признать и исполнить решения иностранного суда иным способом в настоящее время невозможно. Судебная практика идет по пути отказа в удовлетворении ходатайства о признании и исполнении судебного решения по семейным делам с участием иностранного лица. В научной литературе сложившиеся ситуация обосновывается тем, что распространение действия решения иного государства на территорию Российской Федерации может затронуть национальную правовую систему и оказать негативное воздействие на нее.

В российском процессуальном законодательстве решения, которые не требуют принудительного исполнении, признаются без дальнейшего производства, если не поступят возражения от заинтересованного лица.

По семейным отношениям это решения о расторжении или признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела, хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации; о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации; в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Читайте так же:  Срок оформления загранпаспорта нового образца

Необходимой предпосылкой исполнения иностранного судебного решения является его признание. Чаще всего, на практике решение только признается, и не исполняется. Это категории дел, решения по которым по своему характеру не требуют исполнения: решения по делам о расторжении брака, о признании отцовства, установлении фактов и т. п. [8]

При признании и исполнении решения иностранного суда на территории Российской Федерации существуют условия, которые являются возможными основаниями для отказа в удовлетворении заявления о признании и исполнении.

Данное положение об отказе закреплено в статье 414 ГПК РФ, в которой имеется ссылка на статью 412, где в пункте первом и закреплены эти условия.

Так, первое основание для отказа, если решение не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, и это подтверждается иностранным судом, вынесшим решение, в соответствии с законодательством этой страны.

Следующим основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда является ситуация, при которой сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела.

Судебная практика при этом разнородна, что означает надлежащая форма извещения. Р. В. Зайцев указывает, что понятия «своевременности» и «надлежащая форма извещения» содержатся в Гаагской конвенции от 15 ноября 1965 г. «О вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам», участником которой является Россия. В ней сказано, что по общему правилу документ должен быть вручен способом, предписанным законодательством запрашиваемого государства. [9]

Например, заочным решением Жетысуского районного суда г. Алматы Республики Казахстан с Е. В. в пользу Е. Ф. взысканы алименты на содержание родителя в размере месячных расчетных показателей его заработка ежемесячно. Е.Ф. обратился в Московский городской суд с ходатайством о принудительном исполнении на территории Российской Федерации заочного решения Жетысуского районного суда г. Алматы Республики Казахстан, указывая на то, что должник Е. В. проживает в Российской Федерации.

Судом установлено, что согласно представленным документам рассмотрение дела по иску Е. Ф. к Елецкому В.Ф состоялось в отсутствие ответчика по делу Е. В., достоверные данные о надлежащем и своевременном его извещении о рассмотрении дела в иностранном суде в материалах отсутствуют. Ходатайств о рассмотрении дела в его отсутствие Е. В. не заявлял.

В деле не имеется судебных документов, свидетельствующих о том, что Е. В. лично, под расписку, своевременно и надлежащим образом был вручен вызов в суд г. Алматы Республики Казахстан. Справка судьи Жетысуского районного суда г. Алматы Республики Казахстан о его своевременном и надлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела, телефонограмма об извещении представителя Е. В. — К., о рассмотрении дела в иностранном суде, действительность направления и получения которой прямо отрицалась должником, не могут заменить документ суда об извещении на указанную дату, поскольку иные требования об извещении установлены законом.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что отсутствуют необходимые условия для принудительного исполнения на территории Российской Федерации решения г. Алматы Республики Казахстан, поскольку Е. В. не принял участия в процессе вследствие его несвоевременного и ненадлежащего извещения о разбирательстве дела в иностранном суде. [10]

В-третьих, основанием для отказа является исключительная подсудность российского суда по делу, рассмотренному иностранным судом (п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ). Исключительная подсудность устанавливается обычно государством в связи со стремлением оставить в компетенции дела своих судов, которые затрагивают личный статус граждан, публичные интересы, а также касающиеся территории, которая подконтрольна данному государству.

Исключительная подсудность устанавливается внутренним законодательством государства и не предусматривает вынесение решения по данным категориям споров иностранными судами.

Следующим основанием к отказу служит наличие вступившего в законную силу решения суда в Российской Федерации, принятого по тождественному иску, либо нахождение в производстве суда в Российской Федерации дела, возбужденного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде.

Отдельно следует отметить, что основанием для отказа в признании и исполнении решения может послужить и то, если исполнение решения иностранного суда в отношении ответчика — гражданина Российской Федерации противоречит публичному порядку Российской Федерации (п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ).

Решением Конотопского горрайонного суда Сумской области Украины от 26 ноября 2007 г. с С. в пользу Е. взысканы алименты на дочь Ю. Е. обратилась в суд с ходатайством о принудительном исполнении указанного решения иностранного суда на территории России. Определением Псковского областного суда от 3 апреля 2008 г. в удовлетворении ходатайства отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 августа 2008 г. определение суда отменила по следующим основаниям. Отказывая в удовлетворении ходатайства Е. о разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации решения иностранного суда, суд счел, что исполнение решения иностранного суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Вышестоящий суд установил, что суд первой инстанции ошибочно растолковал п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ. [11]

В силу названной нормы отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается в случае, если исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации либо противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Содержание понятия «публичный порядок» не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации [12]. Под публичным порядком Российской Федерации понимаются установленные государством основополагающие нормы об экономическом и социальном устройстве общества, главные устои основ правопорядка, закрепленные Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством Российской Федерации. Нарушений такого рода при разбирательстве данного дела судом не установлено, и доказательств иного не имеется. [13]

Сделаем вывод, что признание и приведение в исполнение на территории России иностранных судебных постановлений обусловлено объективной необходимостью, поскольку направлено на обеспечение охраны прав и свобод человека и гражданина, и является обязанностью любого демократического правового государства.

Читайте так же:  Жалоба о привлечении судьи к ответственности

В настоящее время имеется проблема при признании и исполнении решения иностранного суда, в случае, если отсутствует международный договор или условие в нем о признании и исполнении. Как поступить в таком случае? Стоит ли дополнять нормы процессуального законодательства положениями о международной вежливости или взаимности, и как это отразиться на национальной правовой системе.

Мы считаем, что следует использовать принцип взаимности при признании и исполнении решений иностранных судов по семейным спорам. Но при этом, не нарушая внутренний порядок, сложившийся в государстве, и соблюдая права и законные интересы граждан своего государства, а также обеспечить защиту прав человека, вне зависимости от гражданства и его места жительства. Также судам следует тщательно подходить к рассмотрению каждого заявления о признании и исполнении решения, которые затрагивают семейные отношения, отношения детей и родителей, вопросы проживания и содержания детей.

  1. Гражданский процесс: Учебник / Е. А. Борисова, С. А. Иванова, Е. В. Кудрявцева и др.; под ред. М. К. Треушникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2007. С. 247.
  2. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2009 г. №4-Г09–27 // СПС Консультант.

3. Марышева Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М.: Волтерс Клувер, 2007.

Источник: http://moluch.ru/archive/149/42253/

Исполнение решений иностранных судов

Действие решения, вынесенного судебным органом конкретного государства, ограничено пределами территории данной страны. Поэтому допустимость признания и исполнения такого решения за границей будет определяться национальным законодательством соответствующего иностранного государства и международными договорами, в которых оно участвует. При этом следует иметь в виду, что большинство стран выдвигают в качестве одного из существенных условий для исполнения иностранного судебного решения на своей территории требование соблюдения принципа взаимности.

Можно выделить три основных способа приведения в исполнение иностранных судебных решений, предусмотренных законодательством современных государств. Первый из них включает только проверку правильности решения с формальной точки зрения и установление его непротиворечия публичному порядку (Италия). Второй предусматривает необходимость выдачи экзекватуры. В этом случае суд после рассмотрения соответствующего ходатайства должен принять специальное постановление о санкционировании исполнения решения (большинство стран континентальной Европы, некоторые страны Африки и др.). Для третьего способа характерна регистрация иностранного судебного решения в специальном реестре и выдача на ее основе исполнительного документа (Великобритания). Такая регистрация возможна только при наличии ряда условий, определяемых национальным законодательством государства исполнения решения.

В Российской Федерации порядок исполнения решений иностранных судов и арбитражей определяется соответствующими международными договорами. Эти решения могут быть предъявлены к принудительному исполнению в России в течение трех лет с момента их вступления в законную силу (ст. 437 ГПК РСФСР).

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются в России без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица в течение месяца не поступят возражения против признания этого решения. Российским судебным органом после рассмотрения возражений против признания решения иностранного суда выносится соответствующее определение (п. 10 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г.).

Что касается международно-правовых соглашений Российской Федерации, то признание и исполнение судебных решений допускаются в настоящее время только договорами о правовой помощи, заключенными СССР с бывшими социалистическими странами, а также с Алжиром, Грецией, Ираком, Италией, Кипром.

В этих договорах содержатся следующие основные условия признания и исполнения иностранных судебных решений:

• решение вступило в законную силу на основании законодательства страны суда, который его вынес;

• при разрешении дела по существу соблюдены процессуальные права лица, против которого вынесено решение;

• отсутствует другое вступившее в законную силу решение по спору между теми же сторонами и по тому же предмету, вынесенное судом в государстве, на территории которого решение должно быть признано или принудительно исполнено;

• при рассмотрении дела и вынесении по нему решения соблюдены правила международных договоров о разграничении компетенции судов различных стран.

Кроме того, признание и исполнение решений по отдельным категориям дел могут осуществляться в соответствии с такими международно-правовыми актами, как, например, Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г.; Римская конвенция об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности 1952 г.; Гаагская конвенция о международном гражданском процессе 1954 г.; многосторонними и двусторонними соглашениями в области перевозок грузов и пассажиров.

Вопросам признания и исполнения иностранных судебных решений посвящен раздел III Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Под термином «решения» применительно к международному гражданскому процессу Конвенция понимает «решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств».

Видео (кликните для воспроизведения).

В признании и в выдаче разрешения на принудительное исполнение решений в соответствии с Конвенцией 1993 г. может быть отказано в случаях, если:

• в соответствии с законодательством страны, на территории которой вынесено решение, оно не вступило в законную силу и не подлежит исполнению, за исключением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу;

• ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежащее вручен вызов в суд;

• по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию на территории страны, где должно быть признано и исполнено решение, было уже ранее вынесено вступившее в законную силу решение или имеется признанное решение суда-третьего государства, либо если учреждением этой договаривающейся стороны было ранее возбуждено производство по данному делу;

• согласно положениям Конвенции 1993 г., а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству страны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключительной компетенции ее учреждения;

Читайте так же:  Пример нарушения норм материального права

• отсутствует документ, подтверждающий соглашение сторон по делу договорной подсудности;

• истек срок давности принудительного исполнения предусмотренный законодательством страны, суд которой исполняет решение (ст. 55).

В странах – членах Европейского Союза в настоящее время действует режим признания и исполнения иностранных судебных решений, предусмотренный ст. 25–49 Брюссельской конвенции о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам 1968 г. В соответствии с этим международно-правовым документом любое заинтересованное лицо вправе подать заявление о признании и исполнении соответствующего решения в компетентный судебный орган государства – участника Конвенции. Получив такое ходатайство, суд не вправе пересматривать решение по существу. Он обязан лишь проверить отсутствие формальных оснований, дающих суду право не исполнять такое решение. В числе таких оснований Конвенция называет, в частности: противоречие решения публичному порядку государства исполнения; неуведомление надлежащим образом ответчика о судебном разбирательстве; противоречие решения другому судебному акту, вынесенному по; спору между теми же сторонами судом государства исполнения и т. д.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9636 — | 7393 — или читать все.

Источник: http://studopedia.ru/12_40117_ispolnenie-resheniy-inostrannih-sudov.html

ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ И КОММЕРЧЕСКИХ АРБИТРАЖЕЙ,

ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ И КОММЕРЧЕСКИХ АРБИТРАЖЕЙ — процедура официального принятия одним государством решения об исполнении решения судебного органа другого государства.

Ре­ше­ния ино­стран­ных су­дов при­зна­ют­ся и ис­пол­ня­ют­ся в Российской Федерации в слу­ча­ях, ес­ли это пре­ду­смот­ре­но ме­ж­ду­народным до­го­во­ром Российской Фе­де­ра­ции. Для ис­пол­не­ния ре­ше­ния иностранного су­да пре­ду­смат­ри­ва­ет­ся не­об­хо­ди­мость по­лу­че­ния эк­зе­к­ва­ту­ры — раз­ре­ше­ния ком­пе­тент­но­го су­да то­го го­су­дар­ст­ва, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го ис­пра­ши­ва­ет­ся ис­пол­не­ние. В прак­ти­ке Рос­сии по­ло­же­ния о при­зна­нии и при­ве­де­нии в ис­пол­не­ние иностранных су­деб­ных ре­ше­ний за­кре­п­ле­ны в до­го­во­рах о пра­во­вой по­мо­щи по гражданским де­лам и национальном за­ко­но­да­тель­ст­ве. В рам­ках СНГ дей­ст­ву­ет мно­го­сто­рон­няя Кон­вен­ция о пра­во­вой по­мо­щи и пра­во­вых от­но­ше­ни­ях по гра­ж­дан­ским, се­мей­ным и уго­лов­ным де­лам 1993 года и Со­гла­ше­ние о по­ряд­ке раз­ре­ше­ния спо­ров, свя­зан­ных с осу­ще­ст­в­ле­ни­ем хо­зяй­ст­вен­ной дея­тель­но­сти 1992 года. Российской Федерации за­клю­чи­ла дву­сто­рон­ние до­го­во­ры о пра­во­вой по­мо­щи бо­лее чем с 50 стра­на­ми.

В стра­нах Западной Ев­ро­пы дей­ст­ву­ют Брюс­сель­ская кон­вен­ция по воп­ро­сам юри­с­дик­ции и при­ну­дительного ис­пол­не­ния су­деб­ных ре­ше­ний в от­но­ше­нии гра­ж­дан­ских и ком­мер­че­ских спо­ров 1968 года и Кон­вен­ция о юрис­дик­ции и при­ве­де­нии в ис­пол­не­ние су­деб­ных ре­ше­ний по гра­ж­дан­ским и ком­мер­че­ским де­лам 1988 года. Во­про­сы при­зна­ния и ис­пол­не­ния ре­ше­ний иностранных су­дов так­же пре­ду­смот­ре­ны в ме­ж­ду­народных кон­вен­ци­ях по специальным во­про­сам (например, в Кон­вен­ции о юрис­дик­ции, при­ме­ни­мом пра­ве, при­зна­нии, ис­пол­не­нии и со­труд­ни­че­ст­ве в от­но­ше­нии ро­ди­тель­ской от­вет­ст­вен­но­сти и мер по за­щи­те де­тей 1996 года). В ЕС дей­ст­ву­ет Рег­ла­мент о юрис­дик­ции, при­зна­нии и при­ве­де­нии в ис­пол­не­ние су­деб­ных ре­ше­ний по гра­ж­дан­ским и тор­го­вым де­лам 2000 года. В Ве­ли­ко­бри­та­нии иностранные су­деб­ные ре­ше­ния мо­гут быть ис­пол­не­ны как по об­ще­му пра­ву, так и на ос­но­ва­нии специальных за­ко­нов.

В со­от­вет­ст­вии с ме­ж­ду­народными кон­вен­ция­ми и дву­сто­рон­ни­ми со­гла­ше­ния­ми ка­ж­дая до­го­ва­ри­ваю­щая­ся сто­ро­на при­зна­ёт и ис­пол­ня­ет вы­не­сен­ные на тер­ри­то­рии др. до­го­ва­ри­ваю­щих­ся сто­рон ре­ше­ния уч­ре­ж­де­ний юс­ти­ции по гражданским и се­мей­ным де­лам, ре­ше­ния су­дов по уго­лов­ным де­лам (ча­ще все­го о воз­ме­ще­нии ущер­ба). Хо­да­тай­ст­во о при­зна­нии и раз­ре­ше­нии при­ну­дительного ис­пол­не­ния ре­ше­ний иностранных су­дов рас­смат­ри­ва­ет­ся су­да­ми до­го­ва­ри­ваю­щей­ся сто­ро­ны, на тер­ри­то­рии ко­то­рой долж­но быть осу­ще­ст­в­ле­но при­ну­дительное ис­пол­не­ние. Суд, рас­смат­ри­ваю­щий хо­да­тай­ст­во о при­зна­нии и раз­ре­ше­нии при­ну­дительного ис­пол­не­ния ре­ше­ния, ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся ус­та­нов­ле­ни­ем то­го, что ус­ло­вия, пре­ду­смот­рен­ные в со­от­вет­ст­вую­щей Кон­вен­ции или дву­сто­рон­нем со­гла­ше­нии, со­блю­де­ны. По­ря­док при­ну­дительного ис­пол­не­ния оп­ре­де­ля­ет­ся по за­ко­но­да­тель­ст­ву до­го­ва­ри­ваю­щей­ся сто­ро­ны, на тер­ри­то­рии ко­то­рой это ис­пол­не­ние долж­но быть осу­ще­ст­в­ле­но.

От­каз в при­зна­нии и ис­пол­не­нии ре­ше­ний мо­жет иметь ме­сто в том слу­чае, ес­ли со­от­вет­ст­вую­щее ре­ше­ние не всту­пи­ло в си­лу; от­вет­чик не при­нял уча­стия в про­цес­се вслед­ст­вие то­го, что ему или его упол­но­мо­чен­но­му не был свое­вре­мен­но и над­ле­жа­ще вру­чён вы­зов в суд; от­сут­ст­ву­ет до­ку­мент, под­твер­ждаю­щий со­гла­ше­ние сто­рон по де­лу до­го­вор­ной под­суд­но­сти; ис­тёк срок дав­но­сти при­ну­дит. ис­пол­не­ния.

По­ря­док при­зна­ния и ис­пол­не­ния ре­ше­ний ком­мер­че­ских ар­бит­ра­жей оп­ре­де­ля­ет­ся уни­вер­саль­ны­ми, ре­гио­наль­ны­ми до­го­во­ра­ми, дву­сто­рон­ни­ми со­гла­ше­ния­ми и национальным за­ко­но­да­тель­ст­вом. Со­глас­но Кон­вен­ции ООН о при­зна­нии и при­ве­де­нии в ис­пол­не­ние ино­стран­ных ар­бит­раж­ных ре­ше­ний 1958 года, ка­ж­дое го­су­дар­ст­во-уча­ст­ник при­зна­ёт ар­бит­раж­ные ре­ше­ния как обя­за­тель­ные и при­водит их в ис­пол­не­ние в со­от­вет­ст­вии с про­цес­су­аль­ны­ми нор­ма­ми той тер­ри­то­рии, где ис­пра­ши­ва­ют­ся при­зна­ние и при­ве­де­ние в ис­пол­не­ние. При по­да­че при­ла­га­ют­ся за­ве­рен­ное под­лин­ное ар­бит­раж­ное ре­ше­ние или долж­ным об­ра­зом за­ве­рен­ная ко­пия, под­лин­ное со­гла­ше­ние о пе­ре­да­че спо­ра или его за­ве­рен­ная ко­пия (в Российской Федерации — за­ве­рен­ный пе­ре­вод этих до­ку­мен­тов на русский язык).

В при­зна­нии и при­ве­де­нии в ис­пол­не­ние ар­бит­раж­но­го ре­ше­ния мо­жет быть от­ка­за­но в основном в двух слу­ча­ях: объ­ект спо­ра не мо­жет быть пред­ме­том ар­битраж­но­го раз­би­ра­тель­ст­ва по за­ко­нам стра­ны, в ко­то­рой ис­пра­ши­ва­ет­ся при­зна­ние и при­ве­де­ние в ис­пол­не­ние это­го ре­ше­ния, или при­зна­ние и при­ве­де­ние в ис­пол­не­ние это­го ре­ше­ния про­ти­во­ре­чит пуб­лич­но­му по­ряд­ку (смотрите Ого­вор­ка о пуб­лич­ном по­ряд­ке) этой стра­ны.

В Российской Федерации ар­бит­раж­ное ре­ше­ние, не­за­ви­си­мо от то­го, в ка­кой стра­не оно бы­ло вы­не­се­но, при­зна­ёт­ся обя­за­тель­ным и при по­да­че в ком­пе­тент­ный суд письменного хо­да­тай­ст­ва при­во­дит­ся в ис­пол­не­ние. Во­прос ре­ше­ния иностранного ар­бит­ра­жа рас­смат­ри­ва­ет­ся по хо­да­тай­ст­ву взы­ска­те­ля Вер­хов­ным су­дом субъ­ек­та Фе­де­ра­ции по мес­ту жи­тель­ст­ва (или мес­та на­хо­ж­де­ния) долж­ни­ка, а ес­ли долж­ник не име­ет мес­та жи­тель­ст­ва (или мес­та на­хо­ж­де­ния) в Российской Федерации ли­бо ме­сто на­хо­ж­де­ния не­из­вест­но — по мес­ту на­хо­ж­де­ния его иму­ще­ст­ва.

Источник: http://w.histrf.ru/articles/article/show/priznaniie_i_ispolnieniie_rieshieniiinostrannykh_sudov_i_kommierchieskikh_arbitrazhiei

Условия признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений в РФ

Дата публикации: 09.12.2019 2019-12-09

Статья просмотрена: 23 раза

Библиографическое описание:

Жукова К. В. Условия признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений в РФ // Молодой ученый. — 2019. — №49. — С. 317-320. — URL https://moluch.ru/archive/287/64821/ (дата обращения: 10.02.2020).

Статья посвящена вопросам признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений в РФ. Автор путем анализа и толкования правовых норм раскрывает ряд необходимых условий для проведения процедуры исполнения и признания решений иностранных судов. Особое внимание обращается на существующие противоречия в нормативных актах, регулирующих вышеуказанную процедуру. Статья направлена на анализ существующих доктринальных точек зрения относительно проблем признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений в Российской Федерации, а также попытки установления возможных путей решения этих проблем.

Ключевые слова: суд, иностранный суд, судебное решение, иностранное судебное решение, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс.

Возможность признания и исполнения иностранных судебных решений в том или ином государстве предполагает наличие ряда условий, которые могли бы исключить возможное вмешательство в государственный суверенитет. Первым и наиболее значимым из них является согласие государства с исполнением решения на его территории. В качестве такого согласия могут выступать международные договоры, либо иные указания на допустимость данной процедуры. Следующими внутригосударственными источниками, призванными регулировать производство и процедуру признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, являются федеральные конституционные законы. К рассматриваемой нами процедуре относится Федеральный Конституционный Закон № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [7]. Ч. 3 ст. 6 названного закона связывает обязательность иностранных судебных актов с наличием международного договора.

Читайте так же:  Ответственность гражданина за нарушение прав человека

Далее в иерархии следуют Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [1] и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [2], которые регламентируют основную правовую базу процедуры признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений. Предлагалось предусмотреть возможность реализации судебных актов иностранных государств независимо от наличия международного договора — п. 1 ст. 417 проекта Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, но практического воплощения эта идея не получила по сей день.

Регулирование процедуры признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений в данных документах не идентично и по ряду вопросов существенно рознится. Одно из самых главных расхождений можно увидеть уже в отношении условий признания и приведения в исполнение: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в статье 409 в качестве основного условия признания и исполнения решения иностранного суда устанавливает наличие международного договора, в то время как Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в ст. 241 допускает признание и исполнение иностранных судебных решений, если такая процедура допускается международным договором или федеральным законом.

Формально действующим источником права является и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» [6]. Данный документ закрепил общее положение о допустимости признания и приведения в исполнение только в случаях, закрепленных в международных соглашениях. Согласно ст. 4 Закона о введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, данный Указ подлежит применению в части, не противоречащей Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, однако, как отмечается некоторыми учеными, правила Указа 1988 г. практически полностью дублируются нормами главы 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На сегодняшний день не существует какой-либо определенной процедуры относительно признания иностранных судебных решений, лишь при наличии возражений заинтересованного лица вопрос о признании будет разрешен в судебном порядке в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Подводя итог характеристике внутригосударственных источников, регулирующих производство по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений, напрашивается очевидный вывод о том, что основной каркас правовых норм содержится в процессуальных кодексах, в иных источниках можно найти дополнительное регулирование.

Для признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения необходимо установить, является ли оно объектом признания и приведения в исполнение согласно российскому законодательству. Под объектом признания и приведения в исполнение, согласно ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, законодатель понимает прежде всего «решения иностранных судов», но здесь нужно упомянуть о ряде уточнений.

Во-первых, в ч. 2 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации говорится о «решениях по гражданским делам», таким образом, прямо исключаются решения иностранных судов по делам по экономическим спорам и другим делам, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Решения по делам данной категории признаются и исполняются в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Во-вторых, уже в ч. 1 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации можно увидеть разделение решений иностранных судов на 2 вида: 1) решения, требующие принудительного исполнения; 2) решения, не требующие принудительного исполнения.

В-третьих, законодатель обособил «решения об утверждении мировых соглашений», которые упомянуты отдельно в ч. 1 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также «приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением» в ч.2 ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Лишь на первый взгляд может показаться, что рассматриваемый нами вопрос весьма понятен и лишен каких-либо неясностей, однако, это было бы заблуждением.

Начнем с наиболее очевидного несоответствия. Согласно ст. 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в форме решения выносятся только: 1) акты суда первой инстанции; 2) разрешающие спор по существу. В ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации употребляется термин «решения об утверждении мировых соглашений». При этом, согласно ч. 3 ст. 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, акт об утверждении мирового соглашения облекается в форму определения о прекращении производства по делу в связи с заключением сторонами мирового соглашения. Определение суда не разрешает спор по существу, в отличие от решения; указанные акты абсолютно различны по своей правовой природе. Следовательно, понятие «судебное решение» в главе 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации наделяется более широким смыслом: это иностранный судебный акт, разрешающий спор по существу, либо заканчивающий процесс иным способом (например, с помощью утверждения мирового соглашения), независимо от инстанции, что явно отличается от смысла аналогичного понятия, используемого в других положениях Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Следует согласиться с авторами, полагающими, что обозначение идентичными терминами различных по своей природе документов представляется не вполне оправданным, поэтому разумно отказаться от использования в процессуальных кодексах понятия «иностранное судебное решение» в пользу понятия «иностранный судебный акт» либо ввести дефинитивную норму, которая подробно описывала бы виды и черты судебных актов, включаемых в объем понятия «иностранное судебное решение».

Читайте так же:  Отзыв на исковое заявление может быть заявлен

Исходя из вышеизложенного, весьма дискуссионным является вопрос о категориях судебных актов, подлежащих признанию и приведению в исполнение. Остановимся на наименее очевидных из них.

Так, спорной представляется возможность признания и исполнения в РФ актов, вынесенных по результатам упрощенного производства, коими являются, например, судебные приказы. Данный вопрос не решен в отечественном законодательстве. Однако, например, в ст. 3 Договора между РФ и Республикой Индией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и торговым делам от 3.10.2010, судебный приказ включен в объем взаимно оказываемой правовой помощи [3]. Сложность состоит в том, что, как отмечается в литературе, судебный приказ не является разновидностью судебного решения, равно как и актом правосудия его назвать нельзя. Получается, судебный приказ, исходящий из иностранного государства, не подлежит признанию и исполнению? Думается, на этот вопрос было бы неправильным ответить утвердительно.

Во-первых, в литературе совершенно верно отмечено, что судебный приказ, подобно судебному решению, также наделяется свойством преюдициальности, и, к тому же, затрагивает права и обязанности сторон.

Во-вторых, нами уже было отмечено, что понятие «судебное решение», содержащееся в ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является по сути «судебным решением» в своем истинном значении и трактуется шире. Указанное обстоятельство позволяет отнести судебный приказ к актам, подлежащим признанию и исполнению. С точки зрения терминологии — это абсолютно неверно, поскольку судебный приказ судебным решением не является, однако формулировка ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации позволяет назвать «иностранный судебный приказ» «иностранным судебным решением» с чистой совестью. Выход из этой ситуации один: менять определение ст. 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в первую очередь, убрав из нее слово «решение». Кроме того, верно отмечается, что было бы несправедливо отказывать в признании иностранных судебных приказов при том, что в отечественном законодательстве закреплена такая процессуальная процедура, как приказное производство.

Таким образом, полностью исключать возможность исполнения иностранных судебных приказов не следует, однако относиться к ней необходимо с осторожностью. Так, в соответствии с российским законодательством, при выдаче приказа должник лишь после получения копии уже вынесенного против него приказа может заявить возражения против такого исполнения. В то же время, например, согласно ст. 55 Минской конвенции, отсутствие надлежащего и своевременного извещения ответчика, который не принял участия в судебном разбирательстве, выступает одним из оснований к отказу в исполнении. Н. И. Марышева отмечает, что направление судебных приказов российских судей для исполнения за границу, не должно иметь места [4, с. 928]. Едва ли возможно исполнение на территории России иностранных актов, вынесенных по результатам упрощенного производства, в случае невыполнения требований относительно соблюдения прав ответчика.

Неоднозначно разрешен вопрос и о возможности признания в России актов иностранных судов, которыми производство по делу прекращается без рассмотрения спора по существу, например, акты о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска. Возможно, следует признать объектом признания и исполнения те из них, в которых установлены имеющиеся для разрешения дела российским судом важные обстоятельства, такие, к примеру, как распределение судебных расходов. Однако признание и исполнение таких актов препятствием для возбуждения дела по тождественному иску в РФ являться не будет, ведь спор по существу в иностранном суде рассмотрен не был.

Налицо необходимость выработки критериев, позволяющих назвать иностранный акт объектом признания и приведения в исполнение, которые помимо прочего учитывали бы факт различия правовых систем.

Прежде всего, еще раз отметим, что необходимо четко указать, что признаны и исполнены могут быть как решения, так и иные вступившие в силу судебные акты, независимо от применяющейся в той или иной стране терминологии, а не смешивать абсолютно нетождественные понятия, как это можно увидеть в действующем регулировании. Закрепив общее, универсальное понятие, следует ввести ряд условий, которым должны соответствовать иностранные судебные акты. В частности, видится разумным указать следующее: иностранный акт должен быть результатом деятельности по осуществлению правосудия. Как известно, деятельность по осуществлению правосудия отличается от любых других форм правоприменения тем, что она проистекает в рамках процессуальной формы. Как верно отметил Д. А. Туманов, процессуальная форма является системой гарантий, призванной обезопасить как от возможного произвола со стороны тяжущихся, так и со стороны суда [5, с. 86–87]. В частности, выделяют такие ее признаки, как:

1) вся последовательность процессуальных действий регламентируется законом;

2) заинтересованные лица должны быть вовлечены в процесс;

3) в основу принятого решения могут быть положены только факты, установленные в процессе рассмотрения дела с помощью относимых и допустимых доказательств;

4) наличие особой системы принципов рассмотрения дела.

Кроме того, в выделении черт судебного метода ведения процесса можно руководствоваться европейским принципом «права на суд». При этом необходимо игнорировать наименование органа, вынесшего акт — такой подход позволит избежать трудностей, возникающих ввиду различий правовых систем, и, в частности, защитит от необоснованных отказов в признании и исполнении указанных актов.

Поскольку в рамках судопроизводства по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений суд не рассматривает дело по существу, то не имеет значения, был ли иностранным судом разрешен материально-правовой спор, в чью пользу было вынесено решение, принципиальное значение для него имеет лишь то условие, что с иностранным актом в стране вынесения решения связывается приобретение, изменение либо утрата стороной прав и обязанностей, на что и должно всегда обращаться внимание. В настоящее время этот вопрос законодатель обошел стороной, в частности, это негативно проявляется в вопросах, касающихся участников судопроизводства по делам о признании и исполнении иностранных судебных решений.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://moluch.ru/archive/287/64821/

Исполнение судебных решений иностранных судов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here