Имущественная ответственность адвоката

Информационная поддержка по вопросу: "Имущественная ответственность адвоката" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Принцип страхования профессиональной имущественной ответственности адвокатов

В подпункте 5 пункта 4 статьи 25 Закона об адвокатуре указано, что одним из главных условий соглашения, заключаемого между адвокатом и его доверителем, считается определение размера и характера ответственности (включая имущественную) адвоката, который принимает исполнение поручения. В подпункте 6 пункта 1 статьи 7 этого же закона устанавливается обязанность адвокатов выполнять обязательное страхование рисков собственной профессиональной имущественной ответственности.

Проблематика страхования риска ответственности адвоката

Однако, пока данная норма не применяется — она была приостановлена Федеральным законом №320-ФЗ (активного с 3 декабря 2007) до момента вступления в силу федерального закона, который будет регулировать вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов.

Пока эта норма не вступила в силу адвокату допускается выполнять добровольное страхование рисков своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий соглашения об оказании юрпомощи, которое он заключил с доверителем.

Подобное страхование является инновационным решением в адвокатском законодательстве. Она была установлена в целях защиты клиента от некачественной юридической помощи.

Методика применения указанной нормы порождает большое количество вопросов. Это связано с тем, что на текущий момент не существует необходимых критериев оценки адвокатской работы и методик их определения, которые бы являлись научно обоснованными, объективно отражали реальное положение дел в этой сфере и были проверены на практике. Помимо этого нет разработанных подобным образом критериев риска имущественной ответственности адвоката. Все дело в том, что адвокатская деятельность является индивидуальной и не имеет аналогий, что затрудняет подбор соответствующих методик.

В законодательстве предлагается осуществление страхования имущественной ответственности адвоката за нарушение условий клиентского договора. В настоящее время чаще всего подобный договор подготавливается непосредственно адвокатом, поэтому в нем, как правило, не указываются «опасные» для него обязательства. Все остальные прописываемые пункты имеют общий характер и соответствуют требованиям моральных и этических норм, а также общим требованиям Закона об адвокатуре, которые обычно практически невозможно нарушить. Поэтому подобный договор является выгодным только для страховщика.

Претензии клиента, связанные с плохим качеством оказываемой юридической помощи, имеют как правило оценочный характер.

Если не присутствует явная недобросовестность специалиста или его уклонение от помощи (а также иные явные проявления некомпетенции, которые наносят вред клиенту), то доказать претензии очень сложно, так как трудно измерить коэффициент полезности и эффективности адвокатской работы как объективно, так и субъективно ввиду индивидуальности и творческого характера подобной деятельности.

Вследствие чего выигрывает от этого только страховая компания, которая от адвоката получит страховую премию, но при этом не возместит материальный вред клиенту из-за спорного характера ситуации и недоказуемости страхового случая. Также к этому может прибавиться отсутствие имущественного вреда как такового, который не поддается измерению и оценке.

Можно сделать вывод, что страхование риска ответственности адвоката является вопросом дополнительных затрат его клиентов (частных лиц и организаций).

Возможное решение проблемы и текущее состояние вопроса о профессиональной ответственности адвоката

Реализация нормы об обязательном страховании ответственности адвоката без соответствующей разработки объективных критериев повлечет финансовую зависимость от произвольности толкования рисков профессиональной ответственности. Это чревато большими регрессными исками к адвокатам (группам и отдельным лицам), крупными долгами перед страховыми компаниями, банкротством и прочими негативными последствиями, которые связаны с деятельностью адвокатских фирм.

Страхование риска профессиональной ответственности адвоката — это новая отрасль в страховании, имеющая особую специфику. Она должна регулироваться общими нормами гражданского страхового законодательства (глава 48 Гражданского Кодекса РФ).

Подобное страхование рисков должно осуществляться согласно договорам имущественного страхования, которые заключаются между адвокатом (являющимся страхователем) и страховой компанией (являющейся страховщиком).

По этому договору страховщик дает обязательство за определенную плату (страховую премию, размер которой прописан в договоре) в случае наступления страхового случая возместить страхователю или доверителю, в пользу которых был заключен договор (выгодоприобретателей), понесенные убытки в застрахованном имуществе или убытки, связанные с другими имущественными интересами застрахованного лица (то есть осуществляется выплата страхового возмещения) в пределах суммы, прописанной в заключаемом договоре.

Статья 19 закона об адвокатуре прописана так, что на основе правил статьи 929 Гражданского Кодекса РФ получается следующее: договором страхования риска профессиональной имущественной ответственности адвоката можно застраховать риски ответственности специалиста по обязательствам, относящимся к причинению вреда здоровью, жизни или имуществу доверителя в ходе деятельности адвоката, а также риски имущественной ответственности за нарушение любых условий соглашения между адвокатом и доверителем.

Страхование ответственности за нанесение вреда прописано в статье 931 Гражданского Кодекса. Согласно договору страхования риска имущественной ответственности можно застраховать риск ответственности непосредственно адвоката по обязательствам, которые могут возникнуть ввиду причинения вреда жизни, имуществу или здоровью доверителя. Такой договор считается заключенным в пользу доверителя (выгодоприобретателя), даже если исходно он заключен в пользу специалиста (адвоката).

То есть, неважно, кто прописан в договоре в качестве выгодоприобретателя — согласно закону таковым является доверитель (потерпевший).

В то же время в пункте 4 статьи 931 Гражданского Кодекса указано, что доверитель может сам обратиться в страховую организацию и предъявить к ней прямой иск. Это возможно в следующих случаях:

  • страхование было обязательным;
  • такая возможность (непосредственное требование доверителя к страховщику) предусматривается законом;
  • такая возможность прописана в договоре страхования.

Также согласно статьи 1072 Гражданского Кодекса адвокат, подписавший страховое соглашение (о причинении вреда) в пользу доверителя, в тех случаях, когда страховое возмещение недостаточно для полной компенсации причиненного вреда обязан возместить образовавшуюся разницу.

Согласно статьи 932 ГК договор страхования риска профессиональной имущественной ответственности в случае нарушения условий соглашения, которое было заключено между адвокатом и доверителем, предусматривает страхование только рисков ответственности непосредственно адвоката. Если страховой договор не соответствует этому требованию, то согласно статьи 932 он не будет иметь практически никакой силы. Следовательно, если негативные последствия были спровоцированы помощником/стажером специалиста, при этом они не были связаны с его поручениями, то они не могут классифицироваться как нарушения условий составленного соглашения между адвокатом и его клиентом. Помимо этого, сам доверитель не может застраховать ответственность специалиста по соглашению.

Читайте так же:  Постановление без суда

Страхование ответственности по соглашению относится к имущественному страхованию, поэтому на него распространяются все соответствующие правила, если что-то другое не установлено законом.

В пункте 3 статьи 932 Гражданского Кодекса указывается, что при страховании договорной ответственности адвоката в качестве выгодоприобретателя всегда выступает доверитель, перед которым указанный специалист отвечает — при этом неважно, кто указан в качестве выгодоприобретателя в составленном страховом договоре.

Гражданский Кодекс в данном случае не ограничивает возможности доверителя напрямую обращаться к страховой организации, что отличает подобное страхование от страхования ответственности за причинение вреда.

Сейчас еще не определены специальные нормы, способные детально регулировать порядок/условия страхования рисков адвокатской ответственности. Поэтому необходимо выработать и проверить на практике правила согласования вопросов о страховой премии, страховых случаев и сумм, а также о моментах, когда страховщик обязан выплатить возмещение, непосредственно страховом возмещении и многих других вопросах, связанных со спецификой рисков ответственности адвоката.

Не стоит упускать из внимания то, что страховые взносы, которые адвокат уплачивает страховой компании по страховому договору, относятся к категории средств, которые отчисляются специалистом согласно пункту 7 статьи 25 Закона об адвокатуре за счет вознаграждения, полученного от доверителя. Это приведет к увеличению стоимости услуг адвоката в случае страхования риска его ответственности, финансовые же обязанности, которые предусматриваются указанным законом, станут возлагаться на клиентов.

Зарубежный опыт страхования имущественной ответственности адвоката

В процессе изучения проблем страхования профессиональной ответственности важно использовать анализ зарубежного опыта.

В США очень развито страхование имущественной ответственности адвокатов — там расходы на подобное страхование очень значительны. За год не менее 5 или 6 юристов из 100 застрахованных сталкиваются с иском по поводу недобросовестного исполнения обязанностей. Таким образом условная фирма, располагающая штатом из 20 юристов, может получать судебные повестки ежегодно.

В настоящее время все более увеличивается вероятность выступить ответчиком за недобросовестную практику. Рассмотрение в суде подобных дел может привести не только к уменьшению прибыли и потере оплачиваемых часов на свою защиту. Это также может нанести серьезный удар по самоуважению, связям и профессиональной репутации. Поэтому разумно использовать в юридических фирмах политику, направленную на предупредительные меры, в число которых входит страхование профессиональной ответственности специалистов.

В США к страховым случаям относятся ошибки/упущения адвоката, приведшие к предоставлению услуг, классифицируемых ниже минимального стандарта профессионального уровня лицензированного специалиста. Подача иска против такого адвоката отличается от жалобы, предъявляемой коллегии адвокатов. Клиенту необходимо доказать, что причиной ущерба стало непосредственное упущение адвоката и что если бы он действовал иным образом, то эти действия являлись юридически успешными.

Во Франции Закон об организации профессии адвоката (действует с 1991 года) предусматривает в обязательном порядке страхование его профессиональной гражданской ответственности (согласно статьям 205 и 206). В этом же законе оговаривается размер минимальной страховой суммы в расчете на одного адвоката, в самом же договоре может предусматриваться минимальный порог страхового возмещения (но в пределах суммы очередных страховых взносов, подлежащих уплате). Страховой договор может заключаться как отдельным адвокатом, так и целой группой или организацией. Закон предусматривает страхование рисков потери адвокатом ценностей, документов или имущества клиента, оказавшихся у специалиста в связи с его профессиональными обязанностями (согласно статьям 207 и 208). Клиент получает страховое возмещение в связи с неплатежеспособностью адвоката, свидетельством чего является неисполнение им требований доверителя о возврате ценностей или возмещении убытков сроком в один месяц со дня получения уведомления.

В Германии адвокаты также осуществляют обязательное страхование профессиональной ответственности. Помимо этого допустимы их предварительные соглашения с клиентом, рассматривающие ограничение ответственности.

В Англии законодательство не рассматривает имущественную ответственность адвоката за действия в судебном процессе из-за опасений пересмотра решений, вынесенных судом под предлогом недобросовестной работы адвоката.

Источник: http://zaochnik.com/spravochnik/pravo/advokatskaja-dejatelnost-i-advokatura-v-rossii/strahovanija-imuschestvennoj-otvetstvennosti-advok/

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 49 ГК РФ не содержит положений, регулирующих ответственность поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо п.3 ст. 978 ГК РФ о возмещении убытков, причиненных доверителю отказом поверенного от исполнения поручения.

Следовательно, к данным правоотношениям должны применяться общие нормы об ответственности, изложенные в п. 1 ст. 393 ГК РФ об обязанности должника возместить кредитору убытки. При этом необходимо принимать во внимание положение п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому «лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Таким образом, полагаем, что ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей может быть ограничена соглашением об оказании юридической помощи.

Однако необходимо принять во внимание положение п. 1 ст. 1 ГК РФ, закрепляющее принцип обеспечения восстановления нарушенных прав лица. Данный принцип не позволяет с полной определенностью говорить о возможности ограничения ответственности адвоката соглашением сторон. Следовательно, полагаем, целесообразным введение в законодательство прямой нормы, ограничивающей ответственность адвоката в виде возмещения реального ущерба. При этом такой ущерб, по общему правилу, должен включать лишь сумму, уплаченную доверителем в качестве вознаграждения адвоката за исполнение поручения и за понесенные им накладные расходы.

Фидуциарный характер договора поручения обусловливает возможность каждой из сторон в любой момент в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Применительно к адвокатской деятельности, данная норма не действуют в случаях, когда адвокат выступает в качестве защитника доверителя (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В остальных случаях адвокат, как и поверенный, вправе отказаться от принятого на себя поручения, при этом закон освобождает его от обязанности по возмещению убытков доверителя, вызванных таким отказом. Гарантией защиты интересов доверителя в данном случае выступает п.3 ст.978 ГК РФ, который устанавливает, что поверенный обязан возместить доверителю убытки, если односторонний отказ поверенного от исполнения договора совершен в условиях «когда доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы» (п. 3 Ст. 978 ГК РФ).

Читайте так же:  Срок обжалования частной жалобы на определение суда

Примечателен в данном случае следующий пример из судебной практики.

Так, кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда было отменено Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении иска о взыскании с адвоката денежных средств по соглашению об оказании юридических услуг.Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2011 по делу № 33-5193/2011.

Фабула дела заключается в следующем. Истица заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи. В соответствии с данным соглашением адвокат принял к исполнению поручение об оказании юридической помощи в суде первой инстанции. При этом Истица передала адвокату вознаграждение в размере 52 000 рублей. Истица по данному делу выступала в качестве Ответчика. Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга иск был удовлетворен. Однако Истица решила оспорить Решение Приморского суда и подписала с адвокатом дополнительное соглашение, по которому адвокат должен был предоставить Истице юридическую помощь в суде кассационной инстанции за дополнительное вознаграждение в 10 000 рублей.

Кассационная инстанция отменила Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга. Дело было возвращено в суд первой инстанции.

Однако адвокат отказался вести дело Истицы без предоставления ею дополнительного вознаграждения. Адвокат полагал, что исполнил обязательство по основному и дополнительному соглашению. Истица же настаивала, что адвокат без законных оснований отказался исполнять обязательства по основному соглашению, и обратилась в суд за взысканием с адвоката 52 000 рублей, выплаченных ею в качестве вознаграждения адвоката.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Истицы, указав, что к сложившимся между сторонами отношениям не применяется Закон «О защите прав потребителей».

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия установила, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение по делу, кроме того, Истица не ссылалась на Закон «О защите прав потребителей», а суд не применил положения гл.49 ГК РФ.

Как было установлено судебной коллегией, по основному соглашению сторон обязательства адвоката прекращались окончанием производства по делу в первой инстанции. Учитывая то обстоятельство, что решение первой инстанции было отменено, производство по делу в первой инстанции не было окончено. Следовательно, Истица правомерно рассчитывала на исполнение адвокатом обязательств по основному соглашению после возвращения дела в суд первой инстанции. Кроме того, важным фактором также явилось решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по жалобе Истицы о привлечении данного адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Как было установлено квалификационной комиссией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокат продолжал представлять интересы Истицы после возвращения дела в суд первой инстанции, однако на судебном заседании он внезапно забрал ордер из дела и покинул заседание.

В рассмотренном случае адвокат действовал недобросовестно, нарушил требования п. 9 Ст. 10 КПЭА, и в результате его внезапного отказа от исполнения соглашения, доверитель был лишен возможности обеспечивать свои интересы в судебном заседании. В связи с этим отмена судебной коллегией решения суда первой инстанции видится совершенно верным.

Тем не менее, взыскание с адвоката всей суммы вознаграждения, уплаченного ему доверителем, было бы несправедливым решением, учитывая, что им была оказана юридическая помощь в суде первой инстанции (при первом рассмотрении дела). Соответственно, вполне оправданным было бы решение о взыскании с адвоката убытков в виде реального ущерба — части стоимости полученного им по соглашению вознаграждения. При этом конкретный размер такого возмещения должен быть установлен с учетом требований справедливости и разумности.

Полагаем, что данный пример подчеркивает наличие у доверителей законодательно установленных способов защиты в случае нарушения адвокатом их законных прав и интересов.

На практике помимо требования о возмещении убытков, доверители зачастую обращаются в суд также за возмещением морального ущерба, причиненного им неисполнением или ненадлежащим исполнением поручения.

Примером может служить следующее судебное дело.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 № 33-3217/2015. Так, апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда было удовлетворено исковое заявлением Истицы о взыскании с адвоката, незаконно отказавшегося от осуществления взятой на себя обязанности по защите Истицы в уголовном деле, выплаченного адвокату вознаграждения, а также судебных издержек Истицы. В то же время в силу недоказанности несения Истицей нравственных или физических страданий, вызванных нарушением адвокатом своих обязательств, в удовлетворении требования о взыскании морального ущерба было отказано. Таким образом, для применения такого способа защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда, доверителю необходимо тщательно подготовить соответствующую доказательственную базу, подтверждающую наличие физических и нравственных страданий, и причинно-следственную связь между ними и фактом нарушения адвокатом обязательств по соглашению об оказании юридической помощи.

Необходимо также отметить, что адвокат может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности лишь при наличии вины. Вина, как говорилось ранее, презюмируется, иначе говоря, адвокат считается виновным, пока им же не доказана его невиновность. Именно на адвокате лежит бремя доказывания надлежащего исполнения поручения. Доверитель, в свою очередь, должен доказывать лишь наличие договорных отношений с адвокатом. Такое распределение бремени доказывания, на наш взгляд, также является одним из установленных законом гарантий защиты прав доверителя.

Итак, существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве. Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм Закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Наиболее верной видится концепция ограничительной ответственности адвоката. В связи с этим полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Читайте так же:  Заявление в суд в интересах несовершеннолетнего

Такое законодательное установление ограниченного характера ответственности адвоката перед доверителем будет учитывать баланс интересов адвоката и доверителя, и станет еще одной гарантией независимости адвоката.

До внесения изменений в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокат и доверитель могут предусмотреть в своем соглашении об оказании юридической помощи ограниченную ответственность адвоката за нарушение своих обязательств в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Источник: http://studbooks.net/2418846/pravo/grazhdansko_pravovaya_otvetstvennost_advokata_doveritelem

Права и обязанности адвоката. Права адвоката.

Адвокат имеет право:

1. собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии;

2. опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь.

3. собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4. привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5. беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6. фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7. совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации, т. е. можно всё, прямо не запрещённое законом;

Адвокат не вправе:

1. принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2. принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

— имеет самостоятельный интерес к предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

— участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика; является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также, если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

— состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

— оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

3. занимать по делу позицию, противоречащую воле доверителя, за исключением случае, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя;

4. делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот её отрицает;

5. разглашать сведения, сообщённые ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6. отказаться от принятой на себя защиты.

7. негласно сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Обязанности адвоката

Адвокат обязан:

1. честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми, не запрещёнными законодательством Российской Федерации средствами;

Видео (кликните для воспроизведения).

2. исполнять требования Закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

3. постоянно совершенствовать свои знания и повышать квалификацию;

4. соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;

5. отчислять из получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в размерах и порядке, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации, а также на содержание соответствующих адвокатского кабинета, коллегии адвокатов, адвокатского бюро;

6. осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.

7. хранить адвокатскую тайну.

Оплата труда адвоката.

Оплату труда адвоката можно условно разделить на две категории:

— оплата, которая устанавливается по соглашению сторон,

— бесплатное оказание юридической помощи, которая оплачивается за счет средств государства.

Оплата труда адвоката по соглашению может быть следующих видов:

· почасовая — оплата услуг за каждый час работы адвоката;

· фиксированная – оплата услуг адвоката за определенный период времени (неделю, месяц, квартал);

· разовая – оплата за консультацию, составление процессуальных документов, устанавливается исходя из опыта работы, квалификации и специализации адвоката;

· поэтапная – оплата услуг адвоката за каждый этап проделанной работы (на предварительном следствии, в судебном разбирательстве);

Гонорар адвоката за представительство интересов клиента в гражданском судопроизводстве складывается из:

· оплаты за анализ представленных документов и выработку правовой позиции по делу;

· оплата за проведенную работу в суде (подача иска, участие в судебном разбирательстве, заявление ходатайств);

· премия по результатам рассмотренного дела (часто зависит от цены иска);

Гонорар адвоката за участие в уголовном судопроизводстве строится исключительно по договоренности адвоката с клиентом. Обычно адвокат определяет свой гонорар за ведение всего дела до его окончательного разрешения в суде. При этом оплата может производиться помесячно, разделяться на определенные этапы (предварительное следствие, защита в суде первой инстанции).

Часто устанавливается оплата за каждый день работы по уголовному делу (поскольку следственные действия проводятся не каждый день), либо устанавливается почасовая оплата. По неписанным правилам адвокатской этики запрещается устанавливать вознаграждение адвоката в зависимости от исхода уголовного дела, хотя каких либо ограничений в законодательстве на этот счет не установлено. Вместе с тем законом не запрещено принять дополнительное вознаграждение, выплаченное по инициативе клиента.

Бесплатно оказывается юридическая помощь лицам, доход которых ниже прожиточного минимума в случаях:

· обращения в качестве истца по делам о взыскании алиментов, возмещении вреда;

· ветеранам ВОВ, по вопросам не связанным с предпринимательской деятельностью;

Читайте так же:  Обжалование решения налоговой в арбитражном суде

· при составлении заявлений о выплате пенсий и пособий,

· по вопросам реабилитации пострадавших от политических репрессии,

· по уголовным делам в случаях установленных УПК.

Размер оплаты труда за день участия в рассмотрении дела устанавливается от 25 до 100% от минимального размера платы труда. При длительном участии в рассмотрении уголовного дела следователем или судом выносится постановление или определение за фактически проработанные дни.

Ответственность адвоката.

Ответственность адвоката можно подразделить на следующие виды:

Дисциплинарная ответственность адвоката возникает за ненадлежащее выполнение адвокатом своих обязанностей и реализуется путем прекращения адвокатских полномочий Адвокатской палатой субъекта.

Гражданско-правовая ответственность наступает согласно закону «О защите прав потребителей» за некачественное оказание юридических услуг.

Уголовная ответственность наступает в случае нарушения уголовного закона адвокатом.

Практически любые нарушения законодательства со стороны адвоката — будь то преступления, совершенные им в связи с профессиональной деятельностью, иные правонарушения, а также нарушения этики — противоречат п. 6.ч.1 ст.17 Закона «Об адвокатуре», который позволяет прекратить адвокатские полномочия в случае «неисполнения либо ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем».

Например, недобросовестный адвокат, давший соответствующую подписку (ч.2 ст.161 УПК РФ), разглашает посторонним лицам данные предварительного расследования — показания своего подзащитного без согласия последнего. Этими действиями адвокат совершает преступление, предусмотренное ст.310 УК РФ. Теми же деяниями он нарушает требования ч.2 ст.53, ч.1 ст.161 УПК РФ, а также пп.5 п.4 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Все это — специальные нормы. Одновременно он не выполняет свои обязанности по защите прав и законных интересов доверителя, то есть нарушает комментируемые требования пп.1 п.1 ст.7 Закона об адвокатуре.

В соответствии с п.1 ст.7 Закона об адвокатуре адвокат именно обязан защищать, а не просто «имеет право». И делать это он должен всеми доступными ему средствами, не запрещенными законом. Поэтому в случаях обнаружения признаков неисполнения либо ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем необходимо проводить соответствующие проверки и решать вопрос о его ответственности.

И общим правовым основанием ответственности адвоката в таких случаях является норма, предусмотренная пп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». А основанием лишения его статуса является положение, предусмотренное пп.6 п.1 ст.17 — неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем.

Важное правовое значение здесь будет иметь разрешение следующих вопросов:

· какие нарушения прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого были допущены в ходе досудебной (судебной) стадии уголовного судопроизводства;

· какие из них находятся в причинной связи с незаконным привлечением лица к уголовной ответственности (незаконным осуждением, заключением под стражу и т. д.);

· насколько явными были эти нарушения закона для адвоката в силу объективных и субъективных причин: уровня его профессиональной квалификации, опыта работы, нагрузки по другим делам, степени участия в данном деле;

· если адвокат понимал либо при необходимой добросовестности должен был понимать, что нарушения закона допускаются, то что он должен был сделать для их пресечения, восстановления нарушенных прав подзащитного;

· что он реально сделал в интересах подзащитного (или против его интересов);

· не препятствовали ли ему в надлежащем исполнении профессиональных обязанностей какие-либо объективные и субъективные причины: болезнь, командировка, незаконное противодействие со стороны должностных лиц правоохранительных органов, угрозы, шантаж, насилие и т. п.

Во всех иных случаях, когда, например, адвокат не исполнил либо ненадлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности в силу небрежности, легкомыслия, низкой профессиональной квалификации, должен рассматриваться вопрос, в том числе о лишении его статуса (пп.5, 6 ч.1 ст.17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

5. Адвокатская деятельность.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы

Источник: http://infopedia.su/7x634e.html

Страховка для адвоката

Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) наряду с другими обязанностями адвоката было введено страхование риска профессиональной имущественной ответственности (подп. 6 п. 1 ст. 7). Однако действие данной нормы было приостановлено до 1 января 2007 г. – т.е. с указанной даты адвокатам надлежало страховать профессиональную деятельность в обязательном порядке.

Все было бы так, если бы не одно «но». Поправками в ст. 7 Закона (Федеральный закон от 3 декабря 2007 г. № 320-ФЗ) действие нормы об обязательном страховании риска профессиональной имущественной ответственности вновь было приостановлено – до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов.

В настоящее время положения подп. 6 п. 1 ст. 7 Закона не возлагают на адвокатов обязанность страховать указанный риск, при этом ст. 19 предполагает возможность страхования риска профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

На мой взгляд, страхование профессиональной ответственности адвокату необходимо, и вот почему.

Во-первых, его введение упростило бы возврат суммы вознаграждения, уплаченной доверителем по соглашению с адвокатом в случае возможных ошибок последнего при оказании юридической помощи (например, если в результате действий адвоката доверителю был причинен какой-либо вред, а также в случае смерти адвоката или наступления иных обстоятельств, препятствующих оказанию квалифицированной юридической помощи конкретным лицом либо адвокатским образованием).

При этом страховка должна иметь обязательную силу, так как именно она обеспечивает возможность возврата сумм, уплаченных по соглашению, возмещения вреда или иных убытков, возникших у доверителя в результате неоказания или ненадлежащего оказания ему правовой помощи, за счет страховой компании, с которой заключен договор страхования ответственности адвоката или адвокатского образования.

Во-вторых, такое нововведение безусловно пошло бы на пользу адвокатскому сообществу и повысило уровень доверия граждан к нему.

В своей практике я неоднократно сталкивался с примерами, доказывающими необходимость страхования профессиональной ответственности адвоката.

В первом случае доверитель заключил с адвокатом соглашение о представлении его интересов в нотариальной палате при оформлении права на наследство. Адвокат вместо того, чтобы оказать квалифицированную юридическую помощь, устранился от выполнения поручения доверителя, перепоручив это своему помощнику, который такую помощь оказать не смог.

Читайте так же:  Доверенность на получение почты юридического лица образец

Доверитель, в свою очередь, обратился с жалобой в адвокатскую палату. Рассмотрев жалобу, палата констатировала ненадлежащее исполнение адвокатом обязательств перед доверителем. Чтобы вернуть денежные средства, уплаченные адвокату в качестве вознаграждения, гражданин обратился в суд, который принял решение об удовлетворении исковых требований, взыскав с адвоката указанную сумму.

Таким образом, доверитель вынужден был сначала обращаться в адвокатскую палату – для констатации факта неисполнения обязательств и неоказания правовой помощи, а затем – в суд, прибегая при этом к помощи уже иного юриста или адвоката для возврата денежных средств, уплаченных адвокату по соглашению.

Полагаю, что необходимо принимать меры для урегулирования споров с доверителями, минуя судебные учреждения. В условиях недоверия к власти и судебной системе адвокатура должна самостоятельно повысить уровень доверия граждан к сообществу.

Считаю, что для безусловного подтверждения факта ненадлежащего исполнения профессиональных обязательств адвоката доверителю следует, прежде всего, обращаться в адвокатскую палату субъекта Федерации, в которой состоит адвокат, тем более что в ходе дисциплинарного производства адвокат может примириться с доверителем, услышав профессиональное мнение коллег (п. 7 ст. 23 КПЭА). Более того, в случае обоснованности жалобы адвокату целесообразно принять меры для примирения с доверителем, чтобы избежать последующих судебных споров, – с таким итогом корреспондируются положения п. 2 ст. 7 КПЭА.

Поскольку в дисциплинарном производстве действует презумпция добросовестности адвоката, доверитель, полагающий, что адвокат нарушил нормы Кодекса профессиональной этики, лишен возможности квалифицированно представить свою позицию без профессионального представительства, равно как и в судебном процессе по спору с адвокатом многие доверители являются более слабой стороной ввиду недостаточных познаний в юриспруденции. Это обстоятельство неравности также следует учитывать.

В-третьих, окончание спора в адвокатской палате – будь то решение о ненадлежащем исполнении адвокатом обязательств, после которого доверитель имел возможность вернуть ранее уплаченные им в качестве вознаграждения денежные средства, – избавило бы адвокатов, застраховавших их профессиональную имущественную ответственность, от ненужных судебных споров.

В еще одном примере адвокат заключил с доверителем соглашение об оказании юридической помощи, но скоропостижно скончался. Доверитель обратился в адвокатское образование, в котором состоял адвокат, однако коллеги покойного не имели возможности оказать правовую помощь по делам, в которых тот участвовал. В конечном итоге было принято решение о возвращении денежных средств, уплаченных доверителем.

Кроме того, необходимо учитывать, что у лица, обратившегося к конкретному адвокату, возникает доверие именно к нему, что является основой профессиональной деятельности адвоката.

Также остается неурегулированным вопрос о том, как поступать доверителю в случае смерти адвоката, избравшего форму адвокатского образования в виде адвокатского кабинета, – т.е. осуществлявшего деятельность индивидуально.

Все перечисленные проблемы могут быть решены с помощью страховки для адвоката.

Полагаю, что задуматься об урегулировании вопроса страхования профессиональной имущественной ответственности адвокатов следует именно сейчас.

Поясню, почему. К сожалению, адвокатура не обладает правом законодательной инициативы, а нововведения, вносимые в профильный закон, не всегда в полной мере обсуждаются с адвокатским сообществом. В связи с этим, на мой взгляд, следует принять меры для разработки условий и правил страхования ответственности профессиональной деятельности органами адвокатского самоуправления с учетом мнения всего сообщества, в перспективе будущего развития корпорации – в противном случае очередным законом могут быть введены правила, не учитывающие интересы адвокатуры.

Механизм страхования ответственности адвоката мог бы быть следующим.

Адвокат, в зависимости (или независимо) от избранной им формы адвокатского образования, персонально заключает договор со страховой компанией, либо адвокатское образование заключает договор страхования ответственности состоящих в нем адвокатов, либо адвокатская палата субъекта РФ заключает договор страхования адвокатов, являющихся членами палаты.

При заключении договора страхования риска профессиональной имущественной ответственности могут учитываться:

  • стаж адвокатской деятельности (менее 3 лет; 5, 10, 15 и более лет);
  • форма осуществления адвокатской деятельности (коллегиальная, индивидуальная);
  • оказание юридической помощи по определенным категориям дел и определенного вида (уголовное судопроизводство, гражданское, арбитраж, административное, юридическая помощь, связанная с ценными бумагами, оформлением недвижимости, и т.д.);
  • привлекался ли адвокат к дисциплинарной ответственности.

Эти и другие возможные варианты страхования риска профессиональной имущественной ответственности адвокатов за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи, а также вопросы, касающиеся суммы страхования, страховой премии (страховых взносов) и сроков действия договора страхования, следует, на мой взгляд, обсудить с учетом мнения всего сообщества.

Констатация страхового случая может происходить следующим образом.

Доверитель, пострадавший от недобросовестных действий адвоката либо не получивший правовой помощи, обращается в адвокатскую палату субъекта Федерации с соответствующим заявлением или жалобой. Квалифкомиссия, а затем Совет палаты, рассмотрев жалобу, принимают решение, предусмотренное ст. 23, 25 КПЭА. Решение, которым констатируется дисциплинарный проступок адвоката, в том числе малозначительный, могло бы стать основанием, подтверждающим факт наступления страхового случая и получения доверителем соответствующей выплаты.

Возможны и другие варианты признания факта наступления страхового случая, в том числе органами палаты, минуя дисциплинарное производство. Например, доверитель обращается в палату с заявлением о наступлении страхового случая (включая смерть адвоката). Совет, минуя дисциплинарное производство, рассматривает заявление, изучает обстоятельства неисполнения адвокатом профессиональных обязательств и принимает решение о признании страхового случая наступившим. Получив мотивированное решение Совета палаты, доверитель обращается в страховую компанию.

Видео (кликните для воспроизведения).

Полагаю, что в подп. 6 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре следует внести поправку о том, что адвокат обязан осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности в порядке, установленном Федеральной палатой адвокатов РФ и адвокатскими палатами субъектов Федерации.

В заключение добавлю, что Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества предусматривает, что адвокат должен в разумной мере застраховать свою профессиональную ответственность с учетом природы и степени допускаемых рисков.


Источник: http://www.advgazeta.ru/mneniya/strakhovka-dlya-advokata/
Имущественная ответственность адвоката
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here