Гражданско правовая ответственность судей

Информационная поддержка по вопросу: "Гражданско правовая ответственность судей" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

Гражданско-правовая ответственность судей

Проблема имущественной ответственности судей тесно связана с решением вопроса об иммунитете и независимость судьи, поэтому существует необходимость в дополнительном правовом регулировании, основанном на изучении истории возникновения и развития механизма ответственности судей, международной практики. В соответствии с Основными принципами независимости судебных органов без ущерба для какой-либо дисциплинарной процедуры или какого-либо права на апелляцию или компенсацию со стороны государства в соответствии с национальными законами судьям следует пользоваться личным иммунитетом от судебного преследования за финансовый ущерб, причиненный в результате ошибочных действий или упущений, имевших место при осуществлении ими своих судебных функций (п. 16).

В контексте гражданско-правовой ответственности международными принципами устанавливается не только компенсация государством убытков, возникших в результате решения или поведения судьи при исполнении своих обязанностей, но и право государства на предъявление регрессных требований к судьям, по вине которых был причинен имущественный ущерб физическим или юридическим лицам в случае грубого нарушения судьей правил, регулирующих выполнение его профессиональных обязанностей.

Согласно ст. 56 Конституции Украины каждый имеет право на возмещение за счет государства или органов местного самоуправления материального и морального вреда, причиненного незаконными решениями, действиями или бездеятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных и служебных лиц при осуществлении ими своих полномочий. В случае отмены приговора суда как неправосудного государство возмещает материальный и моральный ущерб, причиненный безосновательным осуждением (ч. 4 ст. 62 Конституции Украины).

Отношения ответственности государства перед гражданином за действия суда, если им были приняты незаконные решения, внедрена также в Законе Украины «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» и Гражданском кодексе Украины (далее — ГК). Так, ст. 1176 ГК предусматривает ответственность государства за вред, причиненный физическому лицу действиями органа дознания, предварительного (досудебного) следствия, прокуратуры или суда, если ими были приняты незаконные решения, совершенные незаконные действия, в результате их бездействия независимо от вины должностных и служебных лиц указанных органов. Случаями компенсации вреда эта статья определяет: незаконное осуждение лица, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения содержания под стражей или подписки о невыезде, незаконное задержание, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Основанием для возмещения вреда, причиненного физическому лицу незаконными действиями суда, может быть вынесение судом оправдательного приговора, отмены незаконного приговора суда, прекращения уголовного дела органом предварительного (досудебного) следствия, а также в случае закрытия производства по делу об административном правонарушении.

Вред, причиненный физическому или юридическому лицу в результате вынесения судом незаконного решения по гражданскому делу, возмещается государством в полном объеме в случае установления в действиях судьи (судей), которые повлияли на постановление незаконного решения, состава преступления по обвинительному приговору суда, вступившему в законную силу (ч. 5 ст. 1176 ГК).

Вред, причиненный физическому или юридическому лицу в результате иной незаконной действия или бездействия или незаконного решения суда, возмещается на общих основаниях.

Особенность указанных норм в том, что ответственность за ошибки или даже нарушение закона вполне конкретных судей государство берет на себя, поскольку: а) она всегда выступает гарантом возмещения вреда; б) судьи выполняют свои функции не как частные лица в своих интересах, а от имени государства. Именно поэтому государство должно иметь право предъявления регрессных требований к судьям, по вине которых был причинен имущественный ущерб физическим или юридическим лицам. Но такая ответственность должна наступать только в случаях серьезного пренебрежения обязанностями явных злоупотреблений, грубой халатности или преступления.

Уголовно-правовая ответственность судей

Государство для обеспечения независимости судей, их неприкосновенности устанавливает особый порядок привлечения судей к уголовной ответственности. В большинстве стран мира разрешение на привлечение судьи к уголовной ответственности дает Конституционный суд, что позволяет предотвратить злоупотребления со стороны других государственных органов в отношении судей. В других странах Генеральный прокурор инициирует вопрос о привлечении судьи к уголовной ответственности (Болгария, Литва) или парламентский омбудсмен (Швеция). Но есть страны, где отсутствует какой-либо иммунитет для судей перед уголовным преследованием (Канада, Франция, Финляндия, Исландия, Япония).

В Украине судья не может быть без согласия Верховной Рады Украины задержан или арестован до вынесения судом обвинительного приговора. Неприкосновенность судьи распространяется на его жилище, служебное помещение, транспорт и средства связи, корреспонденцию, принадлежащее ему имущество и документы. Проникновение в жилье или другое владение судьи или его служебное помещение, личный или служебный транспорт, проведение там осмотра, обыска или выемки, прослушивание его телефонных разговоров, личный обыск судьи, а равно досмотр, выемка его корреспонденции, вещей и документов могут производиться только по судебному решению.

Судья, задержанный по подозрению в совершении деяния, за которое установлена уголовная ответственность, должен быть немедленно освобожден после установления его личности. Судья не может быть подвергнут приводу или принудительно доставлен до любого органа или учреждения, кроме суда.

Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Украины или его заместителем.

Подсудность дела по обвинению судьи в совершении преступления определяется Председателем Верховного Суда Украины. Дело может рассматриваться тем судом, в котором обвиняемый занимает или занимал должность судьи.

Судью, которого привлекли к уголовной ответственности, отстраняется от должности ВККС на основании мотивированного постановления Генерального прокурора Украины на время осуществления производства уголовного дела в отношении судьи. Институт отстранения судьи от должности в связи с привлечением его к уголовной ответственности предусмотрено Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Административно-правовая ответственность судей

Специфика правового статуса судей требует исключения возможности применения в отношении них санкций, определенных в Кодексе Украины об административных правонарушениях (далее — Куоап). В этом случае также действует принцип неприкосновенности судей.

Статья 48 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» устанавливает определенные ограничения, а именно: судья не может быть подвергнут приводу или принудительно доставлен до любого органа или учреждения, кроме суда. Судья, задержанный по подозрению в совершении деяния, за которое установлена административная ответственность, должен быть немедленно освобожден после установления его личности.

Читайте так же:  Мировое соглашение коап

Указанные нормы должны обеспечить невозможность любых попыток ограничить личную свободу судьи путем привлечения его к административной ответственности, если он способен подтвердить свою идентичность.

Источник: http://studbooks.net/56071/pravo/grazhdansko-pravovaya_otvetstvennost_sudey

Гражданско — правовая ответственность за вред, причиненный действиями судьи

В. Казанцев, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ (г. Москва).

В начале прошлого года Конституционный Суд РФ рассмотрел весьма интересное дело о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ («Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда»). Выводы, сделанные в Постановлении от 25 января 2001 г. по этому делу, имеют далеко идущие последствия.

Суть дела состояла в следующем. Четыре гражданина из разных регионов страны посчитали, что их права и законные интересы были ущемлены действиями судей. В связи с этим они обратились за защитой в другие суды с исковыми заявлениями о возмещении материального и морального вреда, однако получили отказы в удовлетворении этих требований. Все отказы были мотивированы ссылкой на п. 2 ст. 1070 ГК, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Поскольку ни один из судей, причинивших вред указанным гражданам, не был за это осужден, истцам отказали в судебной защите их прав и законных интересов. Между тем все потерпевшие граждане обосновывали свои иски не возражениями на решения судов по существу, а на другие действия судей (в частности, на волокиту, допущенную ими при рассмотрении этих дел). Так, одному из потерпевших была возвращена излишне уплаченная им государственная пошлина с запозданием на два года, причем в номинальном размере и без учета инфляции. Второй гражданин жаловался на то, что были нарушены сроки рассмотрения его дела, возникшего из трудовых отношений, а соответствующее мотивированное решение вручено лишь спустя полгода после вынесения. Третий пострадал в результате нарушения судом сроков рассмотрения его гражданского дела и сроков направления дела в кассационную инстанцию. Наконец, четвертый потерпевший понес убытки в результате незаконного определения суда о наложении ареста на его имущество и волокиты, допущенной судьей при направлении дела в надзорную инстанцию, что повлекло неплатежеспособность этого гражданина как главы крестьянского хозяйства.

Как видно, во всех случаях граждане оказались потерпевшими не в связи с тем, что судьи при осуществлении правосудия выносили незаконные решения, а лишь потому, что при движении этих дел по различным стадиям гражданского процесса были нарушены процессуальные сроки. В связи с этим и возник вопрос: что же понимать под «осуществлением правосудия»?

Легального определения терминов «осуществление правосудия» и собственно «правосудие» в российском законодательстве нет, что и дает возможность по-разному их трактовать.

Как известно, гражданский процесс представляет собой движение гражданского дела от одной стадии к другой (их всего семь). Конечная его цель — восстановление права или защита охраняемого законом интереса.

На всех этих стадиях судьей осуществляется правоприменительная деятельность. И если исходить из определения правосудия как совершаемой в процессуальном порядке правоприменительной деятельности, то можно сделать вывод, что любые действия судьи на указанных стадиях гражданского процесса есть осуществление правосудия. А раз так, то любой вред, причиненный гражданам, организациям, государству на всех стадиях гражданского процесса, не может быть возмещен потерпевшим, если вина судьи не установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Таким образом, получается правовой парадокс. Предположим, что в процессе движения гражданского дела судья выносит определения, которые в соответствии с нормами ГПК могут быть обжалованы или опротестованы и которые затем на самом деле отменяются апелляционной или кассационной инстанциями. Ведь нередко при этом сторонам, да и другим участникам процесса возможно причинение убытков, связанных с неоправданной затяжкой рассмотрения дела. Или после вынесения решения по существу рассматриваемого спора о праве гражданском судья производит различные действия (например, принимает кассационные жалобы и направляет их в вышестоящую инстанцию) и допускает волокиту. Выходит, что в подобных случаях неправильные или ошибочные действия судьи, причинившие материальный или моральный вред сторонам, другим участникам процесса, не являются надлежащими основаниями для возмещения такого вреда.

По всей вероятности, суды, отказывавшие в удовлетворении исковых требований указанным гражданам, руководствовались именно таким представлением о том, что есть «осуществление правосудия». Несогласные с этой трактовкой данного термина пострадавшие граждане и вынуждены были обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобами на нарушение их конституционных прав и свобод положением п. 2 ст. 1070 ГК. Конституционный Суд действительно обнаружил правовую неопределенность в вопросе о том, соответствует ли положение названного пункта Конституции РФ. В процессе рассмотрения дела он выявил конституционно — правовой смысл положения, содержащегося в названном пункте, дал его категорическое (общеобязательное) истолкование. А в отношении правоприменительных решений судов, отказавших указанным гражданам в их праве на судебную защиту и праве на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов государственной власти, Конституционный Суд постановил, что они должны быть пересмотрены (если для этого нет других препятствий).

В Постановлении Конституционного Суда РФ по данному делу содержатся положения, имеющие большое значение для правоприменительной практики и позволяющие единообразно понимать весьма расплывчатое и часто встречающееся в правовых актах словосочетание «осуществление правосудия».

Теперь, исходя из конституционно — правового смысла положения, содержащегося в п. 2 ст. 1070 ГК, под осуществлением правосудия следует понимать не все судопроизводство, а лишь ту его часть, которая заключается в принятии судебных актов, разрешающих дело по существу. Иными словами, рассмотрев дело и принимая решение в соответствии с законом, суд осуществляет правосудие в собственном смысле этого слова, что и является целью гражданского судопроизводства.

В соответствии с ГПК РСФСР такими судебными актами, разрешающими дело по существу, являются: а) постановления суда первой инстанции, которыми дела разрешаются по существу и которые выносятся в форме решений; б) судебные приказы; в) решения мирового судьи, разрешающие по существу подсудные ему гражданские дела; г) определения кассационной инстанции, которыми разрешается вопрос о правильности решений судов первой инстанции; д) постановления суда апелляционной инстанции, вынесенные в форме решения или определения в соответствии со ст. 318.10 ГПК.

Читайте так же:  Обязанности инспекции по делам несовершеннолетних

Можно сделать вывод, что все другие акты, принимаемые судом по гражданскому делу, не охватываются понятием «осуществление правосудия». В таких актах, по мнению Конституционного Суда РФ, главным образом решаются процессуально — правовые вопросы, которые возникают в течение процесса, и, следовательно, они не относятся к осуществлению правосудия. Таким образом, дано определение «правосудия», которое теперь является общеобязательным. А это в свою очередь означает следующее. Если судья издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, не относящимся к разрешению дела по существу, его вина может быть установлена не только приговором суда, вступившим в законную силу, но и иным судебным решением. Иным судебным решением может быть и такое, которое выносится по иску лица, потерпевшего от действий судьи, допустившего грубое нарушение процедуры (например, грубое поведение по отношению к кому-либо из участников процесса, оскорбляющее его достоинство).

Хотя в Постановлении Конституционного Суда РФ понятие «осуществление правосудия» дается применительно к гражданскому судопроизводству, вероятно, точно такой же смысл этого понятия применим и к уголовному судопроизводству. А раз это так, то судебные акты, принимаемые судьей при разбирательстве уголовного дела, в которых главным образом решаются процессуально — правовые вопросы, также не охватываются понятием «осуществление правосудия». Значит, если такими судебными актами, оказавшимися впоследствии незаконными или ошибочными, а потому отмененными вышестоящей инстанцией, был причинен моральный или материальный вред, его возмещение не зависит от вины судьи, установленной приговором суда, вступившим в законную силу.

УПК РСФСР, ГПК РСФСР, АПК РФ устанавливают жесткие сроки совершения отдельных процессуальных действий судом. К ним, в частности, относятся сроки подготовки дел к судебному разбирательству, рассмотрения их в суде первой инстанции, направления этим судом кассационных жалоб и протестов в кассационную инстанцию и т.д. Аксиоматично, что процессуальные сроки призваны служить своевременному рассмотрению дел. В условиях же рыночных отношений временной фактор приобретает все большее значение.

Между тем общеизвестно, что значительная часть судебных дел рассматривается с нарушением установленных сроков. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» констатировались факты назначения к слушанию дел с заведомым нарушением предусмотренных законом сроков, безмотивного откладывания рассмотрения дел, затягивания изготовления протоколов судебного заседания и ознакомления сторон с этими протоколами. Пленум отметил, что во многих случаях подобные факты происходят по объективным причинам (неудовлетворительное материально — техническое обеспечение многих судов, отсутствие необходимого количества заседателей, частые отказы адвокатов от участия в процессах в порядке ст. 49 УПК РСФСР и т.д.). В этом Постановлении, правда, не отмечены и такие общеизвестные причины, как большая перегруженность судей, некомплект судейских кадров, случаи умышленного затягивания адвокатами рассмотрения дел.

Но вместе с тем Пленум назвал и причины волокиты при рассмотрении дел, имеющие чисто субъективный характер. Это неглубокое изучение материалов дел, плохая организация судебного процесса, недостаточно ответственное отношение к исполнению своих должностных и служебных обязанностей со стороны отдельных судей и работников аппарата. «Все это вызывает неоправданные дополнительные материальные затраты и обоснованные жалобы участников процесса», — подчеркнуто в названном Постановлении.

Однако эти материальные затраты никак не компенсировались пострадавшим от волокиты участникам процесса именно из-за широкого толкования понятия «осуществление правосудия».

Еще одно Постановление Пленума Верховного Суда РФ было принято 25 июня 1996 г. — «О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации». И снова отмечались многочисленные факты грубой или систематической волокиты, существенно ущемляющей права и законные интересы граждан (так, в 1995 году около 20% уголовных и 15% гражданских дел были рассмотрены судами с нарушением процессуальных сроков). Причиной были в основном те же объективные и субъективные факторы.

И в последующие годы, как это видно из судебной статистики, допускались нарушения процессуальных сроков.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. подчеркивалось, что преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее волокиту при рассмотрении уголовных или гражданских дел и существенно ущемляющее права и законные интересы граждан, следует рассматривать с учетом конкретных обстоятельств как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти (подп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). И надо сказать, что это положение не декларативное. По свидетельству Председателя Верховного Суда РФ В. Лебедева, только в 1999 году квалификационные коллегии за совершение судьями поступков, позорящих честь и достоинство судьи или умаляющих авторитет судебной власти, отрешили от должности 90 человек (Российская юстиция. 2000. N 3).

Но ведь гражданам, чьи права и законные интересы были ущемлены, причинен материальный, а иногда и моральный вред, от такой статистики легче не становится. Этот вред им не возмещался, поскольку за волокиту при рассмотрении дела судьями обвинительные приговоры не выносят.

Конституционный Суд РФ, обсуждая этот вопрос, совершенно правильно отметил, что отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. Применяя норму права в конкретном деле, судья дает ей собственное толкование, применяет решение в пределах предоставленной ему законом весьма значительной свободы усмотрения (так называемой «судейской дискреции», т.е. судейского усмотрения). От этого в значительной степени зависит результат осуществления правосудия. Но судейское усмотрение относится только к разрешению дела по существу; оно означает право судьи делать выбор из нескольких альтернатив, каждая из которых законна. Когда же судья просто затягивает рассмотрение дела, когда он разрешает только процессуальные вопросы, возникающие в течение судопроизводства, это не может называться судейским усмотрением.

Таким образом, вполне обоснованно сужая понятие «осуществление правосудия», Конституционный Суд РФ делает из этого логичный вывод. Уголовно не наказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в судопроизводстве (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение заинтересованным лицам процессуальных документов, неправомерная задержка исполнения и т.п.), причинившие вред конкретным лицам, должны рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство. И это предполагает необходимость компенсации пострадавшим лицам независимо от того, установлена ли уголовная вина судьи или нет.

Читайте так же:  Повторное психиатрическое освидетельствование

Поэтому, может быть, следовало бы дополнить ст. 1070 ГК пунктом, в котором предусмотреть и ответственность адвокатских организаций за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате их недобросовестной деятельности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/11403-grazhdansko-pravovaya-otvetstvennost-vred-prichinennyj-dejstviyami-sudi

Привлечение судей к ответственности

Значение и роль судов в регулировании общественных отношений трудно переоценить. Судебные органы стоят на страже законных интересов граждан и призваны гарантировать торжество справедливости. Для того чтобы судьи могли принимать объективные и беспристрастные решения, чтобы никто никаким образом не мог повлиять на принимаемые ими решения Конституция РФ устанавливает судьям гарантии независимости и неприкосновенности. Все это необходимо для эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Но как быть гражданину в том случае, если судья оказывается заинтересованным в исходе дела? Если судья вместо того, чтобы защитить его права, наоборот, сам их нарушает? Если судья руководствуется не законом, а своими личными интересами или действует исходя из корыстных соображений? Ведь согласно Кодексу судейской этики в своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда; судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. Кодекс судейской этики: утвержден VI Всероссийским съездом судей от 2 декабря 2004 г. / Российская юстиция. 2005. — N 1-2. Если судья не справляется со своими обязанностями, если он нарушает права человека и своими действиями причиняет вред законным интересам граждан, не утверждает справедливость, то такого судью необходимо привлечь к ответственности.

Но, как мы знаем, согласно Уголовному закону «Судья неприкосновенен. Неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений)».

Что касается привлечения судьи к материальной ответственности, то согласно ст. 22 Закона о статусе судей законодательство РФ о труде распространяется на судей в части, не урегулированной Законом о статусе судей. Эта норма позволяет распространять действие Трудового кодекса РФ на отношения, связанные с привлечением судей к материальной ответственности, т.к. сам Закон о статусе судей никаких специальных положений на этот счет не содержит. Итак, в отношении судей подлежит применению гл. 39 Трудового кодекса РФ. Статья 248 Трудового кодекса РФ устанавливает общий порядок привлечения работника к материальной ответственности за вред, причиненный имуществу работодателя. Согласно названной норме взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя.

Таким образом, в настоящее время уголовно не наказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в судопроизводстве (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение заинтересованным лицам процессуальных документов, неправомерная задержка исполнения и т.п.), причинившие вред конкретным лицам, должны рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе. Практическое пособие. — М.: Юрайт, 2000. 501 с.; это предполагает необходимость компенсации пострадавшим лицам независимо от того, установлена ли уголовная вина судьи или нет. Но Государственная Дума РФ не урегулировала порядок возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия. В итоге суды по-прежнему отказывают в удовлетворении исков о взыскании морального или материального вреда, ссылаясь на то, что порядок такого взыскания не установлен, за исключением случаев, когда вина судьи установлена приговором.

Но в декабре 2008 года на VII Всероссийском съезде судей Президент Дмитрий Медведев предложил съезду судей обсудить идею создания единого дисциплинарного органа, который мог бы рассматривать конфликты, связанные с привлечением судей к дисциплинарной ответственности. Речь шла о создании специального суда, в котором можно будет оспорить решения квалификационных коллегий

Прошло время, и вот Конституционный закон «О дисциплинарном судебном присутствии» предусматривает совершенствование механизма обжалования и пересмотра решений о прекращении полномочий судей за дисциплинарные проступки. Новый судебный орган, получивший в среде юристов название «дисциплинарный трибунал для судей», будет наделен следующими полномочиями:

рассмотрение жалоб судей, чьи судейские полномочия были досрочно прекращены за совершение дисциплинарных проступков; рассмотрение обращения Председателя Верховного Суда и Председателя Высшего Арбитражного Суда, если ранее Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации и квалификационными коллегиями судей субъектов Российской Федерации было отказано в удовлетворении представлений о прекращении полномочий судей. По каждой жалобе или обращению члены дисциплинарного судебного присутствия принимают мотивированное решение.

Федеральным законом устанавливается, что решение дисциплинарного судебного присутствия считается принятым, если за него проголосовали не менее трех членов дисциплинарного судебного присутствия, принимавших участие в его заседании.

Но отношение к нововведению в нашей судебной системе в обществе весьма неоднозначное и далеко не единственно положительное. Конституционный суд категорически отказался участвовать в дисциплинарном суде. А Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, в свою очередь, сказал, что готов поддержать идею создания такого органа, если в его юрисдикцию войдет рассмотрение вопросов, связанных с судьями всех трех судов, в том числе и Конституционного.

Развитие судебной системы предполагает усиление её единства, независимости судебной власти в лице судей, предполагает организацию качественного правосудия с постоянным совершенствованием исполнительного аппарата в судах. И разрешение вопросов ответственности судей перед обществом и государством является необходимым и первостепенным на пути повышения статуса российского судьи.

Источник: http://studbooks.net/966975/pravo/privlechenie_sudey_otvetstvennosti

К вопросу о гражданско-правовой ответственности судей в Российской Федерации

Общеизвестно, что от законного, обоснованного, мотивированного решения суда зависит как минимум отношение к правосудию в государстве и развитие гражданского общества в целом, а как максимум — судьба и жизнь гражданина. К сожалению, на практике нередки случаи проявления различного рода судебных ошибок. В связи с этим имеет смысл затронуть проблему такой разновидности ответственности суда, как гражданско-правовая, и получить ответы на ряд вопросов, и в частности — имеет ли гражданин право на судебную защиту от незаконных действий суда, в том числе путем возмещения причиненного вреда, и каковы механизмы реализации данного института.

Читайте так же:  Присудили выплатить моральный вред

В русском дореволюционном правоведении вопрос о гражданско-правовой ответственности «чинов судебного ведомства» обсуждался неоднократно. Многие юристы выступали за установление надежных гарантий защиты интересов пострадавших посредством введения исков к судьям, поскольку принцип государственного возмещения ущерба, нанесенного жертвам необоснованного уголовного преследования, не получил в России специального законодательного признания. Ответственность должностных лиц, в том числе судей, по искам граждан, потерпевших от их служебных действий, была введена еще Петром I, который позволил последним «в партикулярных обидах бить челом» на должностных лиц и «искать с них судом, где надлежит» . Таким образом, судьи, умышленно или неосмотрительно постановившие приговор о наказании невиновного, были обязаны возвратить его из ссылки за свой счет, заплатить ему за уголовное наказание от 100 до 600 рублей, а за исправительное от 10 до 60 рублей, возместить ему убытки, обеспечить в необходимом случае содержание ему и семейству . Однако после смерти Петра этот порядок был отменен.

См.: Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: Генезис, сущность, тенденции развития: Дис. . докт. юрид. наук. М., 1995.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. 1896. С. 565.

См.: Российская газета. N 170. 29.07.1992.
См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 1.
Бойцова Л.В. Журнал российского права. N 9 (сентябрь). 2001.

Гражданский кодекс РФ (далее — ГК) в ст. 1070 устанавливает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Причем ГК особо подчеркивает необходимость возмещения такого вреда в полном объеме (п. 1 ст. 1070 ГК), включая и необходимость возмещения морального вреда (ст. 1100 ГК).

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 5. Ст. 410.

По общему правилу, гражданско-правовая ответственность наступает при наличии следующих условий: наличие вреда, вины, противоправности, причинно-следственной связи. Но при этом можно выделить ряд особенностей гражданско-правовой ответственности суда:

  • гражданско-правовая ответственность возникает вне зависимости от вины;
  • «причинитель вреда» и субъект ответственности не совпадают, так как согласно ст. 1071 ГК от имени казны выступают финансовые органы (а именно Министерство финансов РФ), которые и являются ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного судом, причем, поскольку Министерство финансов в судах представляет казну России, в решениях судам следует указывать, что сумма возмещения взыскивается за счет казны, а не за счет имущества и денежных средств, переданных Министерству финансов РФ как федеральному органу исполнительной власти в оперативное управление;
  • в соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, причем под «осуществлением правосудия», по мнению Конституционного Суда РФ, следует понимать не все судопроизводство, а лишь ту его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению дела по существу.

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 20. Ст. 2143.

Или другой вопрос: подлежит ли перечень, закрепленный в п. 1 ст. 1070 ГК, расширительному толкованию? Например, возможно ли возместить моральный вред, причиненный незаконным задержанием? Исходя из смысла данной статьи, перечень случаев, при наступлении которых возникает ответственность суда, исчерпывающий. Это послужило основанием для обращения в Конституционный Суд РФ , который пришел к выводу, что в целях реализации конституционных норм граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого, тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения, а значит, вред подлежит возмещению в полном объеме.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О.

Или, например, только ли при установлении вины судьи приговором суда следует возмещать вред? Отвечая на данный вопрос, Конституционный Суд РФ указал , что в случаях противоправного поведения судьи, выразившегося в принятии им незаконного судебного акта по вопросам, не определяющим материально-правовое положение сторон, либо не выраженного в судебном акте, его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением, а значит, вред должен быть возмещен.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 43-О.

В то же время Конституционный Суд РФ в одном из своих решений, признав ст. 1070 ГК конституционной, определил границы действия ее положений : данная норма применима и в случае привлечения судьи к уголовной ответственности по ст. 305 («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта») или по ст. 293 («Халатность») Уголовного кодекса РФ , что, в свою очередь, должно служить дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П.
См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954.

В Нидерландах возможно привлечение к гражданской ответственности только за отказ в доступе к правосудию. С тем чтобы избежать слишком детального воздействия на прецедентное право, судьи при разрешении исков сознательно руководствуются неконкретными критериями: оспариваемое решение по своему содержанию и способу вынесения должно быть столь явно неправомерным, что может рассматриваться как произвол, небрежность или правонарушение, заключающееся в использовании своих законных прав незаконным путем.

В Италии действует Закон 1988 г. «Об ответственности магистратов», однако ответственность ограничена жесткими условиями.

В Новой Зеландии запрещено предъявление иска к судье, за исключением случаев, когда он превысил юрисдикцию или действовал в отсутствие юрисдикции. Несмотря на наличие средств правовой защиты, они никогда не использовались в новозеландских судах в целях возмещения ущерба за незаконный арест.

Условием поддержания в обществе баланса частных и публичных интересов выступает прежде всего строгое и неуклонное соблюдение конституционных норм. Пока режим ответственности государства за акты представителей власти, в том числе и судебной, устанавливается лишь нормами Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) и ограничен жесткими условиями, интересы граждан не будут защищаться в достаточной мере эффективно. В связи с вышеизложенным необходимо согласиться с предложением Л.В. Бойцовой о скорейшем законодательном закреплении данного института, например, в форме Федерального закона «Об ответственности за ущерб, причиненный гражданам неправомерными действиями (решениями) государственных органов и должностных лиц при исполнении служебных обязанностей в сфере правовой ответственности государства и судей» и определить тем самым пределы и условия гражданско-правовой ответственности государства и представителей судебной власти. Ну а пока для максимальной защиты сторон от неправомерных действий (бездействия) суда необходимо дополнить перечень наступления ответственности п. 1 ст. 1070 ГК словами «и иного, сходного по фактическому содержанию, действия», а также последнее предложение п. 2 ст. 1070 ГК дополнить словами «и иным судебным решением».

Читайте так же:  Как выгнать ящерицу из дома

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/17556-voprosu-grazhdansko-pravovoj-otvetstvennosti-sudej-rossijskoj-federacii

Ответственность судей

«Обнаружить и обеспечить баланс между независимостью судьи и его личной ответственностью за результаты своей деятельности очень непросто» Для того чтобы гарантировать только обоснованное применение мер воздействия за совершенные проступки, нужна четкая регламентация оснований ответственности. Учитывая недостаточную исследованность вопроса привлечения судей в Российской Федерации к ответственности, проблема ее более рациональной правовой регламентации стоит достаточно остро.

Ответственность судей представляет собой юридическую ответственность. В течение более чем 40 лет отечественная наука не достигла единства в вопросе о том, существует ли позитивная юридическая ответственность. Сторонники существования позитивной ответственности, утверждая, что в статутной (единой) ответственности «нормативно закреплен как позитивный, так и негативный аспект реализации юридической ответственности», обосновывают это тем, что в правовых нормах закреплены и «составы правомерного (ответственного) поведения и составы правонарушений (безответственного поведения)», а отсутствие в законодательстве прямых формулировок составов правомерного поведения объясняют тем, что «таковы правила законодательной техники, а данные составы необходимо выводить логическим путем».

Представляются сомнительными возможность, правомерность и обоснованность подразделения юридической ответственности на позитивную и негативную. О.Э. Лейст, отрицая позитивную юридическую ответственность, указывает, что «правоведение, как и все общественные науки, не может просто в «готовом виде» использовать философские понятия и категории без учета специфики предмета своей науки».

Не углубляясь в анализ точек зрения о позитивной и негативной юридической ответственности, подчеркнем, что в данном случае речь идет о негативной ответственности. «Негативная юридическая ответственность, в отличие от других видов ответственности, всегда связана с государственным принуждением, с практическим применением к правонарушителю установленных законом санкций».

Существование негативной юридической ответственности, или юридической ответственности за правонарушение, признается всеми учеными. В то же время «не выведено общепризнанного понятия юридической ответственности».

Юридическая ответственность как вид социальной ответственности «состоит из подсистем, в роли которых выступают отдельные виды юридической ответственности».

Принимая во внимание остроту вопроса и некоторую бессистемность в вопросах ответственности судей, мы предлагаем рассмотреть вопросы регламентации дисциплинарной ответственности судей (или того, что на данный момент называется дисциплинарной ответственностью).

Как уже указывалось, дисциплинарная ответственность является видом (подвидом) юридической ответственности. «Для возникновения и осуществления на практике юридической ответственности требуются определенные, предусмотренные законом основания и условия. Согласно российскому законодательству, основанием юридической ответственности является совершение правонарушения». Но где и как в действующем российском законодательстве нормативно закреплены составы правонарушений, совершение которых будет необходимым и достаточным для привлечения судьи к ответственности? Возможна ли такая нормативная регламентация в виде сконструированных составов правонарушений? Конечно, было бы благом, если бы дисциплинарная ответственность судей была «урегулирована полно и детально». Однако в отличие от составов преступлений (уголовно наказуемых деяний, закрепленных в УК РФ) и составов административных правонарушений (закрепленных в КоАП РФ), за совершение которых судьи, как и все граждане, несут ответственность, но только с соблюдением особого порядка привлечения к ответственности, дисциплинарные проступки (правонарушения) такого нормативного закрепления не имеют.

Отсутствие более подробного закрепления в нормах права «состава правонарушения» как основания обсуждаемого вида ответственности судей влечет не только несправедливое, неравное применение мер к отдельным судьям, но и снижает уровень независимости их и тем самым снижает уровень судебной защиты конституционных прав граждан. Можно вновь и вновь повторить: «всякое несовпадение в нормативном регулировании ослабляет судебную защиту нарушенного права».

Очевидно, что при таком недостаточном нормативном регулировании судья недостаточно защищен от произвольных действий. Изменения в законодательстве крайне необходимы.

В то же время законодатель не в состоянии в полном объеме охватить нормативной правовой регламентацией все общественные отношения, и особенно в сфере ответственности судей. Восполнение пробелов нормативного регулирования производится судебной практикой. При этом, конечно же, «судебное правотворчество возможно только в границах этой зоны» — зоны формальной законности, статутной нормы. В определенной степени можно следовать этому постулату и при решении вопросов ответственности судей. В то же время мы вынуждены признать: в вопросах ответственности судей существуют столь значительные особенности, которые не позволяют в полной мере следовать указанному принципу. Это обусловлено необходимостью предусматривать ответственность судей не только нарушениями в «зоне формальной законности», но и нарушениями норм, закрепленных не в законодательных актах, морально-нравственных норм.

При нормативном регламентировании ответственности судей необходимо четко определить, является ли досрочное прекращение полномочий судьи за совершение проступка дисциплинарной ответственностью.

В ч. 1 ст. 192 «Дисциплинарные взыскания» ТК РФ предусмотрены следующие виды взысканий: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. В ч. 2 указанной статьи сказано: «Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине (часть пятая статьи 189 настоящего Кодекса) для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания». Даже поверхностный анализ приведенного законоположения выявляет его несовершенство. Так, согласно ст. 194 ТК РФ возможно снятие дисциплинарного взыскания. Но, естественно, невозможно «снятие» такого вида взыскания, как увольнение. Не затрагивая всех проблем дисциплинарной ответственности, урегулированных ТК РФ, в рамках настоящей статьи предполагается сказать об ответственности судей. Ответственность судей предусмотрена иными, специальными законами; федеральное законодательство не требует, чтобы последние полностью соответствовали положениям ТК РФ (в литературе, надо сказать, высказываются об этом различные точки зрения). Досрочное прекращение полномочий судьи за совершение проступка — «не вид дисциплинарной ответственности»? Положительный ответ на такой вопрос дается в работах М.И. Клеандрова, в статье А.А. Кондрашева, которые называют такую ответственность конституционно-правовой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studbooks.net/1048372/pravo/otvetstvennost_sudey

Гражданско правовая ответственность судей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here