Функции судебной экспертизы

Информационная поддержка по вопросу: "Функции судебной экспертизы" описанное с профессиональной точки зрения. Мы постарались полностью осветить тематику. Если возникли дополнительные вопросы, то обращайтесь к дежурному специалисту.

К вопросу о функциях судебного эксперта

Под уголовно-процессуальными функциями принято понимать непосредственно связанные с предназначением уголовного судопроизводства и ориентированные на разрешение его задач направ­ления деятельности участников процесса, содержание которых определяется специальными полномо­чиями, правами и обязанностями (процессуальным статусом) их субъектов1.

Считается, что назначение функционально-структурного анализа уголовного судопроизводства состоит в том, чтобы иметь цельное представление о тех основных направлениях, которые характери­зуют его содержание2. Анализируя деятельность эксперта и специалиста, П.С.Элькинд пришла к вы­воду о том, что её следует обозначить как вспомогательную функцию3.

Принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации позволяет вернуть­ся к рассмотрению дискуссионных вопросов судебной экспертизы и, в частности, функции судебного эксперта, обсудить её границы, опираясь на положения нового процессуального законодательства.

Несмотря на то, что процессуальная сущность судебной экспертизы была предметом всесторон­него исследования многих видных ученых в позапрошлом и прошлом веках, не ослабевает внимание к различным проблемам судебной экспертизы и в наши дни, тем более что по некоторым вопросам судебной экспертизы ученые до сих не могут прийти к единому мнению. Это, безусловно, отрица­тельно сказывается на результатах практической деятельности правоохранительных органов.

Свыше тридцати лет тому назад М.В.Галкин высказал мысль, согласно которой экспертиза в процессе доказывания играет «. троякую роль, будучи способом собирания, исследования и оценки доказательств»4.

Известно, что собирание доказательств — стадия процесса доказывания, содержанием которой являются:

  1. обнаружение доказательств — их отыскание, выявление, обращение внимания на те или иные фактические данные, имеющие доказательственное значение. Предполагает предварительную оценку выявленных фактических данных как доказательств;
  2. фиксация доказательств — закрепление, запечатление доказательств в установленном поряд­ке. Придаёт фактическим данным доказательственную силу, фиксируя их содержание, их признаки, как вещественных доказательств. В известной степени служит средством сохранения доказательств для последующего их исследования, оценки и использования в доказывании;
  3. изъятие доказательств для обеспечения возможности их использования для доказывания, при­общения к делу, служит также средством их сохранения для следствия и суда;
  4. сохранение доказательств, т. е. принятие мер по сохранности самих доказательств или их свойств, а также источников доказательств5.

Исходя из изложенного, некоторые исследователи пришли к выводу о том, что выражение «эк­спертиза является способом собирания доказательств» равнозначно наделению эксперта такими пра­вами.

М.Б.Вандер, например, считал, что поскольку микрообъекты, «. как показывает практика, часто обнаруживаются при производстве экспертиз, следует признать неправильными теоретические кон­цепции, согласно которым эксперты не имеют права сами обнаруживать какие-либо объекты»6. «Ви­димо закон нуждается в изменении, предусматривающем возможность обнаружения экспертом но­вых доказательств», — считает А.Н.Копьева7.

Следует подчеркнуть, что некоторые авторы считали, что право эксперта на обнаружение новых объектов, не известных следователю, назначившему экспертизу, вытекает из содержания ст. 191 УПК РСФСР, предусматривающей право на инициативу. В частности, И.К.Шахриманьян и Л.А.Каховская такие выводы обосновывают примерами из практики борьбы с преступностью. Рассмотрим один из таких примеров.

Следователь предоставил на исследование палку со следами, похожими на кровь, для установле­ния наличия последней и определения её видовой и групповой принадлежности. Заключение экспер­та могло сыграть решающую роль в разоблачении преступника, так как указанная палка обнаружена на месте нанесения телесных повреждений. При положительном заключении эксперта вопрос об ору­дии преступления был бы практически решен. Однако установить групповую принадлежность крови из-за её малого количества не представилось возможным.

При осмотре палки, присланной на исследование, кроме крови, эксперту удалось обнаружить три волоса. По поводу этих волос следователь не ставил каких-либо вопросов, в связи с тем, что не знал об их наличии. Однако указанные волосы были подвергнуты исследованию как дополнительные идентифицирующие объекты. По целому ряду признаков было установлено сходство волос потерпев­шего с волосами, обнаруженными на палке. Так, собирание экспертом объектов исследования опре­делило возможность установления орудия преступления8.

Рассматривая вопрос о статусе судебного эксперта, Р.С.Белкин писал, что речь идет о праве эк­сперта в некоторых случаях на собирание доказательств. «Выполняя задание следователя, эксперт производит осмотр предоставленных предметов и при обнаружении микрообъектов фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изы­мает) доказательства, на что по букве закона у него нет права.

На подобные действия эксперта, явно выходящие за пределы его компетенции, следователь и суд смотрят сквозь пальцы, игнорируя явное нарушение закона. До последнего времени и в процессу­альной теории этот вопрос не обращал на себя внимания. Лишь в конце 80-х годов к решению этой проблемы обратился проф. Л.В.Виницкий»9. И далее: «Предложенное Л.В.Виницким решение дей­ствительно соответствует действующему законодательству и исключает его нарушение. Правда, на­сколько нам известно, рекомендации Л.В.Виницкого не получили реализации в следственной практи­ке, которая по-прежнему идет по пути поручения экспертам решения задачи обнаружения микрообъ- ектов»9.

И тем не менее Р.С.Белкин приходит к выводу о том, что «законом эксперту должно предостав­ляться право собирать доказательства в некоторых, специально оговоренных случаях, например, при исследовании предметов — возможных носителей микрообъектов — и при производстве некоторых видов экспертиз, в частности, судебно-медицинского исследования трупа и живых лиц»9. К аналогич­ному выводу пришла и Е.Р. Россинская10.

Примечательна в этом плане и позиция А.Р.Белкина. Он пишет: «Деятельность судебного эк­сперта в процессе доказывания закон ограничивает лишь дачей экспертного заключения. По смыслу закона эксперт не является субъектом доказывания, и в литературе никто его таковым не считает. Между тем экспертная практика давно уже фактически ставит вопрос о признании эксперта — наря­ду с другими участниками процесса доказывания — его субъектом. .

Но практика свидетельствует и о том, что иногда эксперт вынужден собирать доказательства, это имеет место, как правило, при работе с микрообъектами, когда экспертное задание включает во­прос о наличии или отсутствии на предоставленных эксперту объектах микродоказательств. В этих случаях эксперт вынужден сначала предпринять меры по их обнаружению, фиксации и изъятию, а уж потом приступить к их исследованию, т.е. сделать то, что должен был сделать следователь с участи­ем, при необходимости, специалиста. Можно, разумеется, возвращать без исполнения подобные по­ручения эксперту, но при существующих нагрузках следователей, отсутствии у них требуемых техни­ческих средств поиска микрообъектов и т.п. эксперты, исходя из интересов дела, предпочитают вы­полнить подобное задание, не задумываясь над тем, что оно выходит за пределы их компетенции»11.

Читайте так же:  Отказ прокуратуры в рассмотрении жалобы

Не соглашаясь с приведенной аргументацией, подчеркнем, что мысль о наличии необходимой связи между предметом — вещественным доказательством и протоколом осмотра очень четко в свое время изложил А.А.Эйсман. Он писал: «Эта связь настолько существенна, что отсутствие или утрата её равносильны утрате самого вещественного доказательства (при отсутствии протокола) либо значи­тельному обесценению сведений, содержащихся в протоколе (при утрате вещественного доказатель­ства). Иначе говоря, полноценными эти два доказательства являются лишь тогда, когда они выступа­ют вместе, образуя в некотором условном смысле одно «комплексное» доказательство, состоящее из двух взаимно дополняющих частей»12.

Заслуживает внимания, на наш взгляд, и позиция адвоката Московской Адвокатской палаты Н.М.Кипниса. Он отмечает: «Наверное, многие обращали внимание на то, что в ходе осмотров, обыс­ков, выемок и многих других следственных действий изымаются предметы, которые затем направля­ются на экспертизу, и лишь потом по результатам экспертизы их или приобщают к делу в качестве вещественных доказательств, или не приобщают. Мне думается, что если на экспертизу направлен объект, в отношении которого предварительно не было вынесено постановление о признании веще­ственным доказательством (ст. 81 ч. 2 УПК), то мы имеем дело с недопустимым заключением экспер­тизы. Соответственно, этот объект будет недопустимым доказательством. Он допустим по моменту изъятия, но для исследования недопустим (если речь идет о количестве наркотиков или патронов, ко­торые были полностью использованы в ходе экспертного исследования, то повторную экспертизу не­возможно будет провести). Я думаю, что это принципиальный вопрос . Это тоже развитие доктри­ны «плодов отравленного дерева»; последовательную цепочку доказательств образует использование только тех предметов, процессуальный статус которых непорочен»13.

Позиция авторов, стремящихся отождествить эксперта с субъектами, наделенными правом соби­рания доказательств, нам представляется недостаточно аргументированной, так как она находится в противоречии с устоявшимися положениями теории судебных доказательств. Общепризнано, что в связи с необходимостью обеспечения объективного разрешения возникающих вопросов, совершенно справедливо исключено совмещение функций следователя и эксперта в одном лице. В тех случаях, когда объект экспертизы отыскивается и исследуется самим экспертом, возникает вопрос об относи­мости и допустимости такого доказательства.

Если же на предложения авторов, стремящихся расширить функции судебного эксперта, посмот­реть с позиций Уголовно-процессуального кодекса России, то они также не выдерживают критики. Согласно новому процессуальному закону все участники уголовного судопроизводства подразделены на четыре группы: суд, участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, участники уголовного судопроизводства со стороны защиты и, наконец, иные участники уголовного судопроиз­водства. В последнюю группу процессуальный закон включил и эксперта. Участники уголовного су­допроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты наделены определенными правами соби­рать доказательства (ст. 86 УПК РФ). Следует сознавать, что наделение эксперта правом собирать до­казательства должно неминуемо отразиться на его статусе. Он должен быть, в таком случае, переве­ден в группу участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения или со стороны защи­ты. В этом случае не будет основания говорить, что он лично, прямо или косвенно, не заинтересован в исходе конкретного уголовного дела (см. ст. 61 ч. 2 УПК РФ).

Кроме того, если ставить вопрос о расширении функций эксперта, то логично говорить и о наде­лении следователя правом производства экспертизы. Однако все понимают, что это неуместно. Пред­ставляется, что именно для объективизации расследования процессуальный закон ввел такую форму использования специальных знаний, как привлечение специалиста. Можно привлечь и эксперта для участия в следственном действии, направленном на обнаружение микрообъектов на предполагаемом их носителе, зафиксировать их в протоколе осмотра предмета или документа. Выявленные микрообъ­екты вместе с объектом-носителем и будут затем объектом экспертного исследования.

Список литературы

Источник: http://articlekz.com/article/5421

Функции общей теории судебной экспертизы

Остановимся теперь вкратце на функциях рассматриваемой теории.

И. А. Алиев вслед за В. Г. Афанасьевым [1] называет следующие функции общей теории судебной экспертизы: методологическую, информационную, объяснительную, синтезирующую, эвристическую, практическую и прогностическую [2] . Такой же точки зрения придерживается и Ю. Г. Корухов [3] . В целом с ними можно согласиться, хотя, на наш взгляд, следует говорить не о методологической, а о мировоззренческой функции, поскольку методологическую роль играют все функции теории. Вызывает, пожалуй, некоторые сомнения практическая функция. Представляется более точным здесь говорить не о функции, а о практической направленности теории.

Г. В. Прохоров-Лукин и М. Я. Сегай называют еще две функции общей теории судебной экспертизы: адаптационную и учебно-методическую. По их мнению, «адаптационная функция общей теории судебной экспертизы состоит в точной оценке применимости новых естественнонаучных и технических методов, которые могут быть использованы в судебной экспертизе, устанавливать общие принципы приспособления их к задачам экспертного познания и оценки получаемых этими методами результатов в соответствии с принципами судебно-экспертного познания.

Учебно-методическая функция общей теории судебной экспертизы должна быть направлена на обеспечение единого подхода в подготовке экспертных кадров, независимо от базовой специальности и конкретной экспертной специальности» [4] . Но как можно решать вопрос о применимости тех или иных методов исследования «вообще», в отрыве от условий, объектов и задач их применения, вне конкретных видов и родов судебных экспертиз? Как можно выработать единый подход к подготовке экспертных кадров, отвлекаясь от их специальности? Такой «единый подход» сведется лишь к сообщению действительно единых процессуальных правил производства экспертиз и общих рекомендаций о содержательной стороне стадий процесса экспертного исследования. Названные авторами и другие подобные вопросы представляют собой, по нашему мнению, не функции общей теории судебной экспертизы, а элементы содержания некоторых составных частей, например, учения о методах общей теории и процесса экспертного исследования.

Читайте так же:  Перечень лиц осуществляющих обработку персональных данных

Противоречивую и неясную позицию по рассматриваемому вопросу занял А. В. Дулов. Функцией общей теории судебной экспертизы, по его мнению, является обеспечение реализации функций практической деятельности и. криминалистики, создание условий для такой реализации [5] . Естественно напрашивается вопрос: что же такое общая теория судебной экспертизы — самостоятельная область знания (а именно так ее на предыдущей странице определил автор) или средство реализации криминалистических данных, своеобразный раздел криминалистики? Какой «базовой наукой» она является и для кого она служит базовой? Ответа на эти вопросы А. В. Дулов не дает, оставляя читателя в недоумении.

С. Ф. Бычкова к функциям общей теории судебной экспертизы относит синтезирующую, объяснительную и прогностическую, совершенно справедливо замечая, что информационная и практическая функции не являются функциями общей теории судебной экспертизы, поскольку информационная представляет собой сочетание черт объяснительной и синтезирующей функций, а «упоминание практической функции применительно к прикладной науке представляется некорректным» [6] .

Остановимся на рассмотрении этих трех функций, две из которых — объяснительную и прогностическую — В. А. Штофф называет важнейшими функциями всякой теории [7] .

Как известно, объяснением называют процесс рассуждения или умозаключения, когда из посылок, содержащих определенную информацию, обосновывается факт, гипотеза или закономерность теории. Однако по своему методологическому значению и гносеологической роли объяснение отнюдь не сводится только к умозаключению, под которым в логике понимают некую логическую операцию, когда из одного или нескольких связанных между собой суждений выводится иное, содержащее новое знание [8] . Оно шире, объемнее его. «Объяснение — это сложный и длительный исследовательский процесс, — пишет И. Д. Андреев, — знаменующий собой важнейшую задачу научного познания и осуществляющийся с целью всестороннего раскрытия сущности объясняемого явления или определенной совокупности явлений. Объяснение осуществляется с помощью целого ряда приемов, помогающих раскрыть важнейшие свойства, связи и отношения объясняемого объекта. Объяснение всегда осуществляется в форме вывода или системы логических выводов. » [9]

С учетом характера и содержания информации посылок и способа рассуждения выделяют следующие типы научного объяснения.

Гипотетическое, в ходе которого для объяснения прибегают к гипотезе. Учитывая гипотетико-дедуктивный характер построения общей теории судебной экспертизы, следует признать приемлемым использование в ней этой формы объяснения. Оно используется на такой стадии развития теории, когда увеличивающийся, нарастающий эмпирический материал требует хотя бы некоторого предварительного осмысления объяснения. Выдвигаемые на этой основе гипотезы призваны помочь в поисках научных законов и теорий. Именно так и происходило на стадии формирования теории (общей и частных) судебной экспертизы.

Номологическое объяснение использует для объяснения фактов или эмпирических обобщений хотя бы один научный закон. Представляется, что и эта форма (тип) объяснения может найти применение в общей теории судебной экспертизы. Для этого достаточно вспомнить, что первоосновой всей судебноэкспертной деятельности является общая теория отражения как научный закон возникновения информации о событии преступления в объектах материального мира.

Теоретическое — в качестве способа объяснения использует теорию в целом или ее концептуальное ядро. Этот тип объяснения особенно ценен в общей теории судебной экспертизы, поскольку позволяет объяснить как отдельные факты, их суммы, так и закономерности. Теоретическое объяснение признается наиболее глубоким и, следовательно, более плодотворным для объяснения частных теорий судебных экспертиз, позволяя устанавливать закономерности объектов некоторого статистического множества. Применение теории вариационной статистики для характеристики свойств таких статистических множеств из области различных родов экспертиз нашло отражение в работах ведущих отечественных криминалистов: Г. Л. Грановского, 3. И. Кирсанова, В. Ф. Орловой, Л. Г. Эд- жубова и др.

Раскрывая закономерности развития объектов, охватываемых теорией, объяснительная функция позволяет уяснить сущность этих объектов, их свойства, связи, отношения, закономерности их функционирования и развития, используя разнообразные приемы, такие, например, как аналогия, описание, сравнение, составление модели и т. п. Объяснительная функция присуща любой теории как на стадии ее формирования, так и в процессе ее дальнейшего развития, и «чем выше научный уровень теории, тем глубже и полнее раскрывает она сущность и содержание отраженной в ней области действительности, тем совершеннее и разностороннее ее объяснительная функция, тем выше эффективность этой функции» [10] .

Рассматривая значение прогнозирования для общей теории судебной экспертизы, Ю. Г. Корухов отмечает, что «в настоящее время имеются все основания говорить о подтверждении практикой таких сделанных в свое время прогнозов, как интегрирование знаний для разработки методов исследования, допустимость комплексного исследования объекта (явления), отпочкование новых видов экспертиз от уже имеющихся, развитие экспертной профилактики и др.» [12] . Кроме того, оно позволяет предвидеть создание новых и приведение в соответствие с общей теорией уже имеющихся частных теорий; совершенствование отдельных родов экспертиз и появление новых родов (видов); совершенствование процессуального законодательства в части, касающейся регламентации экспертизы; развитие различных направлений в организации судебных экспертиз; создание автоматизированных систем и рабочих мест; развитие судебных экспертиз в целом и по отдельным направлениям [13] .

В аспекте общей теории судебной экспертизы мы видим область приложения прогностической функции в следующем:

  • а) прогнозирование расширения и пополнения круга объектов экспертизы;
  • б) прогнозирование расширения арсенала частнонаучных и специальных экспертных методов;
  • в) прогнозирование интеграционных процессов в области методов экспертных исследований;
  • г) прогнозирование путей развития технического арсенала экспертов;
  • д) прогнозирование развития и совершенствования организационных и методических основ и форм комплексирования методов экспертизы.

Прогностическая функция общей теории судебной экспертизы является методологической и операционной основой теории экспертного прогнозирования.

Источник: http://studref.com/588817/pravo/funktsii_obschey_teorii_sudebnoy_ekspertizy

Судебная экспертиза

Судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом органом или лицом, имеющим право назначать судебную экспертизу, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, а также при проверке сообщения о преступлении.

Читайте так же:  Действие безотзывной доверенности прекращается вследствие

Мосгосэкспертиза поможет в решении Ваших задач и проблем путем предоставления следующих услуг:

— проведение судебной экспертизы в рамках арбитражного или гражданского процесса, по запросу органов дознания и следствия, а также исполнительной власти и местного самоуправления;

— составление заключения по запросу физического или юридического лица, включая адвокатов;

— подготовка рецензии на заключение других экспертов;

— получение консультации на предмет проведения экспертного исследования.

Работники Мосгосэкспертизы обладают специальными знаниями и многолетним опытом эффективной деятельности в области строительства, проектирования и обследования строительных конструкций зданий, позволяющими использовать их при производстве судебных экспертиз и экспертных исследований в указанной сфере.

Судебная строительно–техническая экспертиза (далее также ССТЭ) – это исследование строительных объектов и территории, функционально связанной с ними, в целях получения сведений о фактах, имеющих доказательственное значение при расследовании уголовных дел, административном расследовании, а также по делам, рассматриваемым арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

Основанием производства судебной экспертизы являются определение или постановление органа или лица, имеющего право назначать судебную экспертизу. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.

Объектами ССТЭ являются:

Видео (кликните для воспроизведения).

— здания, строения, сооружения, их комплексы различного функционального назначения, находящиеся на различных стадиях возведения, конструктивные элементы, узлы их сопряжения, инженерное оборудование и коммуникации (в том числе внешние) и пр.;

— продукция строительного производства (собственно строительства), продукция промышленности строительных материалов, строительные изделия, детали иного происхождения (например, изготовленные кустарным способом);

— участки местности, функционально связанные со строительными объектами; оборудование стройплощадок;

— техническая документация и документы, в которых содержатся сведения о событии, происшедшем в сфере строительного производства или эксплуатации строительных объектов и ставшем предметом расследования либо судебного разбирательства, в том числе проектная и исполнительная документация на возведенные (возводимые, либо подлежащие возведению) здания, строения и сооружения; технические паспорта и сертификаты на изделия и материалы, использованные (подлежащие использованию) в процессе возведения строительного объекта; технические паспорта строительных объектов, их помещений (квартир, офисов и пр.) территориальных бюро технической инвентаризации (БТИ), технические паспорта муниципальных унитарных предприятий технической инвентаризации и оценки недвижимости (МУПТИ и ОН); архитектурно-строительные макеты строительных комплексов и отдельных их элементов и пр.

Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей экспертной специальности, всесторонне и в полном объеме.

Лицам, назначившим судебную экспертизу, передается заключение эксперта — письменный документ, отражающий ход и результаты проведенных исследований. Результатами исследований являются выводы по вопросам, поставленным перед экспертом (экспертами).

Источник: http://exp.mos.ru/non-state-examination/legal-expertise-of-building-/forensic-examination.php

Функции судебных экспертиз

Опубликовано 16.03.2017 · Обновлено 16.03.2017

Функции судебных экспертиз в Казахстане постепенно будут переданы в функции министерства юстиции, сообщили в пресс-службе Центра судебной экспертизы Минюста РК.

«Предусмотрена консолидация судебно-экспертных функций в одном ведомстве — министерстве юстиции, путем передачи функций из министерства здравоохранения по производству судмедэкспертизы в 2014 году, судебно-наркологических — в 2015, судебно-психиатрических — в 2016 году», — говорится в сообщении.

Отмечается, что центром подготовлена концепция проекта закона для совершенствования судебно-экспертной деятельности, а также начата работа по разработке законопроекта, в рамках которого планируется закрепление ряда норм для достижения высокой эффективности судебно-экспертной системы.

«Прорабатывается вопрос о расширении видов проводимых судебных экспертиз, совершенствовании методологической базы и получении международного стандарта аккредитации по отдельным направлениям деятельности», — добавили в центре судебной экспертизы.

Всего, по данным ведомства, на сегодня в госреестре методик судебно-экспертных исследований насчитывается более 180 методик.

«В целях проведения оптимизации штатной численности Центра, проводится анализ территориальных подразделений по экспертной нагрузке по отдельным видам экспертиз. В 4 квартале планируется направить в Беларусь 30 экспертов по судебно-молекулярной генетической экспертизе, судебной экспертизе наркотиков, психотропных веществ и прекурсоров, а также судебно-строительной экспертизе», — заключили в ведомстве.

Источник: http://sud-expertiza.ru/funkcii-sudebnyh-ekspertiz/

Понятие судебной экспертизы.

«Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, и которые поставлены перед экспертом судом, судьёй, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем [или прокурором][1], в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу».

— Федеральный закон №-73 от 31 мая 2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»

Судебная экспертиза это процессуальное действие, проводимое в целях получения заключения сведущего лица по вопросам, связанным с установлением обстоятельств, составляющих предмет доказывания по уголовному делу. Приняв к производству экспертизу, эксперт должен произвести полное, всестороннее исследование на основе применения актуальных методик и научно-технических средств; подготовить обоснованное решение всех поставленных вопросов. Он самостоятелен и независим при проведении исследований, делает вывод по своему внутреннему убеждению и несет личную ответственность за данное заключение.

Эксперт сообщает о невозможности дать заключение, если представленные материалы недостаточны для решения поставленных вопросов, если последние не требуют специальных познаний, носят правовой характер или выходят за пределы его компетенции. После дачи заключения эксперт может быть вызван на допрос в следственный орган, назначивший экспертизу, для дачи разъяснений по проведенному исследованию, установленным фактам, использованной методике и т.д.

Случаи обязательного назначения экспертизы законом ограничены: 1) для установления причин смерти и характера телесных повреждений; 2) для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими; 3) для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего, если есть сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них точные показания; 4) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.

Читайте так же:  Отмена определения об утверждении мирового соглашения

Предмет судебной экспертизы.

Понятие «предмет судебной экспертизы» — одно из наиболее фундаментальных в науке о судебной экспертизе и в экспертной практике.

Содержание предмета судебной экспертизы можно рассматривать с двух позиций: научной и практической.

Предметом судебной экспертизы как научной отрасли знания являются закономерности формирования свойств объектов и их изменение в связи с расследуемым событием.

С практической точки зрения понятие предмета судебной экспертизы равнозначно цели исследования и включает «установление фактов (фактических данных), суждений о факте, имеющих значение для уголовного, гражданского, арбитражного дела либо дела об административных правонарушениях, путем исследования объектов экспертизы, являющихся материальными носителями информации о происшедшем событии».

Под фактическими данными или фактами (от лат. facto — делать, совершать) понимается как истина, событие, результат, так и знание, достоверность которого доказана. Применительно к судебной экспертизе под фактомпонимают смысл обоих значений, т.е. и само событие (результат), и знание о нем, которое достоверно доказывается экспертизой. Таким образом, к фактическим данным относят любое суждение эксперта о факте (событии) в форме его вывода, ибо оно порождает достоверное знание, которое также является фактом.

Предметом конкретной экспертизы является конкретная задача, которую эксперту необходимо решить в процессе исследования на основе соответствующего объема специальных знаний.

Источник: http://studfile.net/preview/3646309/

Функции общей теории судебной экспертизы и ее место в системе научного знания

Под функциями общей теории судебной экспертизы следует понимать общие типы решаемых ею научных задач. Основными функциями общей теории судебной экспертизы являются: методологическая, синтезирующая, объяснительная и прогностическая. Их содержание можно свести к следующему.

Методологическая функция проявляется в том, что эта теория не просто описывает внешнюю сторону экспертизы, а вскрывает ее сущность, выявляет закономерности формирования, функционирования и развития в виде организованной, упорядоченной системы знаний, расширяет знания посредством изменения понятийного содержания науки: одни понятия уточняются, развиваются, другие изменяются или отбрасываются, вводятся новые теоретические понятия и принципы. Например, формулирование понятия «предмет экспертизы» позволило разграничить предмет общей теории судебной экспертизы и предмет конкретной судебной экспертизы. Осмысление понятия «объект экспертизы» во всем его многообразии позволило значительно расширить знание об объекте экспертного исследования, углубив теоретическое обоснование систематизации объектов исследования, их свойств и признаков.

Синтезирующая функция определяется синтетическим характером научного знания. Теория призвана синтезировать весь накопленный эмпирический материал, обобщить и систематизировать его, опираясь на основные законы и принципы. Кроме того, синтезирующая функция объединяет, синтезирует все частные теории, входящие в общую теорию, вскрывая существующие и обнаруживая новые закономерные связи между элементами общей теории. Действие синтезирующей функции достаточно наглядно проявляется и в применении основных законов ее развития, а именно закона интеграции и дифференциации научного знания и закона связи и обусловленности науки и практики.

Объяснительная функция заключается в том, что теория призвана объяснить, в силу каких причин возникла и существует система судебной экспертизы, какие в ней происходят процессы и почему они протекают именно так, а не иначе. В этой функции реализуются все три подхода к объяснению: формальный, семантический и прагматический.


Благодаря прогностической функции общая теория судебной экспертизы предсказывает и объясняет те факты, которые будут открыты в будущем, позволяет предвидеть создание новых частных теорий, совершенствовать отдельные роды (виды) экспертиз; способствует появлению новых родов (видов) судебных экспертиз; дает мощный толчок в развитии судебных экспертиз в целом и по отдельным направлениям.

Общая теория судебной экспертизы, будучи наукой синтетической природы, возникла на основе закономерного процесса интеграции знаний различных наук. Ее междисциплинарный характер обусловлен тесной связью с естественными, техническими, юридическими и иными гуманитарными науками. Наиболее тесно общая теория судебной экспертизы связана с криминалистикой, поскольку, как уже отмечалось, именно из криминалистики в 90-е гг. XX в. она выделилась в отдельную область знания, как некогда сама криминалистика отделилась от уголовно-процессуальной науки.

Остановимся подробнее на проблемах взаимосвязи и разграничения криминалистики и общей теории судебной экспертизы, имеющих место в настоящее время и существенным образом влияющих на развитие двух этих наук.

Как известно, криминалистика — наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, о закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познаниях этих закономерностей средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений [1] . Объектами криминалистики является преступность, с одной стороны, предварительное расследование, судебное разбирательство и профилактика преступлений — с другой [2] . В свою очередь, общая теория судебной экспертизы была определена выше как система мировоззренческих и праксеологических принципов как самой теории, так и ее объекта — экспертной деятельности, частных теоретических построений в этой области научного знания, методов развития теории и осуществления экспертных исследований, процессов и отношений, т. е. как комплексное научное отражение судебно-экспертной деятельности.

Анализ этих определений показывает, что основанием разграничения двух родственных, но самостоятельных наук является различие их целей и функций. Предмет общей теории судебной экспертизы — закономерности судебно-экспертной деятельности как единого целого. Предметом же криминалистики, исходя из приведенного выше определения, служат в том числе закономерности деятельности по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств.

Сопоставление объектов и предметов вышеуказанных наук позволяет выявить сходство и различие субъектов и функций этих наук. Каждый вид деятельности имеет своего основного субъекта, соответственно следователя (дознавателя) и судебного эксперта, обладающих процессуальной самостоятельностью и кругом прав и обязанностей. Анализ функций криминалистики и общей теории судебной экспертизы показывает, что они отвечают методологическому обеспечению следственной и экспертной практики. Вместе с тем частично предметы двух этих наук перекрываются, поскольку очевидно, что исследование доказательств происходит в том числе в ходе производства судебных экспертиз.

Вспомним, что прообразом общей теории судебной экспертизы была теория криминалистической экспертизы, которая в настоящее время может рассматриваться как составная часть этой общей теории. Однако судебной экспертизе давно уже тесно в рамках криминалистической науки. В то же время общая теория судебной экспертизы представляет собой фундамент для формирования теоретических основ различных родов и видов экспертиз и основывается на единстве интегрированной природы всех родов и видов судебных экспертиз.

Читайте так же:  Комендантский час для несовершеннолетних время

В современной криминалистике нет места общетеоретическим проблемам судебной экспертизы, о чем писал еще Р. С. Белкин [3] . Более того, отрывочное изложение начал судебной экспертизы, которое сегодня имеет место в некоторых учебниках по криминалистике, во-первых, не раскрывает всех возможностей судебных экспертиз, во-вторых, тормозит развитие самой судебной экспертизы [4] .

В последние 40 лет неоднократно предпринимались попытки разделения криминалистической техники («науки для следователей») и криминалистической экспертизы («науки для экспертов»). Но, как представляется, выделение из криминалистики общей теории судебной экспертизы вовсе не означает подтверждение этой концепции, не ослабляет, а лишь усиливает тесное взаимодействие этих наук, поскольку функции собирания, исследования, оценки и использования доказательственной информации и получения новых доказательственных фактов с использованием специальных знаний взаимосвязаны и взаимообусловлены. Речь идет не о разделении криминалистической науки, а о выделении из нее новой науки, как ранее выделилась из криминалистики теория оперативно-розыскной деятельности в полном соответствии с процессами дифференциации научного знания.

Криминалистика обслуживает в основном уголовное судопроизводство, хотя некоторые ее рекомендации уже используются в гражданском процессе и производстве по делам об административных правонарушениях, особенно при осуществлении административных расследований. Однако основной задачей криминалистики была и остается борьба с преступностью.

В то же время судебная экспертиза, особенно после принятия Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», активно развивается во всех видах процесса. Сравнительный анализ статей УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ и КоАП РФ в части, касающейся судебных экспертиз, показывает, что основания и порядок назначения судебной экспертизы, права и ответственность эксперта, условия назначения повторных и дополнительных экспертиз во всех этих кодексах достаточно близки. Для судебных экспертиз, назначав мых в уголовном, гражданском, арбитражном процессе, производстве по административным правонарушениям, помимо общей процессуальной формы характерны и общая методология, решаемые задачи, объекты исследования.

Криминалистическая наука существенно влияет на развитие общей теории судебной экспертизы и судебно-экспертную деятельность в целом. Развитие науки и технологии оказывает влияние на преступную деятельность и порождает новые виды преступлений, что обусловливает появление новых криминалистических методик их раскрытия и расследования и, соответственно, требует создания новых экспертных методик, формирования новых видов и родов судебных экспертиз. Характерным примером этого процесса является формирование судебной компьютерно-технической экспертизы, необходимой для получения розыскной и доказательственной информации при расследовании преступлений в сфере компьютерной информации и других компьютерных преступлений.

В то же время имеет место и обратный процесс. Развитие общей теории судебной экспертизы и частных судебно-экспертных теорий и учений оказывает все большее влияние на базовую криминалистическую науку, т. е. судебная экспертиза расширяет потенциал криминалистической техники, тактики и методики. Однако возможность и целесообразность осуществления той или иной судебной экспертизы существенным образом зависит от того, как осуществлены обнаружение, фиксация и изъятие необходимой криминалистически значимой информации, и в первую очередь ее материальных носителей, при производстве следственных действий, какие вопросы могут быть поставлены на разрешение новых видов или родов судебных экспертиз.

Общая теория судебной экспертизы тесно связана с науками процессуального права, особенно с теми их разделами, которые посвящены теории доказательств и процессуальному порядку использования специальных знаний. Процессуальные науки определяют пределы и условия применения специальных знаний, пределы компетенции, права и обязанности судебных экспертов, а также компетенцию различных участников процесса при назначении и производстве судебных экспертиз, оценке и использовании результатов экспертного исследования. Положения процессуальных наук в известном смысле обозначают служебную роль общей теории судебной экспертизы как науки, призванной обеспечивать интересы правосудия, как науки прикладной, практической.

Общая теория судебной экспертизы связана и с науками уголовного и административного права, поскольку потребности в производстве судебных экспертиз находятся в прямой зависимости от юридических признаков составов преступлений и правонарушений. Аналогичная связь прослеживается между общей теорией судебной экспертизы и гражданским правом.

Тесная связь существует между общей теорией судебной экспертизы и общественными науками: философией, этикой, логикой, психологией. На основе философских категорий строится общая теория рассматриваемой науки, формируются представления о системе ее методов, определяются те закономерности, которые должны быть учтены в целях повышения эффективности судебно-экспертной деятельности. Положения этики — науки о морали, нравственности, о системе норм и правил поведения людей в их отношениях к обществу и друг к другу — выступают в качестве одного из руководящих начал, определяющих линию поведения судебного эксперта в процессе производства судебных экспертиз, участия в процессуальных действиях. В судебно-экспертных и научных исследованиях применяются приемы логического мышления: анализ и синтез, дедукция и индукция, абстракция, аналогия и т. п. Экспертное исследование представляет собой ряд стадий, выстроенных в логической последовательности, причем экспертные выводы должны быть логически обоснованы промежуточными результатами. В теории судебной экспертизы исследуются и классифицируются логические ошибки экспертного исследования. Типичной логической ошибкой является, например, отсутствие в исследовательской части обоснования вывода эксперта.

Общая теория судебной экспертизы тесно связана с психологией, данные которой активно используются при разработке психологических основ деятельности судебного эксперта, изучении особенностей формирования внутреннего убеждения эксперта и основных психологических характеристик процесса экспертного познания.

Для теории и практики судебной экспертизы естественные и технические науки (аналитическая химия, физическая химия, молекулярная биология, медицина, металловедение, электротехника и проч.), так же как и криминалистика, играют роль обосновывающего знания. Поэтому связи этих наук и общей теории судебной экспертизы выступают как взаимодействие, а не подчиненность. Знания из этих наук дают начало экспертным методикам и предметным экспертным наукам, таким как судебная медицина, судебная психиатрия, трасология и др.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studref.com/439491/pravo/funktsii_obschey_teorii_sudebnoy_ekspertizy_mesto_sisteme_nauchnogo_znaniya

Функции судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here